ЭВОЛЮЦИЯ ПРОБЛЕМНОГО ПОЛЯ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

В результате освоения материала главы студент должен:

знать

  • • историю становления и развития аналитической философии, ее основных представителей, особенности поднимаемых проблем;
  • • теоретические основы логического атомизма; понятийный и категориальный аппарат «поздних» аналитиков;

уметь

  • • определять и систематизировать различные направления аналитической философии, ее эволюцию и взаимосвязь с решением философских проблем современности;
  • • давать оценку актуальным интерпретациям постаналитической философии;

владеть

  • • способами и приемами обсуждения и критики фундаментальных проблем, разработанных в аналитической философии в сфере анализа языка, философской логики, лингвистической философии;
  • • аргументировать и вести дискуссию но указанной тематике.

До недавних пор аналитическая философия царила в англосаксонском мире. Генеалогию аналитической философии можно начинать с Аристотеля, включая семантические идеи софистов и стоиков, теории Д. Скотта и У. Оккама, Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Дж. Локка, Дж. Беркли, Д. Юма, Д. С. Милля. Аналитический тип мышления развивался Р. Декартом, Г. В. Лейбницем, И. Кантом, Ф. Брентано, Ч. С. Пирсом, Л. Э. Брауэром и А. фон Мейнонгом. Обособленная традиция аналитической философии формируется такими фигурами, как Ф. Г. Фреге, Б. Рассел и Д. Э. Мур, которые в начале XX в. вели затянувшиеся бои с традицией, господствовавшей в англоязычном мире, а именно с преимущественно идеалистическим и гегельянским направлением мысли.

Рождение аналитической традиции связывают с «Principia Mathematica» (1910—1913) Б. Рассела и А. Уайтхеда[1], развитием философской логики и техническими достижениями в семантике и основаниях математики. Именно в ходе этой работы Рассел столкнулся с парадоксом, который носит его имя, «классом всех классов, которые не являются членами себя». Попытка Рассела избежать парадокса приняла форму теории типов. Согласно этой теории, было неправильно рассматривать классы как беспорядочно поддающиеся классификации объекты. Люди и классы иринадлежали логично различным типам, и что могло утверждаться относительно элементов одного типа, не могло быть значимо утверждаемым для другого. Чтобы избежать парадокса, мы должны развести различные типы между разными уровнями иерархии.

Реально аналитическая философия реанимировала скептический, рационально-научный дух просвещения с опорой на новые принципы и техники анализа языка. Д. Э. Мур (1873—1958) в работе «Природа суждения» (1899) отклонил фундаментальный тезис, что действительность — создание ума, и заменил его платоническим реализмом: понятия — объективные, независимые факты, и мир состоит из таких понятий, объединенных друг с другом в истинные суждения. В работе «Опровержение идеализма» (1903) он отклонил требование Esse —percipiобъекты нашего знания независимы от нашего знания их. Кроме того, материальные объекты — что-то, что мы непосредственно чувствуем. Рассел, как и Мур, соединил свой отказ от идеализма с подтверждением платонической веры в универсалии.

Опираясь на утверждения Д. Юма, что все объекты, доступные исследованию разума, делятся по природе своей на отношения между идеями (истины математики и логики) и факты, основанные на отношениях причины и действия, аналитики заявили, что философия должна ограничиться анализом понятий. Хотя отношения причины и действия относятся к другой логике, чем связь между фактами, аналитики увидели иное. Философия не является разделом ни математики, ни логики, ни естественной наукой, ее удел — скрупулезный анализ понятий, г.е. достойная философия должна быть аналитической. Позже М. Даммитт заявит, что цель философии — анализ структуры мышления единственным методом — анализом языка. Конечно, на развитии аналитики сказались открытие неевклидовой геометрии, исследования оснований математики (теория ансамблей) и развитие новой символической логики Г. Фреге, математики и логики Д. Пеано и Б. Рассела: между философами распространяется тезис, что логика реально может стать новым инструментом философской мысли. Все утверждения чистой математики (арифметика и анализ — главным образом) могут быть изложены через единственный словарь и единственный синтаксис логики, так что она становится исключительно математической дисциплиной. Логицизм Фреге признавал каждое отдельное число самосу- ществующим объектом, а утверждения о числах признавались понятиями. Независимо от Фреге, и первоначально не зная его работ, Рассел предпринял логицистский проект. Его попытка была действительно более честолюбивой, чем Фреге, так как он надеялся показать, что не только арифметика, но и геометрия и анализ также были получены из общих логических аксиом.

Оригинальная статья Рассела «Об обозначении» (1905) давала старт лингвистическому повороту. Логический анализ является техникой замены логически ясной формы слов другой формой слов, которые в некотором роде вводят в заблуждение. Обозначающие выражения, адресующие высказывания к предметам, гарантирующие связь реальности и языка, [2]

не всегда употребляют пропозиции, соответствующие объектам, что ведет к реализму платоновского толка. Разворачивая семантические особенности имен собственных и описаний, разделяя их на определенные и неопределенные описания, определенные описания и имена собственные, Рассел показывает, что имена собственные отсылают к конкретному обладателю имени, а описания не находятся в корреспондировании с каким-либо носителем, обозначая признаки в абстракции. Описания объектов не предполагают их существования. Согласно Расселу, логический анализ выступал не только лингвистическим устройством для классификации предложений, поскольку логика сможет показать структуру мира. Логика содержит отдельные переменные и логические функции: соответственно, мир содержит частности и универсалии. Логические сложные суждения созданы как функции истины простых суждений. Точно так же Рассел считал, что в мире независимые атомарные факты соответствуют простым суждениям. Логический атомизм предполагал создать на основе атомарных фактов научную картину мироустройства, связанную с логически совершенным языком.

В 1920—1930-х гг., разделяя идеи неопозитивизма, Рассел признавал существование «чувственных данных» как нейтральных элементов. В этом случае понятия «дух» и «материя» истолковывались как логические конструкции из этих чувственных данных. Обратившись к идеям Юма в 1940—1950-х гг., Рассел допускает бытие «фактов» как независимых от субъектов чувственных констелляций (сенсибилий), которые в отличие от элементов «опыта» непредвзяты, хотя их беспристрастность базируется па вере в существование внешнего мира. Логический анализ у Рассела выполнял роль борьбы с «плохой грамматикой» традиционной метафизики. Его «философская грамматика», постигая форму истинного предложения одновременно с формами и элементами, конструирующими реальность, призвана была преодолеть эти затруднения.

Одним из основателей аналитической философии является Людвиг Йозеф Иоганн Витгенштейн (1889—1951). Прочитав «Principia Mathe- matica» Рассела, и после знакомства с Фреге, который посоветовал ему ехать в Кембридж к Расселу на учебу, он приступил к оформлению своих мыслей. В 1921 г. выходит его «Логико-философский трактат», в котором выражена попытка дать точное и однозначное изображение действительности в определенным образом построенном языке; при этом посредством правил логики установить в языке меру выражения мыслей и тем самым границу мира, используя понятия «смысл», «пропозициональная функция», «истинное значение» Фреге, и ряд идей Рассела по созданию идеального логического языка, логики как сущности философии, утверждений бессмысленности суждений традиционной философии.

Трактат, как другие метафизические трактаты, пытается описать логическую форму мира. Картина должна быть независимой от того, что она изображает; она должна быть способной к тому, чтобы быть ложной картиной не меньше, чем истинной. Но так как любое суждение должно содержать логическую форму мира, она не может изобразить его. То, что метафизик пытается сказать, не может быть сказано, но только показано.

Параграфы Трактата походят на лестницу, на которую нужно подняться, если мы должны видеть мир правильно. Философия — не теория, но деятельность, деятельность разъяснения нефилософских суждений. После разъяснения суждения отразят логическую форму мира и таким образом покажут то, что желает, но не может сказать философ. Ни наука, ни философия не могут показать нам значение жизни. Но это не означает, что проблему оставляют нерешенной.

Иными словами, философии раннего Витгенштейна присущи логицизм и редукционизм, она ориентируется на дедуктивные методы математики и принимает философию языка за основу философии. Он считал, что обычный язык затемняет логическую форму, к тому же смешивает логически правильные, нелогические и бессмысленные суждения, что и становится источником псевдопроблем в философии. Анализ должен способствовать каждому высказыванию стать адекватной картиной действительности, которую он описывает. Следует перевести описательные, сложные предложения в атомарные. Хотя он не сводил философию к анализу, а задачу философии видел в «логическом анализе различных способов выражения действительности». В этом помогало мистическое созерцание мира как целого, с целью установления того, что можно говорить осмысленно, а о чем осмысленно говорить нельзя. Новое было и в том, что он отрицал метафизическую философию истины.

  • [1] Переводится как «Начала математики» или «Основания математики».
  • [2] Esse est percipi (лат.) — быть значит быть воспринимаемым (Дж. Беркли).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >