Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Два типа вертикальной концентрации

Чаянов выделил в организационном плане крестьянского хозяйства три основные группы процессов:

  • 1) механические процессы, связанные с земельным пространством (обработка почвы, посев, уборка урожая) и биологические процессы растениеводства и животноводства;
  • 2) механические процессы первичной переработки сырья (молотьба, изготовление масла, трепка льна);
  • 3) экономические операции, связывающие хозяйство с внешним миром (покупка семенного и племенного фонда, инвентаря, сбыт, кредит).

Главной формой укрупнения сельского хозяйства в XX в. стала вертикальная концентрация - подчинение указанных процессов крупному капиталу. Оно начинается с третьей группы: овладение путями сбыта, развитый ипотечный кредит, диктующая роль капитала, вложенного в транспортные, элеваторные, ирригационные и др. предприятия. Затем крупный капитал "отщепляет" от деревенского производства отрасли, связанные с первичной переработкой сырья. И, наконец, капитал активно вмешивается в организацию самого процесса производства, выдавая семенной материал и удобрения, определяя условия севооборота и превращая своих клиентов в простых технических исполнителей, производящих однотипные продукты. Это - американский фермерский путь капитализма в земледелии с внедрением в толщу фермерских хозяйств всякого рода капиталистических вспомогательных предприятий (переработка, элеваторы, холодильники и пр.) и присвоением финансовым и торговым капиталом большей части дохода, создаваемого фермерским хозяйством, с перекладыванием риска предприятия в значительной степени с владельца капитала на фермера.

Но вертикальная концентрация может принять и иные формы - не капиталистические, но кооперативные и смешанные, когда контроль над системой торгово-кредитных, дорожных и перерабатывающих предприятий принадлежит организованным мелким производителям, создавшим общественные капиталы (примеры - Дания, Сибирский Союз маслодельных артелей в начале XX в.). Высшей формой такой вертикальной концентрации мелких производителей, превращающих ее в "одно из главных слагаемых социалистической системы хозяйства", Чаянов считал "кооперативную коллективизацию" в последовательности, аналогичной "фермерскому перерождению". При поддержке социалистического государства и параллельном развитии электрификации, сети усовершенствованных дорог, технических установок, системы складочных помещений и кооперативного кредита может быть достигнуто перерастание системы отдельных крестьянских хозяйств в систему общественного кооперативного хозяйства, оставляющую выполнение некоторых процессов II частных хозяйствах "почти что на началах технического поручения".

"Аграрный фронт"

"Кооперативный план" Чаянова, выведенный из организационного плана крестьянского хозяйства на микроуровне, требовал на макроуровне уточнения классового подхода. Чаянов предложил 6-звенную классификацию крестьянских хозяйств: 1) кулацко-ростовщические; 2) крупные полукапиталистические, применяющие наемный труд; 3) семейно-трудовые зажиточные; 4) се-

Схема последовательных стадий кооперации (составлена по работам А. В. Чаянова японским экономистом С. Кодзима)

Рис. 13.1. Схема последовательных стадий кооперации (составлена по работам А. В. Чаянова японским экономистом С. Кодзима)

мейно-трудовые, мелкие и бедные капиталом; 5) бедняцкие, вынужденные продавать свою рабочую силу; 6) полупролетарские, получающие главную часть дохода с заработной платы.

Кооперативную работу Чаянов ориентировал на хозяйства 2-5-го типов - "подавляющее большинство нашей деревни". Но стереотипная схема расслоения деревни, которую Ленин ("Ильин") развивал еще в своей книге "Развитие капитализма в России" и которой продолжали оперировать советские "аграрники-марксисты", ориентировала на иное. Лозунги Коммунистической партии провозглашали "прочную опору" только на бедноту - наемную рабочую силу для чужих средств производства - и ликвидацию кулачества - сельских "эксплуататоров", предпринимателей со своими средствами производства и чужой рабочей силой.

Чаянов вступал в явное противоречие с этими лозунгами, утверждая, что успехи кредитной, сбытовой и машинной кооперации сами по себе поведут к уничтожению кулацкого (1-го) типа хозяйства, а пролетаризированный (6-й) тип хозяйств остается "за бортом" кооперативного движения, поскольку не имеет предмета для участия в кооперации ("потребительское хозяйство не дает в их руки ничего для сбытовой кооперации, ничтожность посевной площади делает ненужным применение машин, объем же закупок и кредита не окупит собою паевого взноса в кооператив").

"Аграрники-марксисты" инспирировали в 1927 г. дискуссию о дифференциации крестьянства и стали агрессивно нападать на позиции Чаянова и его школы. А поворот большевиков к политике "сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса" нанес по организационно-производственной школе смертельный удар.

Трагедия "ликвидации"

Будучи в начале 1920-х гг. за границей, Чаянов, объясняя свой отказ эмигрировать, размышлял о том, как "превратить русскую проблему из проблемы борьбы за власть в проблему спасения и возрождения родины всеми живыми силами ее, в том числе и коммунистическими, поскольку они содержат в себе живое творческое начало".

Жестокий ответ на эти ожидания ученого и гражданина был дан И. Сталиным в угрожающей речи на Первой Всесоюзной конференция аграрников-марксистов, проходившей в дни первой крупномасштабной кампании культа "великого теоретика марксизма": "Почему антинаучные теории "советских" экономистов типа Чаяновых должны иметь свободное хождение в нашей печати?"

Отбросив НЭП "к чорту" и обвинив недавнего ближайшего соратника Бухарина в "правом оппортунизме"", Сталин заявил, что "проводить ленинский кооперативный план - это значит подымать крестьянство от кооперации сбытовой и снабженческой к кооперации производственной, к кооперации колхозной". И дал "специалистам" из ГПУ - НКВД сигнал к "проверочно-мордобойной работе" со специалистами-аграрниками, арестованными по сфабрикованному процессу "Трудовой крестьянской партии" (ТКИ).

Заклейменные как "идеологи кулачества" и организаторы "вредительства в практической работе, направленного к срыву социалистического строительства", А. В. Чаянов и другие лидеры организационно-производственной школы, а также еще ряд экономистов (в том числе Н. Д. Кондратьев и Л. Н. Юровский) были репрессированы. Научное направление исчезло в пропасти "великого перелома".

После полуторагодичного заточения А. В. Чаянов был выслан в Алма-Ату, где с 1933 г. работал в Казахском сельскохозяйственном институте. Парком земледелия Казахстана Н. Сыргабеков принял Чаянова своим научным консультантом. В 1937 и тот, и другой были арестованы и расстреляны.

Более благополучной оказалась судьба А. Н. Челинцева и Н. П. Макарова, уцелевших в годы Большого террора и доживших каждый до 90 е лишним лет, продолжавших, хотя и в гораздо более скромном масштабе, научную деятельность. Но реабилитированы они были лишь в 1987 г., когда было официально пересмотрено "дело ТКП".

Возвращение Чаянова

При жизни Чаянова несколько его работ было издано в немецком переводе. Во второй половине XX в. они привлекли внимание западной и азиатской общественной мысли как объяснение торможения "модернизации" в освободившихся от колониальной зависимости отсталых аграрных странах. Подтвердились слова Чаянова, что "сегодня, когда наш мир постепенно перестает быть только европейским миром, а Африка и Азия с их специфическими экономическими формациями все больше и больше будут входить в круг нашей жизни и культуры, мы тем больше будем вынуждены посвящать наш теоретический интерес проблемам некапиталистических экономических систем". Построенная Чаяновым модель семейного разделения труда и трудопотребительного баланса, теоретический анализ семейно-трудового хозяйства как относительно автономной и исторически живучей формы со своей стратегией выживания и использования ресурсов стали аналитическим импульсом не только в разработке обширного круга проблем "крестьяноведения", но и для "экономической палеонтологии".

В 1988 г. было широко, хотя и с большим налетом приторной помпезности, отмечено 100-летие со дня рождения А. В. Чаянова на его родине. К сожалению, в постсоветской России идеи ученого оказались невостребованными.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы