Критерии экспертной диагностики ограничения способности обвиняемого к осознанию и регуляции своих действий

С учетом множества психологических подходов к проблеме мотивации задача разработки критериев экспертной оценки агрессивных действий обвиняемых не может быть решена путем привлечения какой-либо одной теоретической схемы для анализа поведения. Необходимо, во-первых, интегрировать разные подходы, во-вторых, их операционализировать, т.е. перейти с абстрактного уровня объяснения поведения (уровня, неизбежного при построении теории) на конкретный объяснительный уровень, который позволит анализировать каждый отдельный случай криминальной агрессии. Иными словами, важным шагом при разработке клинико-психологических критериев экспертной оценки криминально-агрессивного поведения обвиняемых является построение схемы анализа ограничения способности к осознанию и регуляции действий, интегрирующей различные психологические подходы к анализу поведения.

Ограничение способности к осознанию и руководству действий

Основным и дискуссионным является следующий вопрос: в чем конкретно проявляется психологический результирующий эффект неспособности к полному осознанию и регуляции поведения? Ответ на этот вопрос необходим — законодательная формулировка ст. 22 УКРФ содержит лишь внешний оценочный критерий, который принципиально нуждается в содержательной психологической интерпретации.

В отечественном уголовном праве границы виновной ответственности определяет осознанное и целенаправленное поведение. В случае невменяемости общественно опасное деяние обвиняемого нельзя признать адекватным действием (в психологическом смысле), реализующим определенную цель — осознанный образ предвосхищаемого результата действия. Другое дело — состояние вменяемости: преступление как виновно совершенное общественно опасное деяние всегда целенаправленно и осознанно. В случае "ограничения способности к осознанию и регуляции действий" мы можем говорить об адекватной (в отличие от состояния невменяемости), но недостаточной целенаправленности и осознанности противоправных действий (в отличие от "полной способности к осознанию и регуляции действий"). В конкретной ситуативной мотивации преступления, на наш взгляд, это выражается в первую очередь в существенном ограничении свободы выбора действия. Именно нарушение свободы выбора действия у обвиняемого под влиянием психопатологических, эмоциональных, личностных факторов и факторов психического развития, взаимодействующих с определенной ситуацией и определяющих неполное осознание и снижение способности к произвольной регуляции своих действий, можно соотнести с философской категорией ограничения "свободы воли", которая в уголовно-правовом преломлении определяет индивидуализацию уголовной ответственности, приводя, как правило, к более мягким мерам наказания.

Мотивация

Процесс свободы выбора действия может нарушаться уже на стадии инициации действия, при принятии решения (рационального или эмоционального) о поступке, целеполагании. Это происходит в основном при чрезмерном доминировании в актуальном поле сознания определенных побуждений (интенсивности побудительной силы мотивов, потребностей, влечений, эмоций, личностных диспозиций) и намерений (ценностей, смыслообразующих мотивов). Как следствие, это приводит к значительному сужению выбора возможных целей и, более того, в конкретных ситуациях — часто к безальтернативной инициации таких действий, которые в сознании обвиняемого предстают как "единственно возможные", несмотря на осознание их фактического характера.

Нарушения процесса выбора действия при более или менее свободной ее инициации можно связать со следующими ограничениями.

Ограничение выбора промежуточных целей и, соответственно, действий и операций, ведущих к достижению основной цели (результата). В структуре мотивации к реализации одной и той же цели ведут различные пути и средства, отражающие многообразные явления и объекты, релевантные даже единственному намерению. Промежуточные действия и операции, сообразные конечной цели, с психологической точки зрения нейтральны к уголовно-правовой их оценке, они могут включать как социально приемлемые, так и криминально-агрессивные поступки. Взаимодействие ситуативных и личностных (определяемых и психическим расстройством) факторов может обусловливать невозможность выбора правомерных способов реализации цели.

Затруднения при необходимости изменения уже реализуемого действия (и, соответственно, инициации нового действия) или полного отказа от действия — при изменении объективного содержания ситуации. Актуальное поведение — это функция непрерывного взаимодействия и обратной связи между индивидом и ситуацией, в которую он включен. Динамика ситуации, изменения поведения других людей, также непосредственно включенных в ситуацию, часто меняют смысл действий обвиняемого и требуют их коррекции. Но психическое состояние обвиняемого, обусловливающее игнорирование внешних изменений, может препятствовать нормальному контролю и коррекции его агрессивного поведения.

Таким образом, можно определить свободу выбора действия по аналогии с определением свободы выбора жизнедеятельности, данным Д. А. Леонтьевым, как способность человека в конкретной ситуации к осознанной инициации, изменению или прекращению своего действия па любой стадии его протекания, а также к отказу от него.

Для экспертной оценки ограниченной вменяемости имеет значение такое ограничение свободы выбора действия, которое определяется неспособностью обвиняемого в полной мере осознавать свои действия или осуществлять волевую регуляцию своего поведения под влиянием психопатологических, эмоциональных и личностных факторов. Рассматривая ограничение свободы выбора осознанного и целенаправленного действия как результирующий мотивационный эффект ограничения способности обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, выделим определяющие, с нашей точки зрения, факторы этого ограничения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >