Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ИНКВИЗИЦИИ
Посмотреть оригинал

О правах и действиях старой инквизиции по отношению к еретикам

ЛоранеЖ.-П. Допрос Бернара Делисье в трибунале инквизиции. Ок. 1881

О преступлениях, подлежащих суждению инквизиции

Хотя папы, учреждая инквизицию, имели в виду лишь розыск и кара- ние еретических преступлений (причем вероотступничество считалось особым случаем), тем не менее инквизиторам было приказано с самого начала усердно преследовать также и подозреваемых в ереси христиан, потому что это был единственный путь, который мог привести к обнаружению действительных еретиков.

1) Виновные в преступлениях, не имевших никакого отношения к религии, не могли быть заподозрены в ереси, и расследование их действий принадлежало по праву гражданским судьям.

Но были такие преступления, которые, по мнению папы, не могли бы быть совершены без тлетворного влияния ложных учений, как, напр., хула на бога и его святых.

Заподозренным вменяли в вину ложные понятия о всемогуществе божьем или о каких-либо иных его свойствах, чем и навлекалось подозрение в ереси.

  • 2) Тот же способ применялся к обвиняемым в колдовстве и обоготворении и к людям, которые во время своих суеверных молений обращались к злым духам.
  • 3) Третий род преступлений, заставлявший подозревать в ереси, было вызывание злых духов.
  • 4) Год, проведенный в отлучении от церкви, без ходатайства об отпущении и без выполнения наложенного наказания — служил также поводом к подозреванию в ереси.
  • 5) Схизма (раскол) была пятой причиной к заподозреванию в ереси.
  • 6) Инквизиция обязана была также действовать против укрывателей, соумышленников и соучастников еретиков, оскорбляющих католическую церковь и поддерживающих ересь, что давало повод подозревать их в причастности к запретным учениям, противным догматам церкви.
  • 7) Седьмой разряд “подозрительных” состоял из противящихся инквизиции или из тех, которые препятствовали инквизиторам выполнять свои обязанности. Ознакомление с этим последним преступлением было поручено папой инквизиторскому трибуналу, т. к. он находил, что нельзя быть хорошим католиком и одновременно чинить препятствия к нахождению истины.
  • 8) Восьмой разряд подразумевал тех феодальных владетелей, которые по принуждению членов инквизиции клятвенно обещались изгнать из своих владений всех еретиков, а затем этого обещания не исполнили, чем и навлекли на себя подозрение в соумышленничестве с еретиками.
  • 9) Девятый разряд подозрительных жителей состоял из тех, которые не соглашались отменить действующих в городах статутов и положении, идущих вразрез с распоряжениями инквизиторов. Тогда граждане считались противящимися инквизиции и, как таковые, заподозренными в ереси.
  • 10) Десятый случай, когда мог возникнуть вопрос о подозрительности, являлся тогда, когда адвокаты, нотариусы и другие служители закона принимали сторону еретиков, помогая им своим советом и иными средствами избежать рук инквизиторов, когда они укрывали их бумаги, дела и письма, могущие доказать их преступность, их местонахождение и степень их состояния, или могущие послужить какимлибо иным способом к разоблачению ереси, — поведение, заслуживающее помещения их в разряд соумышленников и защитников еретиков.
  • 11) К одиннадцатому разряду подозрительных относились те люди, которые хоронили по церковному обряду еретиков, явно признанных таковыми, согласно их собственным показаниям или в силу окончательного приговора.
  • 12) Подозрение к себе вызывали и те, которые во время религиозных судебных дел отказывались произносить требуемые от них клятвы; это сопротивление заставляло считать их виновными в оппозиции против инквизиционного режима.
  • 13) К тринадцатому разряду подозрительных надо отнести покойников, на которых донесли, что они были еретиками; однако, это распоряжение потребовало декретного подтверждения нескольких пап, которые, для того чтобы выставить ересь в еще более отталкивающем виде, приказали осведомлять себя относительно таких покойников, затем вырывать их тела для сожжения на костре рукою палача; их имущество конфисковать, а память их предавать позору.
  • 14) То же подозрение падало на писания либо содержащие в себе еретические учения, либо способные навести на них, равно как и на их авторов.
  • 15) Подозреваемые в еретических преступлениях были также все те, которые, не попав ни в один из предыдущих разрядов, тем не менее поступками своими, либо речами, либо произведениями заслужили той же квалификации.
  • 16) Наконец, евреи и мавры, когда они своими речами или писаниями склоняли католиков в свою ересь, считались также подсудными Сант-Оффицио.

Хотя общее правило подчиняло суду инквизиторов всех людей, виновных в вышеозначенных преступлениях, были тем не менее случаи, когда они считались ему неподсудными: так, папа, его легаты, его нунции, его офицеры и их семьи являлись исключением, таким образом, что если даже на них был сделан донос, как на еретиков, инквизитор имел лишь право принять тайный донос и довести его до сведения папы: то же исключение было сделано и для епископов; но даже короли не имели никакого права на это исключение.

Инквизитор и епископ действовали с общего согласия; тем не менее каждый из них имел право самостоятельно преследовать виновных; постановления о взятии под стражу могли быть утверждены лишь одновременно ими обоими; то же самое касалось пыток и окончательного приговора, для каковых заключение обоих было необходимо; когда мнения их расходились, они обращались к папе.

Инквизиторы могли для поддержания своего авторитета прибегать к помощи светской власти, которая не могла им отказать в содействии, не подвергаясь отлучению.

Епископ был обязан предоставлять свою тюрьму для предварительного заключения обвиняемых, что, однако, не мешало инквизиторам иметь особую тюрьму, дабы быть совершенно уверенными в надежности охраны узника. Если какое-нибудь дело вызывало сомнения или затруднения в смысле применения церковных уставов, декретов, булл, папских грамот и гражданских законов, инквизитор имел право созвать юрисконсультов для того, чтобы посоветоваться с ними. Когда приходилось прибегать к этой мере, то он знакомил их с данными дела, либо в виде копий, из которых тщательно были изъяты имена обвиняемого, доносчика и свидетелей, а также те обстоятельства, которые могли бы их обнаружить; либо в виде подлинных документов, предварительно взяв с них клятвенное обещание о сохранении полной тайны.

Первые инквизиторы не получали никакого определенного содержания, но вскоре было установлено, что средства в пользу инквизиции пополняются либо продажей конфискованных имуществ, либо доходами с них. Прибегали также к штрафам в тех случаях, когда конфискация не была еще утверждена. Эти доходы были единственным источником, из которого инквизиция могла черпать средства для своих расходов, ибо она никогда не располагала вкладами, пожертвованиями или иными верными средствами, как в том признаются Эймерик и его толкователь Пейна[1].

  • [1] Все эти подробности почерпнуты из “Руководства для инквизиторов” великогоинквизитора Николая Эймерика. — Прим, автора.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы