"Memento more!": помни о смерти...

11 сентября 2001 г. - день, о котором сегодня помнят все или почти все в мире, - стал не только днем скорби Америки о жертвах террора, но и символом сплочения нации перед угрозой международного терроризма. В этот день под обломками двух небоскребов погибли около четырех тысяч граждан более двадцати государств мира. Оставим на суд историков вопрос о том, кто в действительности произвел эти теракты 11 сентября. Гораздо существеннее для понимания новой геополитической картины мира тот факт, что именно в этот день Вашингтон начал глобальную информационную операцию по борьбе с международным терроризмом, ставшую важнейшей частью его новой геополитической стратегии - стратегии "управляемого хаоса", с помощью которой сегодня происходит новый геополитический передел мира.

Успех этой стратегии очевиден. Впервые солидарность с США выразили не только все союзники, но и страны, никогда прежде не разделявшие приоритеты американской международной политики. Под риторику о необходимости укрепления национальной безопасности перед угрозой терроризма США мягко, без особого скандала вышли из американо-российского договора по противоракетной обороне, объясняя это тем, что нужны новые нетрадиционные средства защиты нации и ракеты здесь уже не помогут. Началась ускоренная модернизация американских вооруженных сил, на которую были отпущены значительные средства. Специалисты по связям с общественностью так обработали общественное мнение, что некоторого ограничения гражданских свобод и усиления полицейского контроля в США никто даже не почувствовал: наоборот, все приветствовали идею внутренней мобилизации нации.

Но подлинный успех новая информационная стратегия принесла Вашингтону во время военных операций в Афганистане и Ираке. Если операция в Югославии не нашла поддержки международного общественного мнения и военные акции американцев осуждались даже в стане союзников, то военные действия в Афганистане получили всеобщее одобрение.

Сегодня хорошо известно, что информационный конфликт составлял важнейшую часть американской операции по разгрому антиталибских сил в Афганистане. Накануне операции министерство обороны США провело ряд конференций и симпозиумов, посвященных стратегии и тактике информационной войны. Стратегия базировалась на массированном пропагандистском ударе с использованием всех видов средств массовой коммуникации при одновременной блокаде любой разоблачающей информации с места боевых действий. Основные электронные СМИ США фактически ввели жесткую самоцензуру. Ожесточенной критике и опале подвергались журналисты, допускавшие отклонения от основной линии. Театр боевых действий можно было описывать только двумя красками: черной и белой как сражение Добра и Зла, - и исход этой битвы был предопределен.

Многие ведущие американские аналитики не могли скрыть тайного ликования и гордости. Так, ведущий аналитик Джеймстаунского фонда Владимир Сокор писал: "Высадка возглавляемых США западных сил в Центральной Азии несет в себе скрытый смысл и означает геополитическую революцию глобального значения".

Борьба с терроризмом оказалась удобным информационным прикрытием для проведения геополитических операций, которые в старой геополитической картине мира прошлого столетия означали объявление войны. В. Сокор не скрывает, что истинная цель американской операции в Афганистане - лишить главные континентальные страны, Китай и Россию, их стратегического тыла - оборонного плацдарма в Центральной Азии: "Доступная раньше лишь силам континентальных империй Центральная Азия находилась в глубокой изоляции от западного мира. Эта изоляция означала также бесценную стратегическую глубину евразийских соперников Запада от Чингисхана до царей и комиссаров".

Результаты афганской операции на геополитической карте Центральной Азии выглядят более чем впечатляюще: США закрепились на военных базах в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане и создали стратегические укрепления в самом Афганистане, им удалось также упрочить военный союз с Пакистаном. По существу, американцы уже окружили Китай кольцом военно-воздушных баз; поступают сообщения о том, что США планируют развернуть на юге Афганистана элементы ПРО для перехвата китайских баллистических ракет2.

Под предлогом борьбы с терроризмом США усилили свое военное присутствие на Южном Кавказе. Было объявлено о снятии ограничений в военной помощи Грузии, Азербайджану и Армении. В этих странах появились американские военные специалисты. США подписали двусторонние договоры о военном сотрудничестве со всеми тремя странами Южного Кавказа. Началась модернизация азербайджанских ВВС, обучение азербайджанских офицеров в Военной академии США; в Армении запланирована организация Центра по разминированию; в Грузии достигнуто соглашение о принятии участия США в военных операциях на севере страны.

Со времени начала информационной операции Вашингтона по борьбе с терроризмом американское военное присутствие во всех стратегически важных регионах постсоветского пространства усилилось в несколько раз - неплохие стратегические результаты, причем достигнуты они в большинстве случаев без единого выстрела.

Особого внимания заслуживает новая военная доктрина США, которая принципиально по-иному определяет противника в условиях актуализации нетрадиционных угроз.

Международный терроризм вездесущ и официально не институциализирован, что позволяет бороться как с известными, так и с неизвестными источниками угрозы, которые могут находиться в разных районах мира, причем военная доктрина США оставляет за Пентагоном право определять эти регионы.

Под предлогом борьбы с терроризмом традиционные ядерные вооружения не планируется усиливать: только сохранять в существующем объеме (межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, стратегические бомбардировщики, баллистические ракеты на подводных лодках). Особое значение сегодня отводится так называемой малой стратегической триаде, которая состоит из наступательной и оборонительной частей и инфраструктуры. По мысли Вашингтона в инфраструктуре главную роль будут играть "информационные операции".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >