Рациональность как деятельность. Критерии рациональности научного знания

Наиболее общая характеристика рациональности чаще всего сводится к определению критериев того, что считать рациональным.

Традиционный рационализм подразумевает использование идей, которые ясно выражены, их аргументы и суждения очевидны, а сам исследователь обладает интеллектуальной интуицией.

Традиционный эмпиризм для обоснования рациональности обращается к особенностям восприятия и индуктивному обоснованию. Современные последователи этих течений вносят значительные уточнения к списку критериев, оставаясь, однако, в границах, определенных точками зрения их предшественников.

У приверженцев логического эмпиризма научное знание представляет собой совершенно конкретную модель рациональности. В этой сфере деятельности познающий субъект конструирует такие теории, которые могут претендовать на всеобщую значимость для всех рационально мыслящих субъектов. Иными словами, в сфере науки и научной деятельности, с точки зрения логического эмпиризма, человек представляет собой полностью рациональное существо.

Критерий рациональности в этой концепции предстает как эмпирический сенсуализм, который в качестве своего основного методологического требования выдвигает эмпирическое обоснование.

Сохраняют свою актуальность условия рациональности научного знания, сформулированные львовско-варшавской философской школой: 1) ясность мышления и точность его артикуляции; 2) учет требований логики; 3) надлежащее обоснование.

Совокупность этих критериев рациональности получила название стандартной модели рациональности.

Целый ряд авторов отмечает, что при всей привлекательности практическая реализация этих постулатов связана с немалыми трудностями. Так, в сфере естественных наук, таких как геометрия, алгебра, формальная логика, критерии точности более ясны, чем в области гуманитарных наук, язык которых, по сути дела, представляет собой естественный язык. Здесь часто отсутствует согласие по поводу основных методологических вопросов.

Постулат учета требований логики часто называют логической рациональностью. Фактически постулат содержит два основных требования: 1) избегание противоречий; 2) следование правилам логики (индуктивной, дедуктивной, правилам аналогии и др.). Однако на практике избежать противоречий не удается, более того, противоречия в системе теоретических знаний и необходимость их разрешения являются одним из источников развития науки.

Постулат эмпирического обоснования также не является универсальным. Подтверждением этому является история неопозитивизма и его принципа верификации (проверяемости), который в конце концов был заменен принципом конвенционализма (соглашения).

Критика "стандартной модели рациональности" чаще всего исходит от представителей релятивизма, которые считают, что критерии рациональности должны быть продиктованы культурой.

Так, в рамках философии языка Л. Витгенштейна (1889– 1951) обоснован тезис о том, что критерии рациональности будут различаться в рамках всевозможных языковых игр. К этой позиции весьма близка программа методологического анархизма. Представляющий эту позицию П. Фейерабенд отвергает сам тезис о существовании универсальной рациональности.

Вместе с тем значительное число исследователей не только признают существование научной рациональности, прежде всего на уровне рациональности научного знания, но выдвигают критерии такой рациональности.

Так, Е. Н. Шульга предлагает систему параметров рационального знания. Рациональное знание – это:

  • – знание, которое получено методически;
  • – сформулировано в интерсубъективно понятом языке (коммуникативном, не туманном), т.е. в языке, выполняющем исключительно информативную функцию;
  • – знание, логически систематизированное (непротиворечивое и последовательное);
  • – обоснованное межсубъективно контролируемым способом;
  • – свободное от эмоционально-волевых состояний.

Сходную точку зрения высказывает американский исследователь Д. Дэвидсон (1917–2003), используя понятие "фундаментальные принципы рациональности". Совокупность этих фундаментальных принципов, по мнению Д. Дэвидсона, не образует законченного списка, тем не менее каждый исследователь принимает определенные базисные стандарты или нормы рациональности. Д. Дэвидсон считает наиболее важными для исследовательской деятельности следующие принципы:

  • 1) языковая точность;
  • 2) соблюдение законов логики;
  • 3) критичность;
  • 4) способность решения проблем.

Фактически эти же принципы опираются на стандартную модель рациональности львовско-варшавской школы.

В заключение отметим, что при обсуждении проблемы научной рациональности хорошо "работает" диалектика правды и истины. На наш взгляд, в состав нравственного кредо настоящего исследователя следует включить положение о том, что "рациональность должна быть проявлением интеллектуальной ответственности за сформулированные взгляды".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >