Наследие эпохи Античности и его значение для творчества театральных декораторов XVII—XVIII веков

Теория архитектуры эпохи Античности была представлена в первую очередь знаменитым трактатом Витрувия «Десять книг об архитектуре». Найденный в 1427 г. в Сен-Галленском аббатстве труд Витрувия имел необыкновенный резонанс в эпоху Возрождения и оказал влияние на все последующее развитие архитектуры. В первую очередь Витрувий положил начало разработке концепции идеального города, совершенного с точки зрения эстетики, комфортабельности, фортификации, гигиены и обеспеченности водой. Давая советы по технике строительства, обработке строительных материалов, благоустройству городского пространства, разрабатывая типологии общественных и частных сооружений, Витрувий не мог рано или поздно не коснуться темы театра, столь значимой для античного Рима. Приведем здесь знаменитый пассаж, где Витрувий говорит об устройстве театральной сцены.

телю той или другой из декораций. За ними находятся выступы крыльев, образующие вход на сцену, один — с форума, другой — из чужой страны.

Сцены бывают трех родов: во-первых, так называемые трагические, во-вторых — комические, в-третьих — сатирические. Декорации их несходны и разнородны: трагические изображают колонны, фронтоны, статуи и прочие царственные предметы; комические же представляют частные здания, балконы и изображения ряда окон, в подражание тому, как бывает в обыкновенных домах; а сатирические украшаются деревьями, пещерами, горами и прочими особенностями сельского пейзажа»[1].

Цитата эта получила необыкновенную известность в эпоху Возрождения, а в самих декорациях надолго возобладали архитектурные мотивы.

Получив особую известность в эпоху Возрождения, Витрувий был как азбука известен театральным декораторам Нового времени. И хотя в барочном театре уже не использовались периакты, традиция оформления спектаклей высокого жанра изображениями роскошных и торжественных архитектурных мотивов оставалась незыблемой на протяжении XVII—XVIII вв.

Не меньшее воздействие на развитие театрально-декорационного искусства XVII—XVIII вв. имела архитектурная практика Древнего Рима. У архитектора и сценографа эпохи барокко античность находилась непосредственно «под ногами». Для большинства мастеров характерно глубокое знание памятников Древнего Рима. Даже те, кто не жил постоянно в Вечном Городе, непременно посещали его с целью изучения древней и новой архитектуры. Действие многих барочных спектаклей происходит в Древнем Риме, но даже если местом действия был избран другой город, узнаваемые античные памятники то и дело появлялись на сцене. Так, Джузеппе Валериани изображает на эскизах декораций триумфальные арки, храмы-периптеры, наподобие храма Кастора и Поллукса с римского форума, храмы-ротонды, вроде храма Сивиллы в Тиволи, представляющего собой круглый периптер коринфского ордера, украшенный фризом из гирлянд и букраниев, или храма Геркулеса на Бычьем форуме, относящегося еще к эпохе республиканского Рима. То и дело мелькает на листах, принадлежащих этому мастеру, кессонированная изнанка купола римского Пантеона. Триумфальные арки и здания, отсылающие зрителя к римскому Пантеону или замку Святого Ангела (мавзолею императора Адриана) встречаются и в набросках Филиппо Юварры.

Учитывая огромный интерес образованного общества XVII—XVIII вв. к Античности, подобные отсылки представляются вполне естественными. Изобретение римлянами арки и купола, использование ордерной системы, усложненной по сравнению с греческой, заставляли рассматривать римскую архитектуру в качестве эталонной. Впечатлял также и масштаб римских сооружений, что, несомненно, коррелировало с гигантоманией эпохи барокко.

Дошедшие до нас живописные памятники Древнего Рима своей темой нередко имеют архитектуру. Стены римских сооружений раздвигаются, позволяя взгляду зрителя устремиться в четвертое измерение живописных галерей, лоджий и портиков. Богатый материал предоставляет город, некогда погребенный под пеплом извергнувшегося Везувия — Помпеи. Известно, что стихийное бедствие, погубившее один из цветущих городов Римской империи, послужило тому, что до наших дней дошли превосходно сохранившиеся мозаики и фрески. Те, что относятся к так называемому второму помпейскому стилю, представляют собой не что иное, как изображения великолепных архитектурных построений, выполненных по всем правилам перспективы и с использованием светотени (илл. 2). Художник выписывал «колонны, карнизы, пилястры и капители с полной иллюзией реальности, вплоть до обмана зрения. Средняя часть стены покрывалась изображением портиков, эдикул, беседок [...l»[2]. В этих своего рода декорациях должна была протекать жизнь знатного помпейского семейства, а назначение подобных фресок — создание иллюзорного пространства — отвечало желанию владельцев видеть свой дом более роскошным, чем он был на самом деле.

В XVII—XVIII вв. отдельные памятники такого рода были уже доступны для публики. Погибшие под пеплом Помпеи оказались заново открыты в начале XVII в. архитектором Доменико Фонтана (1543— 1607 гг.) при строительстве водопровода. С этого момента на месте античного города начались исследования, пока еще не отличавшиеся ни научным характером, ни упорядоченностью. В начале XVIII в. в Помпеях проводились раскопки, организованные Эммануэлем Морисом Лотарингским герцогом Эльбёфом (1677—1763 гг.) для украшения древностями его роскошного дворца в Портичи. С 1748 г. раскопки происходили за государственный счет под началом испанского ученого Р. Дж. Алькубиерре, которого в 1764 г. сменил весьма образованный человек и хороший рисовальщик Франческо ля-Вега. Раскопки эти велись не на научной основе и оставались «по существу хищническими. К архитектуре, ко всему, что было найдено в доме, как к чему-то цельному и единому относились с полным равнодушием, интересуясь только тем, что представляло музейную ценность: бронзу уносили, картины выпиливали, а стены с их росписью оставляли на волю солнца, дождей и ветров»[3]. Однако даже при таком антинаучном подходе возможность познакомиться близко с античным искусством не стоит недооценивать. Можно сказать, что итальянские мастера театрально-декорационного искусства указанного времени присутствовали при открытии Помпей, при извлечении из земных недр произведений римского искусства.

Таким образом, Античность, главным образом римская, оказала чрезвычайное влияние на театрально-декорационное искусство XVII— XVIII вв. Здесь сыграл свою роль как сохранившийся трактат Витрувия, так и римские памятники архитектуры, а также античная живопись с изображением архитектурных мотивов. Нужно, однако, принимать во внимание, что Античность воспринималась в первую очередь сквозь призму ценностей, сформировавшихся в эпоху Возрождения.

  • [1] Витрувий. Десять книг об архитектуре / пер. Ф. А. Петровского. М., 1936. Т. 1.С. 102—103.
  • [2] Памятники мирового искусства: искусство этрусков и Древнего Рима. М., 1982. С. 74.
  • [3] Сергеенко М. Е. Помпеи. СПб., 2004. С. 18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >