Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА
Посмотреть оригинал

Народы Восточного Средиземноморья в древности

Сирии и Финикии в третьем-первом тысячилетиях до н. э.

Прибрежный регион, прилегающий с востока к Средиземному морю, называется Восточным Средиземноморьем. На севере он ограничен горами Тавра, на юге - пустыней Синайского полуострова, на востоке - обширной Сирийско-Месопотамской степью.

Район Восточного Средиземноморья разнообразен по природным условиям, не всегда благоприятным для жизни человека. Каменистые, но плодородные почвы позволяли заниматься полеводством и садоводством без строительства сложных ирригационных сооружений. Тёплый и влажный климат, дождевые осадки позволяли выращивать не только зерновые, кунжут, финиковые пальмы, но и такие редкие для речных долин культуры, как оливковое дерево и виноградная лоза.

Восточное Средиземноморье славилось ливанским кедром и рудами разнообразных металлов: меди, олова, железа, серебра. Но едва ли не главным достоянием этого региона было его чрезвычайно выгодное географическое и стратегическое положение. Через территорию Восточного Средиземноморья шли торговые пути, соединявшие Египет, Месопотамию, Малую Азию и Закавказье. Из портовых городов корабли направлялись на Кипр, острова Эгейского моря, Сицилию, в Грецию, Испанию, на западное побережье Северной Африки. Следовательно, Восточное Средиземноморье играло ключевую роль в торговых и культурно-исторических связях Ближнего Востока с Европой и Северной Африкой. Неудивительно поэтому, что великие державы Древнего Востока: Египетская, Хеттская, Ассирийская, Нововавилонская, Персидская - стремились захватить земли Сирии, Финикии, Палестины[1], заселенные ханаанеями, эблаитами, амореями, хурригами, арамеями, финикийцами, евреями, филистимлянами, или установить на территориях проживания этих народов своё политическое и культурное влияние. 'Эти попытки, как правило, были удачными, потому что у населения Восточного Средиземноморья никогда не было попыток и никогда не возникало внутренней потребности к объединению всего региона, даже перед лицом ясно осознаваемой внешней угрозы: мешали как различия в хозяйственном и социальном укладе, так и противодействия сильных соседних держав. Кроме того, внутренних ресурсов карликовых государств Восточного Средиземноморья было явно недостаточно для сохранения независимости от могущественных империй Египта, Ассирии или Вавилонии. Тем не менее правящая элита городов- государств Восточного Средиземноморья смогла приспособить экономическую жизнь, общественное и государственное устройство к условиям существования в составе великих империй: выплачивать дань, содержать гарнизоны иноземных войск, оказывать содействие при продвижении вражеских армий. Более того, господствующая верхушка общества, монополизировав торговлю со странами Ближнего Востока, предпочла государственной независимости своё растущее материальное благополучие. И всё же политические союзы городов-государств иногда возникали. Как правило, это случалось в периоды ослабления или разрушения великих империй Ближнего Востока.

Так, одна из первых попыток объединения карликовых государственных образований в Сирии произошла на рубеже XIX-XVIII вв. до н. э. Племена аморейских кочевников распространили своё влияние на территорию от Каркемиша на севере до Катны на юге и создали государство Ямхад со столицей в городе Халпа (совр. Алеппо). Ямхад был равноправным торговым партнёром таких сильных государств, как Мари и Вавилон, где также правили аморейские династии. Однако уже в XVII в. до н. э. Ямхад ослабевает и утрачивает свою независимость.

Южнее Ямхада на рубеже XVIII-XVII вв. до н. э. образоватся гиксосский союз, объединивший разрозненные племена Синайского полуострова, Северной

Аравии и южной Палестины. Гиксосски.м правителям удалось захватить Египет, объявить себя египетскими фараонами, основать в Дельте хорошо укреплённую резиденцию Аварис. Громадное по территории военно-политическое объединение гик- сосов просуществовало до середины XVI в. до н. э., пока не было уничтожено основателем XVIII династии египетских фараонов Яхмосом I.

XVIII в. до н. э. стал временем политического объединения и палестинских карликовых государств вокруг юрода Хацор, который установил выгодные для себя связи с царством Мари. Однако египетская экспансия на земли Палестины привела царство Хацор к краху.

Таким образом, все попытки объединения земель Сирии, Финикии, Палестины приводили лишь к созданию временных военно-политических союзов, которые распадались по мере возвышения или укрепления крупных соседних держав.

При фараоне Тутмосе III (XV в. до н. э.) на всём протяжении Восточного Средиземноморья установилось египетское господство. Вскоре, однако, Египет уступил часть Сирии Митанни, а при фараоне Эхнатоне Египет утратил своё влияние над Сирией и Палестиной. С возвышением Хеттского царства Восточное Средиземноморье стало объектом соперничества между египтянами и хеттами, которые в 1270 г. до н. э. поделили между собой сферы влияния в этом регионе.

В конце XIII - начале XII в. до н. э. Сирия и Палестина подверглись нашествию «народов моря». Две ветви «народов моря» - филистимляне и чакара - осели на морском побережье и подчинили себе прибрежную полосу Палестины.

С конца второго тысячелетия до н. э. в регионе складывается совершенно новая международная обстановка. Обе великие империи - Египетская и Хетгская, ожесточённо соперничавшие за обладание Восточным Средиземноморьем, прекратили своё существование, и к началу XI в. до н. э. Сирия, Финикия и Палестина получили возможность для самостоятельного развития. Оправившись от политических неурядиц, города Восточного Средиземноморья вступили в период своего наивысшего расцвсга. Ведущая роль в культурно-историческом развитии Восточного Средиземноморья стала принадлежность Финикии, сумевшей с наибольшей выгодой для себя использовать в сложившихся условиях монополию на международную торговлю. Население независимых богатых городов: Угарйта, Арвада, Библа и особенно Тира и С идо на, привлекая собственные богатые природные ресурсы (кедровый и дубовый лес, добываемый из морских моллюсков пурпур, душистые травы и смолы), а также разнообразное сырьё, главным образом металлы, привозимое из соседних стран, наладило производство предметов роскоши, приносивших высокий доход: дорогостоящих пурпурных тканей, ювелирных украшений, золотых и серебряных ваз, ластового цветного стекла, зеркал, косметических и медицинских средств.

Обладая лучшим по тем временам флотом, деловая элита финикийских городов стала организатором транзитной торговли в Средиземном море. Преобладающие позиции в международных торговых операциях заняли металлы и рабы. Примечателен тот факт, что финикийцы почти никогда нс вели завоевательных войн и не обращали в рабство за долги. Однако количество рабов в Финикии, и особенно рабов- военнопленных, было огромным. Финикийцы покупали рабов на невольничьих рынках Мидии и островов Эгейского моря, а затем перепродавали в десятки раз дороже. Нередки были случаи незаконного порабощения доверчивых покупателей финикийских товаров, которых торговцам удавалось заманить на свои корабли и увезти на рабовладельческие рынки Тира. Не случайно поэтому о финикийских купцах ходила дурная слава, и в поэмах Гомера их называю! «обманщиками лукавыми» и сравнивают с пиратами.

Сами финикийцы использовали рабский труд и в ремесленных мастерских, и в сельском хозяйстве. Но основная масса рабов применялась во флоте в качестве гребцов на судах. Рабов приковывали цепями к скамейкам, поэтому во время кораблекрушения невольники гибли вместе с судном.

Развитие финикийской торговли повлекло за собой и широкую колониальную политику, или колонизацию - основание новых поселений в чужих землях. Само это поселение называлось колонией (от латинского слова коло - «живу, населяю, обрабатываю»; греки именовали его, как правило, апойкйей от слова апбйкео - «выселяюсь»). Город или страна, откуда уезжали поселенцы, получили название метрополии, или «города-матери».

Финикийцы первыми стали основывать колонии, которые возникали в местах, наиболее важных для следования их кораблей или наиболее выгодных для осуществления торговых операций. В XII в. до н. э. появилась первая финикийская колония. Она находилась на ближайшем к Финикии острове Кипр, богатом медными рудами. В X-IX вв. до н. э. - в период расцвега финикийской колонизации - города и поселения финикийцев появились в Западной Сицилии, на островах Сардиния, Мальта, на юге Пиренейского полуострова, в Северной Африке. Самой крупной колонией был Карфагён, основанный на территории современного Туниса в 825 г. до н. э. выходцами из Тира. К III в. до н. э. Карфаген превратился в крупную колониаль- ifyio морскую державу, стремившуюся к полной гегемонии в западной части Средиземного моря. Столкновение интересов правящей элиты Тира и Римской республики привело к развязыванию Пунических войн, длившихся (с перерывами) около ста лет. Победу в войнах одержала римская армия, а карфагенская средиземноморская держава была уничтожена.

Колониальная политика финикийской элиты подчинялась не только экономическому расчёту. Политические амбиции также играли заметную роль: долгое время раболепствуя перед администрацией завоевателей, финикийская знать сама мечтала об установлении господства над отсталыми средиземноморскими народами, словно стремясь поменяться ролевыми функциями со своими вчерашними хозяевами и ощутить силу власти над племенами, ещё не отведавшими бесправия и угнетения. Кроме того, колонизация позволяла в короткое время эффективно решать назревшие социально-политические проблемы: искоренение относительного перенаселения из-за углублявшейся имущественной дифференциации и избавление от потерпевшей поражение оппозиционной политической группировки. Радикально настроенные слои финикийского общества получили возможность удовлетворять свои экономические чаяния и реализовывать политические амбиции на новом месте - в колонии, где эмигранты захватывали земли местного, автохтонного населения и, устанавливая свои порядки, организовывали государственное управление по тем образцам, которые считали наиболее совершенными.

Колония жила своим, обособленным от метрополии укладом, претендуя на политическую независимость от неё, но сохраняя с «городом-матерью» культурноэкономические связи.

Политический строй финикийских городов-государств и их колоний был довольно своеобразным. В них действовали органы самоуправления: советы старейшин и собрания полноправных жителей; выборные городские магистраты, ведавшие повседневными делами. В некоторых финикийских юродах существовала царская власть, но цари не были похожи на восточных деспотов. Представители политической элиты, приумножая свои богатства на международной торговле и пиратстве, имели возможность ставить на престол угодных им людей. Наиболее известным финикийским правителем считается Хирам Тирский (969-936), современник и союзник древнееврейского царя Соломона. При нём снаряжались военно-морские экспедиции на Кипр, в Северную Африку и Аравию, начались масштабные работы по укреплению Тира. Этот город имел необычное расположение: одна его часть была расположена на материке, другая - на скалистом острове, отделенном от берега километровым проливом. Островная часть города была расширена на 1/3 за счёт искусственной насыпи, где располагался царский дворец, размещались арсенал и гарнизон. Рядом был построен городской квартал с торговой площадью и местом для проведения народных собраний. В результате этих преобразований Тир превратился в неприступную крепость, нс преодолимую для самых лучших армий Ближнего Востока.

При Хираме и его преемниках в Финикии начался процесс политической консолидации. К объединившимся в начале X в. до н. э. в единое царство Тиру и Сидону вскоре присоединился Арвад, а затем и другие города-государства. Так впервые в своей многовековой истории Финикия превратилась в централизованную державу, просуществовавшую до середины IX в. до н. э.

Если на побережье Средиземного моря в начале первого тысячелетия до и. э. руководящую роль играл Тир, то в Сирии на это место претендовал Дамаск. Расположенный в оазисе Сирийско-Мссопотамской степи, он стал центром переселения арамейских племён, приступивших к освоению Восточного Средиземноморья в конце второго тысячелетия до н. э. Вскоре Дамаск превратился в важный перевалочный пункт нового караванною пути, связавшего финикийское побережье с Месопотамией. В X-IX вв. до н. э. Дамасское царство, как Тир в Финикии, превратилось в крупный политический центр Сирии, и при царе Бенхададе III его границы расширились за счёт не только присоединения южных и северных областей Сирии, но и захвата территорий древнееврейских государств Израиля и Иудеи. Однако могущество Дамасского царства продолжалось недолго. В середине IX в. до н. э. оно, как и Тиро- Сидонское царство, было разгромлено Ассирией.

В VIII—VII вв. до н. э. Восточное Средиземноморье оказалось под контролем Ассирийской «мировой» державы. Вновь утратив независимость, Финикия и Сирия были вынуждены приспосабливаться к новым завоевателям, возобновляя прежние приёмы исторического выживания.

Вместе с тем ассирийское иго нс изменило религиозных представлении финикийцев и сирийцев, поклонявшихся жестоким и кровожадным богам (Ваалу, Молоху, Мелькарту, Астарте). Не повлияло оно и на совершенствование финикийской письменности, которая сыграла особую роль в развитии культуры народов Древнего мира.

Финикийский алфавит состоял из двадцати четырёх символов, обозначавших только согласные звуки. В этом смысле он был «почти алфавитом», так как гласные звуки домысливались.

В VIII в. до н. э. феки, заимствовав финикийский алфавит, добавили несколько знаков для гласных. Так было изобретено самое простое и доступное широким слоям общества фонетическое письмо, радикально менявшее сознание людей.

Все алфавитные системы мира - от Испании до Южной Индии - восходят в конечном итоге к финикийскому алфавиту. Исключение составляв! лишь несколько очень поздних, искусственно созданных систем (грузинский, армянский, корейский алфавиты), на изобретение которых финикийский алфавит оказал только косвенное воздействие.

  • [1] Заметим, что термины «Сирия, Финикия, Палестина» употребляются исключительно в их древнем значении, когда Сирия включала в себя лишь часть современной Сирии ичасть областей Турции к югу от Гавра; Финикия соответствовала современному государствуЛиван, а древняя Палестина занимала территорию государства Израиль и Иорданию.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы