Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО
Посмотреть оригинал

Вещи родовые и определяемые по индивидуальному признаку

Родовая вещь (genus — род как «категория», «класс предметов»; в данном значении этот термин следует отличать от понятия «родовой коллектив», «род», «коллектив кровных родственников») — это класс, группа, разновидность каких-то вещей, которые обладают некими общими качествами и свойствами. Вещь, которая ценна для нас лишь родовыми качествами (genus), легко заменима, ибо ее ценность в обороте определяется по ее сорту, качеству, весу, числу.

Наиболее важным правовым вопросом, возникающим в практической области в связи с родовыми вещами — это вопрос о риске случайной гибели вещи (periculum). Если в договоре предмет сделки рассматривается как genus (например, когда мы даем взаймы зерно, то ожидаем, что нам вернут зерно того же сорта, не худшего качества и в определенном количестве — мы, другими словами, не ждем, что нам вернутся именно те самые конкретные зерна, которые мы передали), то в случае случайной гибели этого предмета до передачи его кредитору должник не освобождается от исполнения, поскольку genus, родовую вещь, всегда можно заменить другой вещью того же сорта, качества, веса и т.д. Юридически такая вещь считается не способной к гибели. Это положение выражено в следующей юридической поговорке: «родовые вещи не погибают» (genera non pereunt).

Индивидуально определенная вещь (species) — это вещь конкретная, обособленная, выделенная из ряда других вещей того же рода. Такая вещь считается незаменимой, ибо она ценна сторонам в сделке сама по себе, как таковая. Вопрос о риске случайной гибели (periculum) индивидуально определенной вещи решается следующим образом: при случайной гибели предмета сделки должник, конечно, не имеет никакой возможности выполнить свое обязательство, так как речь идет о конкретной вещи. По этому поводу позднейшая наука римского права сформулировала следующее правило: «Индивидуально определенная вещь погибает для того, кому она предназначается» (species perit ei, cui debetur).

Нужно сказать, что различение genus и species имеет субъективный, а не объективный смысл: предмет сделки определяется либо как заменимая, либо как индивидуально определенная вещь в зависимости от того, какой именно договор заключили стороны. Например, существует ряд контрактов, в которых предмет всегда считается species; это, например, купля-продажа, простое хранение, ссуда, договор мены, оценочный договор (иначе: договор старьевщика). Во всех этих случаях предмет сделки определяется конкретно, он всегда должен быть выделен среди всей массы вещей того же рода. Например, если человек на рынке покупает килограмм персиков, то он совершает с продавцом сделку купли-продажи не по поводу килограмма персиков вообще, но по поводу именно тех персиков, которые покупатель выбрал, а продавец взвесил и положил в тару, т.е. выделил, индивидуализировал из всей массы других персиков данного сорта, данной партии, данного урожая и т.д. Напротив, в договоре займа предмет всегда определялся как genus, т.е. как определенное количество вещей данного вида, сорта, качества и т.д. Когда землепашец, пострадавший от засухи, просит у более богатого соседа определенное количество зерна до следующего года, то он, естественно, не сможет вернуть кредитору именно те самые зерна, которые взял; отдавать он будет установленное в договоре количество зерна того же сорта, но уже другого урожая.

Консул Луций Муммий, подчинивший в 146 г. до н.э. Грецию, был настолько невежествен, что, когда по взятии Коринфа грузили на корабли для отправки в Рим картины и статуи, выполненные руками величайших мастеров, он велел предупредить сопровождающих, что если они их потеряют, то должны будут вернуть новые.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы