Международная подсудность в международных соглашениях

Двусторонние договоры разграничивают подсудность судов договаривающихся государств на основе комбинированного использования единообразных критериев гражданства и домицилия сторон, места нахождения имущества. Основными критериями являются принципы гражданства (договоры России с Польшей и Румынией) и домицилия сторон (договоры России со странами Балтии и Италией). Решение вопросов о подсудности связано с вопросами выбора права (общая тенденция - применение судом своего собственного права). Договоры устанавливают правила об альтернативной, договорной и исключительной подсудности, правила разграничения подсудности по категориям дел, правила о специальной подсудности отдельных видов гражданско-правовых споров (договоры России с Испанией, Польшей).

В договоре о правовой помощи между Россией и Италией закреплено, что критериями для установления компетенции судов являются: постоянное место жительства ответчика, место исполнения обязательства, место причинения вреда, постоянное место жительства или место пребывания истца (по делам о взыскании алиментов). Исключительная компетенция установлена по спорам о вещных правах на недвижимость (суд места нахождения недвижимости), по делам о личном статусе физических лиц (суд государства гражданства лица в момент предъявления иска).

Конвенция СНГ 1993 г. содержит расширенный круг норм о международной подсудности (разграничении компетенции): общие положения о подсудности и специальная подсудность отдельных видов гражданских и семейных дел. Основной критерий - место жительства ответчика (физического лица) и место нахождения органа управления юридического лица. Гражданство сторон не имеет значения. Дополнительные критерии: место осуществления хозяйственной деятельности, место исполнения обязательства, место жительства истца.

Конвенция закрепляет правила об исключительной компетенции: по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен только суд по месту нахождения имущества; иски к перевозчику, вытекающие из договора перевозки, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организацией, к которой предъявляются претензии. Установлена возможность договорной подсудности на основе письменного соглашения сторон. Подсудность по соглашению сторон не может противоречить нормам Конвенции и национального законодательства об исключительной компетенции.

Брюссель I содержит детальную унификацию правил международной подсудности. Вопрос о международной подсудности окончательно решается на стадии возбуждения производства и при выдаче экзекватуры не пересматривается. Действие Брюссель I не ограничено гражданами и юридическими лицами государств - членов ЕС. Любое физическое или юридическое лицо, имеющее постоянное место нахождения в государстве-члене, подчиняется положениям Регламента. К ответчикам, не имеющим постоянного места нахождения в ЕС, применяются национальные правила определения подсудности, действующие на территории того государства-участника, в чей суд был предъявлен иск. К ответчикам, которые домицилированы в государстве - члене ЕС, не связанном Регламентом, продолжает применяться Брюссельская конвенция (п. 9 Преамбулы).

В апреле 2009 г. Комиссия ЕС опубликовала Доклад о применении Брюссель I, опираясь на результаты исследования практики применения Регламента. Предлагается рассмотреть возможность распространения норм Брюссель I на ответчиков, домицилированных в третьих государствах (субсидиарная юрисдикция).

Основной принцип определения международной подсудности - домицилий сторон. Главный критерий - постоянное место нахождения ответчика (общая подсудность). Такая подсудность должна быть всегда возможна, за исключением четко определенных случаев, когда другой критерий подсудности объясняется природой спора или автономией сторон (п. 10 Преамбулы). Для отдельных категорий дел (споры из договора; споры из деликтов и квазиделиктов; страховые споры; споры с участием потребителя; трудовые споры) Брюссель I устанавливает правила о специальной подсудности. Кстати, по делам, вытекающим из причинения вреда, Суд ЕС разъяснил, что иск может подаваться как по месту совершения вредоносного действия, так и по месту, где был причинен ущерб. Если ущерб был причинен в различных государствах, истец имеет право на подачу иска в любом из этих государств. При этом требования должны исчерпываться ущербом, причиненным в данной стране, тогда как при подаче иска в суд по месту совершения вредоносного действия требования могут охватывать весь причиненный ущерб (альтернативная подсудность).

Для защиты интересов потребителя Брюссель I, используя более благоприятные правила подсудности, предоставляет потребителю право выбора надлежащей подсудности. Потребитель может предъявить иск против другой стороны в договоре либо в судах государства-участника, на территории которого домицилирована такая сторона, либо в суде места домицилия потребителя. При этом возможность выбора у другой, более экономически сильной стороны договора, отсутствует (она может предъявить иск к потребителю лишь в судах государства-участника, на территории которого домицилирован потребитель).

По трудовым спорам работник имеет право предъявить иск к работодателю, имеющему место нахождения на территории государства-участника, либо в суды государства-участника, в котором он имеет свой домицилий, либо в суд того места, где работник обычно осуществляет свою работу, либо в суд последнего места, в котором он обычно осуществлял свою работу. Если работник не осуществляет постоянно свою работу в одной стране, он может подать иск в суд государства, где находится или находилось учреждение, нанявшее работника (ст. 19). По аналогии с потребителем работодатель может предъявить иск только в судах государства-участника, на территории которого работник имеет свое место жительства (ст. 20).

В сфере исключительной подсудности Брюссель I предусматривает, что некоторые категории дел подсудны судебному органу только данного государства. Это положение применяется вне зависимости от места жительства (места нахождения) лица по причине особой природы спора. Статья 22 определяет следующие критерии установления исключительной подсудности:

  • - в области вещных прав на недвижимое имущество или аренды недвижимого имущества - суды того государства-участника, в котором находится имущество;
  • - в области действительности, ничтожности или ликвидации компаний или юридических лиц, имеющих свое местонахождение на территории одного из государств-участников, или действительности решений их органов - суды такого государства-участника;
  • - в области действительности записей в публичных реестрах - суды государства-участника, на территории которого ведутся такие реестры;
  • - в области регистрации или действительности патентов, торговых марок, промышленных моделей и других аналогичных прав, которые требуют заявки о регистрации или выдачи патента, - судебные учреждения государства-участника, на территории которого была подана заявка о регистрации или патентовании или состоялась регистрация;
  • - в области исполнения решений - суды государства-участника, в котором находится место исполнения.

Нормы Брюссель I нейтрализовали исключительную подсудность, предусмотренную национальными законодательствами стран-участниц, и установили собственные нормы императивной подсудности. Установленные в Регламенте правила заменяют соответствующие нормы внутреннего права государств-членов, в том числе их исключительную подсудность (разд. 6).

Брюссель I содержит правила, регулирующие договорную подсудность (ст. 23). В Преамбуле подчеркивается роль автономии воли по вопросам выбора подсудности. Статья 23 устанавливает, что подсудность, оговариваемая соглашением сторон, "является исключительной, если только сторонами не установлено иное". Однако это положение не затрагивает договор страхования, потребительский и трудовой договоры, применительно к которым в вопросе определения компетентного суда предусмотрена ограниченная автономия воли, если Регламентом не предусмотрена исключительная компетенция других судов. Особым образом регламентируются соглашения о подсудности для дел с участием страхователя, держателя полиса или выгодоприобретателя по договору страхования (ст. 13,14); дел из договоров с участием потребителя (ст. 17); дел из трудовых соглашений с участием работника (ст. 21).

В частности, лицо, заключающее соглашение о подсудности дел из договоров с участием потребителя, должно быть либо потребителем, т.е. лицом, вступающим в сделку в целях, не связанных с его профессиональной деятельностью, либо контрагентом потребителя. Кроме того, на момент заключения договора с участием потребителя настоящее лицо должно иметь домицилий или обычное место проживания в государстве-участнике. Что касается соглашений о подсудности дел из трудовых соглашений с участием работника, то лицо, заключающее данное соглашение, обязательно должно являться или работником или работодателем. Кроме того, по этим категориям дел стороны имеют право заключить соглашение о подсудности только после возникновения спора.

Брюссель I не предъявляет никаких требований, что должна быть какая-либо объективная связь между отношением, из которого возник спор, и страной суда, его рассматривающего. Статья 23 применяется даже в том случае, если только истец домицилирован в государстве-участнике; но не применяется в тех случаях, когда выбран суд государства, не являющегося участником Регламента. Хотя обычно соглашение о подсудности является одним из положений договора, соответствующее положение в уставе компании также будет рассматриваться как соглашение в целях ст. 23. Наличие прямого обозначения места рассмотрения спора необязательно; оговорка о подсудности в транспортной накладной, косвенно ссылающаяся на него (указанием о подсудности споров суду по месту основного осуществления деятельности перевозчика), будет действительной.

Чтобы быть действительным, соглашение о подсудности должно отвечать одному из альтернативных формальных требований: (а) быть в письменной форме либо подтверждаться письменным свидетельством; или (Ь) соответствовать форме, установленной обычной практикой отношений между сторонами; или (с) быть в форме, соответствующей практике международной торговли и коммерческих отношений, о которой стороны знали или должны были знать и которая широко известна и часто применяется контрагентами по тому же виду договоров.

Даже если ни одна из сторон не домицилирована в государстве-участнике, соглашение о подсудности, соответствующее всем остальным требованиям ст. 23, воспрещает суду какого-либо государства, за исключением оговоренного в соглашении, устанавливать юрисдикцию над отношениями сторон, если только указанный в соглашении суд не отклонит его.

В Докладе 2009 г. о применении Брюссель I рекомендуется усилить действие пророгационных соглашений, в особенности в случае параллельного рассмотрения дел в разных судах.

Аналогичные нормы закреплены в Луганской конвенции в ред. 2007 г.

Вопросы признания и исполнения в пределах ЕС иностранных судебных решений в области семейного права унифицированы в Регламенте Брюссель II bis. Ключевым принципом определения надлежащей подсудности выступает альтернативная подсудность, основанная на понятии "обычного проживания". Суд, в который подано заявление о расторжении брака, должен проверить соответствие своей компетенции предусмотренным в Регламенте единым критериям. Компетенцией для вынесения решения по вопросам, относящимся к разводу, установлению раздельного жительства супругов и признанию брака недействительным, обладают судебные учреждения государства-участника:

  • - на территории которого находится обычное место проживания супругов или последнее обычное место проживания супругов в той степени, в которой один из супругов продолжает там проживать, или обычное место проживания ответчика;
  • - гражданства обоих супругов или, если речь идет о Соединенном Королевстве и Ирландии, общего домицилия.

Юрисдикция по месту обычного проживания может быть установлена и в тех случаях, когда оба супруга не являются гражданами ЕС и когда брак был заключен за его пределами.

По делам, касающимся ответственности родителей в отношении ребенка, судебные учреждения обладают компетенцией, если ребенок имеет обычное место проживания в этом государстве-участнике на момент обращения в суд. Данное правило дополняется нормами о сохранении компетенции по месту первоначального обычного места проживания ребенка, о компетенции в случае похищения ребенка. В тех случаях, когда обычное место проживания ребенка не может быть установлено и подсудность не может быть определена, компетенцией обладают судебные учреждения государства-участника, в котором ребенок находится. В частности, это правило применяется к детям-беженцам, к детям, перемещенным за границу вследствие беспорядков в их стране.

В случаях, когда никакое из судебных учреждений государств-участников не обладает компетенцией, компетенция в каждом из этих государств определяется законом этого государства (ст. 14). Кроме того, допускается передача компетентным судом дела суду другого государства-участника, если он полагает, что суд этого другого государства обладает большими возможностями для рассмотрения дела, и в тех случаях, когда это соответствует высшим интересам ребенка (ст. 15).

Необходимо отметить, что Брюссель II bis не содержит определения понятия "место обычного проживания". Суд ЕС отмечает, что понимание данного термина в других областях права ЕС не может быть автоматически применено для определения места обычного проживания ребенка. Применительно к отношениям супругов данное понятие должно определяться исходя не из права страны суда.

Необходимо единое легальное определение на наднациональном уровне. Оно может быть сформулировано Судом ЕС исходя из контекста соответствующих правовых норм и целей регулирования.

Гаагская конвенция о соглашениях об исключительном выборе суда (2005) посвящена регулированию вопросов договорной подсудности. Сфера применения Конвенции - "транснациональные" судебные дела, когда требуется признание или принудительное исполнение решения иностранного суда. Соглашение об исключительном выборе суда - это соглашение, заключенное сторонами и определяющее компетентные суды в одном из договаривающихся государств с исключением юрисдикции любого иного суда. Соглашение должно быть заключено или оформлено в письменном виде, любыми иными средствами связи, которые делают информацию доступной, чтобы она могла быть использована для последующей ссылки.

Соглашение о выборе суда, которое определяет суды одного из договаривающихся государств либо один или несколько конкретных судов одного из договаривающихся государств, считается исключительным, если стороны явным образом не предусмотрят иное. Соглашение, составляющее часть договора, не зависит от других положений договора. Юридическая действительность соглашения о выборе суда не может быть оспорена только на том основании, что сам договор юридически недействителен. Действительность соглашения должна оцениваться в соответствии с законом избранного суда.

Суд, имеющий юрисдикцию согласно заключенному соглашению, не будет отказываться от ее осуществления на том основании, что такой спор должен рассматриваться судом другого государства. Это не влияет на правила определения юрисдикции в отношении предмета или суммы иска, правила внутреннего разграничения юрисдикции между судами договаривающегося государства. Любой суд договаривающегося государства, кроме выбранного суда, должен приостановить или прекратить производство по делу, к которому применяется соглашение об исключительном выборе суда, за исключением:

  • 1) соглашение является ничтожным и не имеет юридической силы в соответствии с законодательством государства выбранного суда;
  • 2) одна из сторон не обладала дееспособностью для заключения такого соглашения по законам государства рассматривающего суда;
  • 3) действие такого соглашения приведет к явной несправедливости или будет явно противоречить публичному порядку государства рассматривающего суда;
  • 4) по исключительным причинам, не зависящим от сторон, соглашение не может быть надлежаще исполнено;
  • 5) выбранный суд отказался рассматривать дело.

Судебное решение, вынесенное судом договаривающегося государства, определенным в соглашении об исключительном выборе суда, должно признаваться и принудительно исполняться в других договаривающихся государствах. Отказ в признании или принудительном исполнении возможен только по основаниям, предусмотренным в Конвенции. Не может быть пересмотра по существу судебного решения. Судебное решение признается и принудительно исполняется, если оно имеет законную силу и подлежит принудительному исполнению в государстве его вынесения.

Конвенция не применяется к соглашениям об исключительном выборе суда, относящимся к договорам личного найма, включая коллективные договоры; к соглашениям, в которых одной из сторон является потребитель; к соглашениям, возникающим из алиментных обязательств, из супружеских или аналогичных отношений. Конвенция не применяется в отношении:

  • 1) статуса и правоспособности физических лиц;
  • 2) несостоятельности (банкротства), компромиссных (мировых) соглашений должника с кредиторами;
  • 3) договоров перевозки пассажиров и грузов;
  • 4) загрязнения морей, ограничения ответственности по морским искам, общей аварии, буксировки и спасательных операций в чрезвычайных ситуациях;
  • 5) антитрестовских дел (конкуренции);
  • 6) исков о возмещении личного вреда, возбужденных физическими лицами или от их имени; деликтных исков за ущерб имуществу, возникший не из договорных отношений;
  • 7) вещных прав в отношении недвижимого имущества и владения недвижимым имуществом на правах аренды;
  • 7) юридической действительности или ничтожности ликвидации юридических лиц, юридической действительности решений их органов;
  • 8) юридической действительности записей в государственные реестры;
  • 9) арбитражного или связанного с ним производства. Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся

к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов (1952), специально посвящена вопросам международной подсудности - иски, вытекающие из столкновения судов, могут быть предъявлены:

  • 1) в суд по месту постоянного жительства ответчика или по одному из мест его деятельности;
  • 2) в суд того места, где был осуществлен арест судна-ответчика или любого другого принадлежащего тому же ответчику судна, на которое может быть в законном порядке наложен арест;
  • 3) в суд того места, где арест мог быть осуществлен и где ответчик предоставил иное обеспечение;
  • 4) в суд того места, где произошло столкновение, если оно произошло в пределах порта, на рейде или во внутренних водах;
  • 5) допускается договорная подсудность по соглашению сторон.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >