Этнорелигиозная карта Кавказа

Кавказ является зоной контакта трех авраамических религий, христианства, ислама и иудаизма при постоянном присутствии местных верований.

Православие представлено Русской православной церковью московского патриархата (русское и украинское православное население, православные осетины) и Грузинской православной церковью. Христианство было принято в восточной Грузии в 330-х гг., в западной в 520-х гг. Осетины продолжили религиозную традицию Аланского царства. Кроме того, в Грузии и Армении сохранились остатки русского населения, приверженцев православных сект молокан и духоборов. Бо́льшая часть армян является прихожанами Армянской Апостольской церкви (армяно-григориане). Христианство в Армении было принято около 301 г., что явилось первым в истории фактом объявления его государственной религией. Догматика церкви выделяет ее как самостоятельное явление в христианском мире, ортопраксия близка к православной. Имеется небольшое число приверженцев западного (католики, протестанты, сектанты) и восточного христианства (несториане-ассирийцы) и их смешанных форм (армяно-католики, халдеи и др.).

Ислам получил распространение на Восточном Кавказе, прежде всего в связи с арабским завоеванием. С XIV в. к его распространению подключились проповедники из дагестанского Казикумухского ханства. Шиитская разновидность ислама была закреплена в Азербайджане и южном Дагестане в первой половине XVI в. Исламизация населения Северного Кавказа связана в основном, с сопротивлением российскому завоеванию в XVIII–XIX вв. В настоящее время шиизм по-прежнему распространен среди бо́льшей части азербайджанцев и иранцев. Суннизм в виде ханифитского толка принят у адыгских народов, карачаевцев, балкарцев, осетин-мусульман, грузин-мусульман (аджарцы, часть месхов и ингилойцев); шафиитского толка на Северо-Восточном Кавказе. У ингушей, чеченцев, народов Дагестана также распространены местные формы суфийского ислама – Кадирийя, Накшбандия, Шазилийя. Сторонники ваххабизма, крайне-реформатского толка ислама, появившиеся в 1990-х гг., находятся в конфликте с приверженцами традиционного ислама на Северном Кавказе и Дагестане.

Иудаизм распространен у горских и грузинских евреев, их число уменьшилось за счет иммиграции, особенно в Грузии и Чечне, некоторый прирост отмечен в общинах Нальчика (Кабардино-Балкария) и Кубы (Азербайджан).

Местные культы имели в прошлом большое распространение, в 1990–2000 гг. их относительное возрождение отмечено у абхазов, черноморских шапсугов, осетин.

Общие сведения о культурогенезе, этнической и этнополитической истории Кавказа

Дифференциация населения Кавказа началась, возможно, еще в эпоху среднего палеолита, а два основных антропологических типа внутри средиземноморской ветви европеоидной расы (переднеазиатский и кавкасионский), начали формирование в позднем палеолите и, вероятно, изначально были связаны с верхнепалеолитическим населением Восточной Европы. Малый Кавказ около 10–15 тыс. лет назад выступил частью области одомашнивания культурных растений, в том числе злаковых и винограда, и животных.

К IV тыс. н.э. были освоены все природные зоны Кавказа, сложились навыки террасного земледелия в горной и высокогорной зоне, ирригационного земледелия, дамбового в долинах Риони и Куры, горно-долинного и горно-ручейкового на Южном Кавказе. Возможно, уже был изменен с достижением весеннего окота репродукционный цикл мелкого рогатого скота, хотя тип отгонно-пастбищного овцеводства сложился позднее. Предполагается, что в эпоху позднего неолита (VIII–IV тыс. до н.э.) образовались группы населения, представленные археологическими культурами Северо-Западного Кавказа (майкопская культура), Восточного и Южного Кавказа (куро-аракская), территории современной Грузии, соответствующие трем ветвям кавказских языков, и начались процессы их внутренней дифференциации. В периоды средней и поздней бронзы (IV–II тыс. до н.э.) Кавказ достиг положения металлургической базы Европы, в его западной части и в Анатолии проходили ранние эксперименты с металлургией железа, сформировалась добыча драгоценных металлов.

Во II тыс. до н.э. Южный Кавказ был охвачен процессами образования государственности полисного типа, к концу II тыс. до н.э. возникают более крупные политии, такие как Урарту или государство Кулха. В политическом отношении отделяется высокогорье Большого Кавказа, где в дальнейшем основополагающим фактором будет отсутствие внутренних причин формирования государственности.

I тыс. до н.э. можно считать периодом, когда определились основные геополитические факторы цивилизационного положения Кавказа. Его внутреннее развитие постоянно корректировалось воздействием на Южном Кавказе ближне- и средневосточных империй, а на Северном – политий, порожденных средой подвижного населения степного пояса Евразии. В периоды ослабления имперского влияния активизировались процессы аборигенного политогенеза. Значимым итогом I тыс. до н.э. явилось сложение региональных отрезков трансевразийских магистралей: через южный Кавказ и далее через Малую Азию и вдоль по Каспийскому побережью, а также образование местной сети сообщений с центральным узлом в долинах среднего течения р. Куры.

В дальнейшем это имело двоякое значение: развитие сети городов восточного типа в Азербайджане, Армении и ремесленных центров среднегорного Дагестана, но также и большое военное давление имперских сил юга или агрессивных кочевнических обществ. Другим итогом явилось установление дальних морских связей Черноморья с восточным Средиземноморьем и Южной Европой, первоначально в форме появления древнегреческих колоний.

Ранний этногенез народов Кавказа охватывает Древность и Средние века, и предположительно может быть представлен следующими периодами:

  • – середина – последняя четверть I тыс. до н.э. – включение Южного Кавказа в орбиту господства Ахеменидского
  • (Древнеиранского) государства, освоение Предкавказья и давление на население горной части Большого Кавказа ирано-скифских племен;
  • – конец I тыс. до н.э. – первые века новой эры – возникновение на развалинах Ахеменидской империи и периферии эллинистического мира царств Южного Кавказа: Колхидского (западная Грузия), Иберийского (восточная Грузия), Древнеармянского (Великая Армения), Албанского (как части ранее образовавшейся Атропатсны на территории Азербайджана), появление государственных образований в нагорном Дагестане;
  • – первые века I тыс. н.э. – VIII–IX вв. – соперничество в борьбе за господство на Кавказе Римской (с IV в. – Византия), Иранской (в III–VIII вв. – Сасанидское государство) империй и империй кочевников, занимавших Предкавказье (Гуннской, Аварской, Тюркской, Великой Болгарии, Хазарского каганата). Раздел Армении в 387 г. между Византией и Ираном и ликвидация армянского царства в 428 г. Доминирование Византии в западной части региона и Ирана в восточной, инфильтрация тюркского населения в области Южного Кавказа. Утраты политической независимости были компенсированы культурным подъемом: в IV–VII вв. принятием и повсеместным распространением христианства (менее всего в Предкавказье) и созданием оригинальных алфавитов грузинской, армянской и агванской (албанской) письменности. В VII–VIII вв. Армения, восточная Грузия, Азербайджан и южный Дагестан были завоеваны арабами, в Азербайджане и Дагестане произошло первичное распространение ислама;
  • – в IX – начале XIII в. при ослаблении Арабского халифата и упадке хазарского каганата возникает ряд феодальных государств Кавказа: Абазгское, Зихское, Касожское на северо-западе, Аланское в Предкавказье, в Дагестане – Ссрир, Зерихгеран, Кайтаг, Дербент и др. Уже в XI в. армянские царства, за исключением Киликийского, были завоеваны Византией, а затем турками-сельджуками. В дальнейшем произошло уничтожение всех политических институтов Армении, за исключением церковного. В XI–XII вв. Грузии удается отразить нашествия сельджуков с юга и кипчаков с севера. В северном и южном Азербайджане усилились процессы тюркизации населения;
  • – период XIII – первая половина XVIII в. был в наибольшей степени отмечен бедствиями местного населения и сокращением его численности. Монгольское нашествие и удары войск государств, возникших при распаде монгольской империи в XIII–XIV вв., привели к разрушению местной государственности, уходу жителей в горные районы. В дальнейшем распад золотоордынского государства и последующие события привели к появлению местных государственных образований. Конец эпохи характеризовался наличием на Северном Кавказе, в Дагестане, северном Азербайджане, восточной Армении полунезависимых княжеств и ханств, управлявшихся тюркскими и местными правителями, а в Грузии также отдельные ее части возглавлялись ответвлениями царской династии. Горские общества Большого Кавказа, фактически самоуправлявшиеся сельские общины и их союзы, в XVII–XVIII вв. оказались способны к самостоятельной экспансии в направлении предгорий северо-восточного Кавказа и Грузии. Общее доминирование над регионом набеговыми методами осуществляли феодальные властители Ирана, Турции и Крыма;
  • – территориально-политическая целостность Кавказа и стабильность повседневной жизни были достигнуты только после его подчинения российской власти. С начала XVI по конец XIX в. Россия участвовала в череде локальных и межгосударственных войн. К концу первой трети XIX в. в основном был присоединен Южный Кавказ по границе, оставлявшей вовне значительную часть земель, населенных армянами и азербайджанцами. В дальнейшем Россия столкнулась с массовым сопротивлением горцев Западного и Северо-Восточного Кавказа, типологически близким к тому, которое оказывалось европейской колонизацией на периферии исламского мира. Сопротивление горцев было преодолено ко второй половине XIX в. при большом числе жертв с обеих сторон. Последовавшая затем и особо интенсифицировавшаяся в советское время интеграция кавказских народов в российскую культуру в целом оказалась привлекательна для их сознания.

На рубеже XIX–XX вв. Кавказ отличался пестротой и лоскутностью этнических территорий, доминантой форм общинного сознания. Основным итогом политики, проводившейся властями Российской империи на ее закате и Советского Союза было формирование более монолитных этнических территорий, обеспечение формирования национального сознания и сложение этнических элит местной власти. Такие процессы затронули и крупные, и малочисленные народы региона.

Резкая политизация этнонационального фактора при распаде СССР явилась одним из обстоятельств образования новых геополитических реалий Кавказа, когда его северная часть продолжает существовать в рамках российской государственности, а южная реализовалась в национальных государствах, в разной степени признанных мировым сообществом и избирающих стратегии союза или конкуренции по отношению к Российской Федерации.

Традиционно-бытовая этническая культура народов Кавказа. Общие признаки. Традиционно-бытовая культура народов Кавказа уходит корнями в глубокую древность. Некоторые ее компоненты сохраняются, возрождаются или существуют в латентной форме в эпоху современности, значительная часть их утрачена за несоответствием времени. Относительно целостное описание традиционной народной культуры, актуальное в паше время знание воспроизводится по состоянию на конец XIX – первую половину XX в.

В культуре народов Кавказа существует общность, проявляющаяся в субкультурах первичного производства – наличие форм горного и равнинного пашенного земледелия, отгонно-пастбищного овцеводства со сменой ландшафтов по вертикали. Стереотипны такие элементы культуры жизнеобеспечения, как зональное распространение типов транспортных средств, региональная картина распространения типов жилищ, системное сочетание локальных типов питания и др. В соционормативной субкультуре отмечается сходство половозрастных ролей с доминированием старших мужчин, военизированность быта молодых мужчин и связь женщин с домашним хозяйством. В гуманитарной субкультуре распространение некоторых фольклорных сюжетов, например, нартского эпоса, общность компонентов музыки и пр.

По основным признакам кавказская культурная общность делится на ИЗО: Северный Кавказ, Дагестан, Южный Кавказ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >