Смежные проблемы: финансирование общих дел и благотворительность

Кроме вопроса об определении справедливых индивидуальных долей его членов, перед обществом стоит вопрос об аккумулировании ресурсов для обеспечения таких условий совместной жизни, которые могут быть сформированы только на основе организованной коллективной деятельности. В современной экономической теории этой задаче соответствует понятие "общественные блага". Если предположить, что рынок служит достижению наибольшей степени удовлетворения предпочтений в отношении тех благ, потребление которых индивидуализировано, то в сфере производства и потребления благ, которые не обладают таким свойством, он может оказаться неэффективным механизмом. Успешное функционирование рынка определяется тем, что каждая из порций обмениваемых благ потребляется только одним индивидом, а прочие исключены из ее потребления. Именно в этом случае разворачивается конкуренция между индивидами за возможность потребления каждой порции, приводящая в движение рыночную экономику. Однако существует класс благ, которые носят "неконкурентный" и "неисключаемый" характер. Именно они получили название общественных.

Такова, например, внешняя безопасность государства. При наличии эффективной системы ее обеспечения никто из граждан не может быть лишен защиты от ущерба, возникающего в результате вторжения войск другого государства, даже если он отказывается поддерживать такую безопасность своими усилиями. Никто из граждан не может единолично уменьшить свой уровень безопасности в обмен на увеличение уровня потребления других благ. Наконец, граждане определенного государства не могут конкурировать между собой за доступ к повышенной безопасности от внешних военных вторжений. Неконкурентный и неисключаемый характер общественных благ ведет к тому, что сфера их производства чрезвычайно уязвима для безбилетничества - практики получения преимуществ от кооперации без внесения в нее собственного вклада. Именно безбилетничество порождает систематическое недопроизводство общественных благ в экономической системе, регулируемой рынком. Отсюда следует необходимость централизованного и принудительного сбора средств на обеспечение того или иного общественного блага и, возможно, необходимость столь же централизованного их производства.

Сугубо экономический вывод о "провалах рынка" порождает несколько вопросов, представляющих прямой интерес для теории распределительной справедливости. Он заставляет определяться не только с тем, насколько должен потесниться рынок в пользу обеспечения общественных благ, но и с тем, какой объем каждого их этих благ должен быть предоставлен гражданам определенного государства. Другими словами, какое количество средств должно быть изъято у граждан в виде налогов для обеспечения внешней безопасности, охраны правопорядка, благоприятной экологической обстановки, благоустройства городской среды обитания т.д.? Это одна из тех ситуаций, которые получили в современной социальной мысли наименование "больших обменов". Для проведения больших обменов может использоваться различная нормативная основа. Точкой отсчета может быть объективное представление о потребностях граждан или исследование их реальных потребностей на основе социологических опросов. В последнем случае имеет место попытка определить рыночную стоимость благ, не формирующих полноценного рынка. Первый подход традиционно вызывает обвинения в патернализме (навязывании гражданам тех потребностей, которых они не имеют), второй - в потакании иррациональным, безответственным предпочтениям большинства. Возможным выходом из этой тупиковой ситуации является выделение разных типов общественных благ, в отношении к которым должны применяться разные подходы.

Еще одной проблемой, примыкающей к вопросу о справедливом распределении материальных благ, является моральный статус благотворительности. Под благотворительностью понимается деятельность, посредством которой обладатели ресурсов добровольно распределяют их в целях содействия нуждающимся людям, решения общественных проблем, а также усовершенствования условий общественной жизни. Результаты благотворительной деятельности способствуют реализации тех же целей, которые преследуют программы централизованного распределения и обеспечения общественных благ. При этом благотворительность выступает как такой способ реализации этих целей, который не требует принудительного отчуждения средств у тех, кто получил их, участвуя в рыночных обменах. Сторонники распределительной модели, построенной на основе правомочного владения, подчеркивают этот факт и полагают, что отказ государства от распределительной деятельности существенным образом стимулирует практику благотворительности, которая является более гибким и менее бюрократизированным способом поддержки наименее обеспеченных членов общества и решения некоторых проблем сохранения и совершенствования общественной жизни. Однако такую постановку вопроса вряд ли стоит считать оправданной. Благотворительность не может заменить собой деятельность государства всеобщего благосостояния. Ведь активность благотворителей зависит от экономической ситуации и может быть легко свернута в кризисных условиях, когда количество нуждающихся в помощи людей растет, а доходы потенциальных благотворителей падают. Направления благотворительной помощи всегда связаны с ценностными приоритетами обладателей ресурсов, которые могут не совпадать с наиболее острыми потребностями общества как целого. Наконец, получение определенной доли в рамках централизованной системы распределения воспринимается реципиентами как реализация права и результат честной экономической политики, а не как результат сострадания к их тяжелому материальному положению. Оно в меньшей мере подрывает самоуважение наименее обеспеченных граждан. Поэтому благотворительность следует считать очень важным для общества, требующим институциональной поддержки государства, но все же факультативным механизмом решения распределительных проблем.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >