Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow СОЦИАЛЬНАЯ И КУЛЬТУРНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Социокультурная антропология и психология.

Тесные связи антропологии и психологии признавались давно, однако в наибольшей степени они проявились при формировании школы, носившей название «культура и личность», а в последующем —психологической антропологии. Наиболее близкие позиции по отношению к психологической антропологии как одному из разделов социокультурной антропологии занимает кросс- культурная психология или этнопсихология. Психологическая антропология и кросс-культурная психология имеют общий объект исследования, в качестве которого выступают примитивные, традиционные и современные общества. Много общего имеется в предметной области этих научных дисциплин, в методологии и методике практических исследований. Предметной областью обеих наук являются отношения между культурой и личностью. Российский этнолог Л. Л. Велик, рассматривая предмет психологической антропологии, видит в качестве такового «межкультурный анализ того, как мыслит, действует и эмоционально реагирует человек (личность) в условиях различных культур»[1]. Определение кросс-культурной психологии очень близкое. «Предметом кросс-культурной психологии, — отмечается в одном из авторитетных зарубежных изданий, — является поведение человека в контексте культуры»[2]. Сюда включаются такие важные аспекты отношений между культурой и поведением людей, как воздействие людей на культуру и обратное влияние культуры на них.

Многие проблемы, изучаемые психологической антропологией и кросс- культурной психологией, являются общими. К числу таких проблем относятся: психология личности в условиях различных культур, вопросы социализации и инкультурации, этнография детства, отклоняющееся поведение, национальный характер и менталитет, проблемы адаптации к новой культурной среде и др.

Центральное место в обеих науках занимает понятие культуры. При этом кросс-культурпые психологи не скрывают, что опираются в своих исследованиях на понимание культуры, разработанное антропологами. Близость позиций антропологов и психологов проявляется в том, что этот термин не ограничивается высокой культурой, а охватывает все результаты деятельности людей. В обеих дисциплинах понятие культуры не подразумевает «цивилизованности». Это означает признание того, что все группы людей обладают культурой, включая и тех, кого называют примитивными. И антропологи, и кросс-культурные психологи отмечают, что культура тесно связана с обществом, однако эти понятия не рассматриваются как синонимы. Под обществом понимается организованная общность взаимодействующих и разделяющих общие цели людей, а под культурой — образ жизни, которого придерживаются люди, образующие общество. Кросскультурные психологи рассматривают культуру как продукт прошлой деятельности человека и как фактор формирования будущего его поведения. Считается, что культуру формируют люди, и в то же время она оказывает обратное влияние на их поведение[3].

Представители обеих научных дисциплин признают важное значение языка в культуре и необходимость его изучения в ходе исследовательской работы. Однако антропологи уделяют освоению местного языка гораздо больше внимания, чем кросс-культурные психологи. Это объясняется тем, что местный язык для антропологов выступает не только средством познания, но и целью, так как он является важной частью культуры, которую надо понять. Кросс-культурные психологи обращают на изучение местного языка меньше внимания, потому что предмет их исследования может почти не касаться языка.

Общими для психологической антропологии и кросс-культурной психологии являются некоторые методологические и методические положения. Среди антропологов и психологов имеется немало ученых, характеризующихся позитивистскими и постпозитивистскими настроениями. В обеих науках сильные позиции занимают методологические установки феноменологии и герменевтики. Имеется много общего в отношении к этнографическим методам сбора информации, являющихся для антропологов основными и признающимися психологами в качестве важных. В той и другой науке большое значение придается качественным методам, в числе которых следует назвать глубокое неструктурированное интервью, «фокус-группы», наблюдение, анализ текстов и документов и др. При этом качественные методы сочетаются с количественными, в обеих науках применяются тесты, эксперименты и другие виды измерения. Многие представители антропологии и психологии выступают в защиту взаимодополняемости (компле- ментарности) качественных и количественных методов исследования.

Общим для обеих научных дисциплин является отрицательное отношение к этноцентризму как принципу исследования, предполагающему использование культуры своей общности как стандарта и рассматривающему другие общности и их культуры ниже своей собственной. Такая установка (отрицание этноцентризма) предполагает ценностно-нейтральную позицию, исключение абсолютных суждений, которые базируются на особенностях культуры исследователя. Каждый изучаемый феномен рассматривается в своем собственном контексте. Однако надо иметь в виду, что полностью избежать этноцентризма невозможно. В большей степени проникновение этноцентризма характерно для кросс-культурной психологии. Опасность неправильной интерпретации поведения других людей существует всегда. Но, кроме этого, влияние этноцентризма может проникнуть в кросс-культурные исследования еще на трех уровнях: при использовании инструментов исследования, которые были первоначально разработаны внутри одной культуры; при выборе тем исследования и при формулировке теорий. Не секрет, что понятия и представления о поведении, использующиеся в полевой или лабораторной работе, обусловлены культурой исследователя, следовательно, преобладающая часть исследований находится под влиянием определенных культурных ценностей. Ученые признают, что психология в том виде, в каком она существует сегодня, содержит сильные этноцентричные элементы, которые отражают специфику индустриального урбанистического общества, где она в основном развивалась. Антропология в меньшей степени подвержена влиянию этноцентризма, так как она больше ориентирована на наблюдение, вживание, понимание ценностей изучаемой культуры, хотя и она не является абсолютным исключением. Отрицательное отношение к этноцентризму сочетается в обеих науках с положительным отношением к культурному релятивизму, который означает рассмотрение изучаемой культуры не с точки зрения культуры исследователя как некоего эталона, а рассмотрение ее с точки зрения собственной системы ценностей. При этом этнокультурный релятивизм сочетается с признанием культурных универсалий, которые означают наличие общих элементов культуры в различных обществах.

Говоря о различиях между рассматриваемыми науками, следует отметить приверженность антропологии «натурализму», а психологии — «экспериментаторству». Натуралистичность антропологии означает, что она использует естественные методы, которые не вносят искажение в изучаемые феномены. Элементы культуры и поведения наблюдаются в естественных условиях; методы и процедуры, применяемые в исследовании, проявляют особую чувствительность к социальному и культурному контексту. Экспериментаторство психологии заключается в том, что в ней используются методы, которые привносят большее искажение в результаты исследования. Лабораторные исследования, эксперименты, тесты, интервью и другие методы, использующиеся психологами, приводят к созданию искусственных ситуаций и тем самым они нарушают естественные условия существования изучаемых явлений.

Психологическая антропология и кросс-культурная психология различаются по их отношению к эмик-подходу и этик-подходу. Эмик-подход характеризуется тем, что в его основе лежит стремление понять изучаемую культуру изнутри. При этом изучается только одна культура; используются специфические для изучаемой культуры единицы анализа и термины; любые элементы культуры изучаются с точки зрения ее носителей; для исследователей характерна установка на возможность столкновения с новой формой человеческого поведения. Особенностями этик-подхода являются изучение двух и более культур со стремлением объяснить межкультурные различия и межкультурное сходство; использование единиц анализа и сравнения, которые считаются свободными от культурного влияния; занятие исследователем позиции внешнего наблюдателя по отношению к изучаемой культуре; конструирование ученым структуры исследования, категорий и гипотезы до начала полевой работы.

Для психологической антропологии более характерен первый подход (эмик; emic), а для кросс-культурной психологии — второй (этик; etic). Российский психолог Т. Г. Стефанеико подчеркивает, что «предметом психологической антропологии, опирающейся на emic подход, являются систематические связи между психологическими переменными, т.е. внутренним миром человека, и этнокультурными переменными на уровне этнической общности»[4]. Предметом же сравнительно-культурной психологии, опирающейся на etic (этик) подход, является изучение сходства и различий психологических переменных в различных культурах и этнических общностях. Использование этик-подхода приводит к определенным слабостям большинства сравнительно-культурных исследований, к числу которых можно отнести использование учеными схем мышления и категорий, разработанных на основе европейской и американской культуры для анализа других культурных систем.

Таким образом, социальная и культурная антропология, изучая человека, непосредственно взаимодействует с другими науками: с физической и философской антропологией, социологией, этнологией, кросс-культурной психологией (этнопсихологией), сохраняя при этом свою специфику как в предметно-содержательном, так и в методологическом и методическом отношениях.

  • [1] Белик А. А. Историко-теоретические проблемы психологической антропологии. М. :РГГУ; Институт этнологии и антропологии РАН, 2005. С. 38.
  • [2] Кросс-культурная психология. Исследования и применение : пер. с англ. Харьков :Гуманитарный центр, 2007. С. 13.
  • [3] Кросс-культурная психология. С. 253—254.
  • [4] Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. 4-е изд. М.: Аспект Пресс, 2007. С. 27.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы