Ограничения прав, связанные с государственной службой

Обычный правовой режим деятельности государственного служащего предусматривает ограничения, обусловленные характером государственной службы. Реализация власти на службе в государственных органах является по своему существу политической акцией, реализацией государственной политики, поэтому в первую очередь среди ограничений прав гражданина, являющегося государственным служащим, следует назвать ограничение его политических прав. Политические права государственных служащих ограничены рамками правовой системы в стране. Так, в странах англосаксонской системы права специальными законами определены совместимость мандата государственного служащего с мандатом депутата представительного органа власти; ограничения права выступать на митингах, голосовать и т.д. имеют ранжированный характер: не имеют ограничений на политические высказывания и забастовки только нижние слои государственных служащих.

Поскольку государственные служащие в своей деятельности выражают волю и позицию государства, а не свою личную или кружковую, то их публичные высказывания и в Российской Федерации оцениваются как выступления государственных должностных лиц. Это не дает им возможности выступать публично без надлежащего уполномочия вышестоящих должностных лиц. В настоящее время работники Администрации Президента РФ вправе выступать в средствах массовой информации по вопросам своей служебной деятельности, а также по вопросам деятельности Администрации Президента РФ только в порядке, устанавливаемом руководителем Администрации Президента РФ (п. 6 Указа Президента РФ от 29 января 1996 г. №117).

Впрочем, 19 мая 2011 г. Конституционный Суд РФ обсуждал вопрос свободы государственного служащего критиковать свое руководство в прессе. Поводом для этого обсуждения явилось, в частности, обращение Алексея Мумолина, который, будучи старшим участковым уполномоченным Автозаводского РУВД города Тольятти, в ноябре 2009 г. разместил в интернете видеообращение с критикой работы Автозаводского РУВД. Последовала проверка, а затем Мумолину было объявлено о неполном служебном соответствии за нарушение Закона "О милиции", запрещающего сотрудникам милиции публично высказываться о деятельности своего непосредственного руководства и органов внутренних дел в целом. Далее Мумолин выступил в местной газете, сообщив, что недостатки в работе РУВД так и не устранены. За это он получил строгий выговор и был лишен тринадцатой зарплаты. В знак протеста Мумолин провел одиночный пикет, после чего был уволен из милиции.

В п. 3.1 мотивировочной части Постановления Конституционный Суд РФ отмечал:

"Поскольку в рамках своей профессиональной служебной деятельности государственные служащие обеспечивают исполнение полномочий органов государственной власти (статья 1 Федерального закона от 27 мая 2003 года № 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации"), публичное выражение ими, в том числе в средствах массовой информации, суждений и оценок, имеющих смысл возражения или порицания, может не только затруднить поддержание отношений служебной лояльности и сдержанности, но и подорвать авторитет государственной власти как непременное условие успешного решения возложенных на нее задач... Равным образом недопустимо публичное выражение государственным служащим в адрес государственного органа или должностного лица, особенно вышестоящего, суждений и оценок в смысле похвальном и одобрительном, поскольку такие действия способствуют укоренению отношений личной преданности, бюрократической сплоченности, покровительства и внеслужебной зависимости нижестоящих служащих от вышестоящих.

Вместе с тем в силу принципа открытости государственной службы и ее доступности общественному контролю, объективного информирования общества о деятельности государственных служащих (ст. 3 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации") запрет для государственных служащих на публичные высказывания, суждения и оценки, выходящие за рамки возложенных на них должностных обязанностей, не должен использоваться для поддержания режима корпоративной солидарности работников государственного аппарата, исключающей доведение до граждан информации, имеющей важное публичное значение".

Далее, в п. 4 мотивировочной части Постановления Конституционный Суд РФ аргументировал свою позицию:

"Следовательно, пункт 10 части 1 статьи 17 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" — с учетом возможности обеспечения баланса конституционно значимых ценностей имеющимися правовыми средствами — не может толковаться и применяться как запрещающий во взаимосвязи со статьей 20.1 Закона Российской Федерации "О милиции" (частью 2 статьи 29 Федерального закона "О полиции") государственным гражданским служащим и сотрудникам милиции (полиции) все без исключения публичные высказывания, суждения и оценки, связанные с деятельностью органов государственной власти... Не предполагает пункт 10 части 1 статьи 17 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и безусловного прекращения служебного контракта (увольнения со службы) в случае публичного выражения государственным гражданским служащим или сотрудником милиции (полиции) тех или иных мнений, суждений и оценок".

Далее Конституционный Суд РФ приходит к итоговому заключению:

"5. Таким образом, в общей системе правового регулирования отношений государственной службы, специфика которой обусловливает особый правовой статус государственных служащих, обязывающий их, по общему правилу, к лояльности и сдержанности, нормативное положение пункта 10 части 1 статьи 17 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" во взаимосвязи со статьей 20.1 Закона Российской Федерации "О милиции" (частью 2 статьи 29 Федерального закона "О полиции") не может рассматриваться как содержащее абсолютный запрет на публичное выражение государственным служащим своего мнения, в том числе в средствах массовой информации, относительно деятельности органов государственной власти и как таковое не противоречит Конституции Российской Федерации".

В итоге Конституционный Суд РФ постановил:

". Признать нормативное положение пункта 10 части 1 статьи 17 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку — по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со статьей 20.1 Закона Российской Федерации "О милиции" (частью 2 статьи 29 Федерального закона "О полиции") — оно не может рассматриваться как не допускающее публичного выражения государственным служащим своего мнения, суждения, оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности".

Ограничения прав государственных служащих закреплены в ст. 16 Закона № 79-ФЗ. Не содержащиеся в данной норме позиции предполагаются находящимися за пределами их служебных обязанностей. Но и закрепленные вызывают неоднозначную оценку.

Специфика правового статуса государственного служащего в странах с социалистической системой права проявляется в том, что профсоюзы государственных служащих здесь не запрещены (вероятно, в силу трудового, наемного характера отношений государственного служащего с властями при социалистической системе права).

Следствием основного предназначения профсоюза — защищать права своих членов — является то, что профсоюз может принять решение о забастовке. Не вызывает большого беспокойства, когда это делают лица, трудящиеся по свободному найму. Однако государственный служащий действует от имени государства, и является нонсенсом ситуация, когда государственные служащие желают что-то требовать от своего государства. Предполагается, что государство должно обеспечивать своих служащих всем необходимым для выполнения функции своего представителя. В Российской Федерации были случаи (во Владикавказе и Ростове-на-Дону), когда на пикеты и митинги перед административными зданиями выходили работники правоохранительных органов и армии в связи с отсутствием полагающихся им выплат. Профсоюзы государственных служащих, и уж в любом случае их забастовки, в большинстве стран запрещены.

Ограничения, связанные с государственной гражданской службой, изложены в ч. 1 ст. 16 Закона № 79-ФЗ. Гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае:

  • 1) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу;
  • 2) осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной службы (гражданской службы), по приговору суда, вступившему в законную силу, а также в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости;
  • 3) отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, если исполнение должностных обязанностей по должности гражданской службы, на замещение которой претендует гражданин, или по замещаемой гражданским служащим должности гражданской службы связано с использованием таких сведений;
  • 4) наличия заболевания, препятствующего поступлению на гражданскую службу или ее прохождению и подтвержденного заключением медицинского учреждения. Порядок прохождения диспансеризации, перечень таких заболеваний и форма заключения медицинского учреждения устанавливаются Правительством РФ;
  • 5) близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому;
  • 6) выхода из гражданства Российской Федерации или приобретения гражданства другого государства;
  • 7) наличия гражданства другого государства (других государств), если иное не предусмотрено международным договором РФ;
  • 8) представления подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на гражданскую службу;
  • 9) непредставления установленных данным Законом сведений или представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.
  • 10) несоблюдения ограничения, нарушения запретов и неисполнения обязанностей, установленных Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ "О противодействии коррупции".

Не все эти условия можно назвать ограничениями. Например, отсутствие гражданства в силу буквального толкования закона не позволяет иностранному гражданину быть государственным гражданским служащим российского государства. А это скорее запрет, чем ограничение.

Приведенный список не является исчерпывающим. Снижает ценность этого списка то, что ч. 2 и 3 ст. 16 содержат отсылочные нормы, т.е. то, что не урегулировано данным законом, может быть урегулировано иным федеральным законом. Со времени действия Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" ограничений, связанных с государственной службой, стало меньше. Но произошло это за счет переквалификации части из них в запреты.

Запреты, связанные с гражданской службой, закреплены в ст. 17 Закона № 79-ФЗ. Часть 1 этой статьи гласит:

В связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается:

  • 1) участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;
  • 2) замещать должность гражданской службы в случае:
    • а) избрания или назначения на государственную должность;
    • б) избрания на выборную должность в органе местного самоуправления;
    • в) избрания на оплачиваемую выборную должность в органе профессионального союза, в том числе в выборном органе первичной профсоюзной организации, созданной в государственном органе;
  • 3) осуществлять предпринимательскую деятельность;
  • 4) приобретать в случаях, установленных федеральным законом, ценные бумаги, по которым может быть получен доход;
  • 5) быть поверенным или представителем по делам третьих лиц в государственном органе, в котором он замещает должность гражданской службы, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами;
  • 6) получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения). Подарки, полученные гражданским служащим в связи с протокольными мероприятиями, со служебными командировками и с другими официальными мероприятиями, признаются соответственно федеральной собственностью и собственностью субъекта РФ и передаются гражданским служащим по акту в государственный орган, в котором он замещает должность гражданской службы, за исключением случаев, установленных ГК РФ;
  • 7) выезжать в связи с исполнением должностных обязанностей за пределы территории РФ за счет средств физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с международными договорами РФ или на взаимной основе по договоренности между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и государственными органами других государств, международными и иностранными организациями;
  • 8) использовать в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средства материально-технического и иного обеспечения, другое государственное имущество, а также передавать их другим лицам;
  • 9) разглашать или использовать в целях, не связанных с гражданской службой, сведения, отнесенные в соответствии с федеральным законом к сведениям конфиденциального характера, или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей;
  • 10) допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности;
  • 11) принимать без письменного разрешения представителя нанимателя награды, почетные и специальные звания (за исключением научных) иностранных государств, международных организаций, а также политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений, если в его должностные обязанности входит взаимодействие с указанными организациями и объединениями;
  • 12) использовать преимущества должностного положения для предвыборной агитации, а также для агитации по вопросам референдума;
  • 13) использовать должностные полномочия в интересах политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности;
  • 14) создавать в государственных органах структуры политических партий, других общественных объединений (за исключением профессиональных союзов, ветеранских и иных органов общественной самодеятельности) и религиозных объединений или способствовать созданию указанных структур;
  • 15) прекращать исполнение должностных обязанностей в целях урегулирования служебного спора;
  • 16) входить в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ;
  • 17) заниматься без письменного разрешения представителя нанимателя оплачиваемой деятельностью, финансируемой исключительно за счет средств иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ.

Запрет, установленный в ч. 2 ст. 17 данного Закона, относится к ситуации, когда гражданский служащий владеет приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций), что может привести к конфликту интересов. В этом случае он обязан передать принадлежащие ему указанные ценные бумаги, акции (доли участия в уставных капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с гражданским законодательством РФ. Что именно желает замаскировать законодатель данной нормой, не ясно. Он просто обязывает заменить личную заинтересованность государственного служащего в делах той или иной компании иной, путем передачи акций. Отличие ограничений от запретов в современном законодательстве должно быть урегулировано более четко, так как нарушение запретов в силу ч. 1 ст. 33 Закона № 79-ФЗ является основанием прекращения служебного контракта по широкому кругу оснований, изложенных в ст. 17 этого Закона.

В результате изучения законодательства субъектов РФ М. А. Ковальчук пришла к заключению, что к наиболее типичным отступлениям от закрепленных федеральным законодательством правовых основ государственной службы в актах субъектов РФ можно отнести, в частности, расширение (или сужение) перечня правоограничений для государственных служащих, также исчерпывающе закрепленного Законом № 79-ФЗ.

В свое время Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 21 декабря 1922 г. "Временные правила о службе в государственных учреждениях и предприятиях" запрещал лицам, состоящим на государственной службе, лично или через подставных лиц быть участниками какого-либо частного торгового или промышленного предприятия, заниматься подрядами и поставками, участвовать в договорах промышленной аренды и в какой бы то ни было форме вступать с государственными учреждениями и предприятиями в отношения коммерческого свойства, а равно быть поверенными третьих лиц по делам учреждений и предприятий, в которых они (поверенные) состоят на службе. В Российской Федерации вопрос совмещения даже депутатами Государственной Думы своих депутатских обязанностей с участием в предпринимательских структурах, а часто и лоббирования интересов последних в парламенте, поднимался неоднократно.

Иллюстрацией сложностей в правовой квалификации возможности государственного или муниципального служащего заниматься предпринимательской деятельностью может явиться следующий судебный казус. В Череповецком городском суде Вологодской области доказана вина Смирнова в получении взятки. Смирнов являлся председателем комитета по физической культуре и спорту (КФиС) г. Череповца, обладал распорядительными и административными полномочиями. От имени КФиС он заключил сделку с болгарской фирмой, в результате которой КФиС понес значительные убытки. Казалось бы, должностное лицо, состоящее на государственной или муниципальной службе, не может заниматься предпринимательской деятельностью, это запрещает и закон об антимонопольной деятельности. Однако Верховный Суд РФ при таких обстоятельствах осуждение Смирнова по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР (действовавшая на тот период статья о должностных преступлениях) отменил. Верховный Суд посчитал, что поскольку личной заинтересованности или корысти в действия Смирнова не было, то он не подлежит ответственности за злоупотребление властью или служебным положением.

Факт, когда сотни чиновников различных министерств и иных органов исполнительной власти входят в советы директоров акционерных обществ, в связи с чем происходит сращивание государственного аппарата с коммерческими организациями, квалифицируется А. В. Куракиным как узаконенная коррупция.

Одним из показательных дел, демонстрирующих, что совмещение частных и публичных интересов через деятельность государственных служащих и служащих частных компаний приводит к убыткам государства, является казус со швейцарской фирмой "Нога". В договорах некой российской фирмы-однодневки с данной фирмой в лице Нессима Гаона, владельца компании "Нога", представлена гарантия российского правительства (в то время председателем Правительства РФ был В. Черномырдин). После скорого "банкротства" подставной российской компании право требования по долгу России за поставленные товары перешли кредиторам фирмы "Нога" — четырем швейцарским банкам. Банки выдали мандат компании на взыскание долга с России. В 2006 г. американский бизнесмен российского происхождения Александр Коган выкупил у банков права требования по долгу России, а в 2007 г. эти права перешли к Минфину России. Это та мутная водичка, в которой погряз коррумпированный российский государственный аппарат. Арестованное по иску компании "Нога" российское имущество во Франции было разблокировано французскими судами, поскольку на государственное имущество в отличие от негосударственных организаций распространяется иммунитет от ареста.

Путает государственное со своим, частным и Внешэкономбанк, который, по сообщению "Российской газеты" вкладывает деньги государства от своего имени.

На местах совмещение государственной службы с предпринимательством еще более процветает. Например, в Саратовской области в области спорта сложилась примерно такая же ситуация, что и в медицине: с приходом в администрацию нового министра физкультуры и спорта Михаила Вулаха спорт в регионе полностью коммерциализировался. Строительный сектор в Московской области — "черная дыра" региона, в которой пропадают миллиарды рублей. Многие областные парламентарии утверждают, что большую часть подрядных строительных заказов получает организация, близкая губернатору ("Стройэкс"). Претензии к размещению выгодных заказов и предоставлению выгодных условий именно на родственном основании можно адресовать и бывшему мэру Москвы Ю. М. Лужкову. События июня — июля 2006 г., связанные со сносом жилья в Бутово, выявили особую связь мэра со строительным сектором московской экономики, возможно, потому, что его жена, Елена Батурина, занимается строительством и даже входит в список мировых миллиардеров по личным доходам. М. Е. Швыдкой, будучи министром культуры РФ, занимался телевизионными ток-шоу. Реакции Президента РФ пришлось ждать долго.

Бездеятельность федерального административного аппарата в области борьбы с совмещением государственной должности с предпринимательской деятельностью приводит к самосудам и разгулу преступности в стране. Например, 3 августа 2005 г. в пригороде Нальчика невдалеке от своей машины было найдено тело бывшего министра строительства Карачаево-Черкесии. Следствие утверждает, что это самоубийство. Однако в бытность этого человека министром у него была и собственная строительная компания, т.е. он занимался запрещенной законодательством о государственной службе предпринимательской деятельностью, и никакие власти, ни Президент РФ, ни Президент Карачаево-Черкесии этого не заметили.

Совместная служба родственников обычно прямо ограничивается. Один из первых декретов Совета Народных Комиссаров РСФСР от 21 декабря 1922 г. "Временные правила о службе в государственных учреждениях и предприятиях" одновременно с отменой декрета Совета Народных Комиссаров об ограничении совместной службы родственников в советских учреждениях 1918 года запретил состоять на государственной службе в одном учреждении или предприятии лицам, соединенным между собою близким родством или свойством (родители, супруги, братья, сестры, сыновья, дочери, а равно братья, сестры, родители и дети супругов), в случае, если одновременное состояние их на службе связано с подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому. Исключение из этого правила допускалось только в отношении лиц, занимающих подчиненные или подконтрольные должности по выборам.

Ограничение совместной службы родственников обычно предусматривается во всех странах мира как профилактическая мера против непотизма, блата. В Римской курии (Ватикане) запрет совместной службы родственников касается родственных связей до четвертого колена кровных родственников и до второго колена некровных родственников. Редкий случай применения правила об ограничении совместной службы родственников предоставляет казус Т. Б. Дьяченко, дочери Б. Н. Ельцина, назначенной им советником Президента РФ. Когда председатель Государственной Думы Г. Н. Селезнев назвал это решение президента противоречащим действующему законодательству, пресс-служба Президента РФ выступила в печати "По поводу заявления спикера Госдумы" и утверждала, что действовавший тогда Федеральный закон "Об основах государственной службы Российской Федерации" не относит Президента РФ, а также иных лиц категории "А" к государственным служащим. Поэтому ограничений для совместной службы с близкими родственниками для них нет. Непотизм, блат, родственные связи, процветающие в настоящее время в Российской Федерации, особенно в национальных республиках, продолжают являть собой пережиток родоплеменного строя, первобытного общества. Одновременно они являются удобным механизмом паразитирования определенных группировок на бюджете РФ.

Для маскировки родственных связей и извлечения выгоды из этого факта местные власти эффективно используют противоречия в понимании государственной службы как службы федеральной и службы муниципальной, иллюстрацией чему служит следующий пример.

Администрация г. Петропавловска-Камчатского обратилась в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению подп. 3 п. 2 ст. 17 Закона Камчатской области от 16 июня 1997 г. № 87 "О муниципальной службе Камчатской области", ссылаясь на то, что данная норма предусматривает ограничение граждан при поступлении на муниципальную службу в Камчатской области в случае их близкого родства или свойства с муниципальным служащим, если их муниципальная служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного их них другому. Суд удовлетворил иск с мотивировкой, что эта норма противоречит ТК РФ и Федеральному закону "Об основах муниципальной службы Российской Федерации", которые не предусматривают ограничения совместной муниципальной службы близких родственников.

В Российской Федерации появляются и другие формы семейственности в сфере государственного аппарата. Так, директором музея "Эрмитаж", на содержание которого бюджетом России 2006 г. было выделено свыше 1 млрд руб., в четыре раза больше, чем на всю Федеральную целевую программу "Культура России (2006—2010 годы"), с незапамятных времен бессменно был Борис Пиотровский. После его смерти директором федерального государственного учреждения культуры "Государственный Эрмитаж" "по наследству" стал его сын, Михаил Пиотровский. Так что, когда в июле 2006 г. была обнаружена пропажа из музея 221 предмета эмальерного искусства России, оказалось невозможным определить, при каком руководителе — отце или сыне — пропали эти драгоценности. М. Пиотровский в отставку подавать отказался.

Впрочем, отметим, что наследственная передача государственной должности — достаточно редкое явление российской действительности.

Еще одним специальным правилом для государственного служащего является невозможность состоять в различных объединениях, членство в которых влечет обязанности, отражающиеся на его государственной службе. Бывший мэр г. Санкт-Петербурга А. Собчак состоял членом Мальтийского ордена, благодаря чему по общественному телевидению велись передачи о процедурах совершения таинства посвящения в члены этого ордена, т.е. осуществлялась реклама организации. В феврале 2003 г. выяснилось, что около 300 человек, состоящих на руководящих должностях Украины, являются масонами, членами ордена Святого Станислава, которому они принесли присягу, а Президент Украины Л. Кравчук стал первым шевалье ордена. Если должностное лицо связано клятвой с какой-либо организацией, то возникают естественные препятствия для службы такого лица государству, даже в случае, если, как на Украине, орден Святого Станислава зарегистрирован и действует легально.

Мы поддерживаем мнение К. С. Вельского о том, что принцип профессионализма требует политической нейтральности государственной службы. В зарубежных странах это ограничение связано с доктриной нейтральности государственного служащего, которая применяется для того, чтобы обеспечить несменяемость опытных государственных служащих в условиях смены правящей партии в руководстве страной по результатам очередных выборов. Считается, что партии приходят и уходят, а государственные служащие выполняют свои обязанности, реализуют функции государства, будучи нейтральными по отношению к смене партий у власти. Противоположным принципом является принцип лояльности, когда лучшим служащим признается лицо, верное победившей на выборах партии.

Служащий обязан действовать в соответствии с правовыми актами, а не установками отдельных партийных группировок. В последнее время вопрос партийности государственных должностных лиц встал особенно остро. В какой-то момент бывший министр внутренних дел РФ Б. Грызлов одновременно оказался председателем партии "Единая Россия" ("Наш дом — Россия"). Развернулась дискуссия о возможности совмещать членство в партии с занятием государственных должностей. Отвечая на вопрос депутата Государственной Думы, министр сельского хозяйства А. В. Гордеев отметил, что его присутствие в Высшем совете партии "Единая Россия" позволяет решать и служебные задачи. По мнению ряда ученых, департизация, или деполитизация, государственной службы, введение принципа политической нейтральности государственных служащих применимы не ко всем государственным служащим. В частности, к помощникам депутатов и сотрудникам аппаратов депутатских объединений они, видимо, применены быть не могут. Запрет состоять в партиях закреплен только в отношении судей (Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации").

При обсуждении проекта закона "О системе государственной службы Российской Федерации" видный юрист М. А. Краснов вспомнил один из первых указов Президента РСФСР Б. Ельцина, действующий и в настоящее время, — Указ от 20 июля 1991 г. № 14 "О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР", известный как указ о департизации. Указ был направлен против КПСС, и М. А. Краснов утверждает, что запрет любых партийных ячеек в госаппарате необходим, "в противном случае аппарат ждет паралич".

Прецедент, когда бывший Президент РФ и нынешний Председатель Правительства РФ В. В. Путин возглавляет правящую партию "Единая Россия", не являясь ее членом, — является редкостью.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >