Теория культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского.

В XIX в. циклическую концепцию развивал русский философ и публицист Николай Яковлевич Данилевский (1822—1885). В книге «Россия и Европа»

(1869) он разработал концепцию культурно-исторических типов, сущность которой заключается в утверждении идеи обособленного и цикличного развития социально-культурных систем. Данилевский не соглашался с подходом к истории как совокупности исторических явлений. Вместо этого он доказывал необходимость различения культурно-исторических типов. Пытаясь определить понятие культурно-исторического типа, Данилевский писал: «Всякое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком или группою языков, довольно близких между собой для того, чтобы сродство их ощущалось непосредственно... составляет самобытный культурно-исторический тип...»[1]

Согласно теории Данилевского культурно-исторический тип составляет основу цивилизации, которая представляет собой наивысшее развитие этого культурно-исторического типа. Главной предпосылкой для перехода культурно-исторического типа в цивилизацию является политическая независимость и образование государственности. В развитии культур, которые уподоблялись в рассматриваемой теории живым организмам, выделялись определенные стадии: детство, юность, зрелость, старость и дряхлость.

К числу основных культурно-исторических типов или цивилизаций Данилевский относил египетский, китайский, ассирийско-вавилоно-финикийский, халдейский, или древне-семитический, индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, ново-семитический, или аравийский и германо-романский, или европейский[2]. К этому перечню добавлялись еще два типа — мексиканский и перуанский, погибшие насильственной смертью.

Данилевский разделял культурно-исторические типы, или цивилизации, на несколько групп: преемственные, уединенные, положительные и отрицательные. Под преемственными понимались цивилизации, «плоды деятельности которых передавались от одного к другому, как материалы для питания, или как удобрение... той почвы, на которой должен бы развиваться последующий тип»[3]. К этим типам он относил 5—6 цивилизаций, в том числе германо-романский, или европейский. При этом отмечалось, что последовательные труды этих цивилизаций, своевременно сменявших одна другую, а также сверхъестественный дар христианства позволил им превзойти уединенные цивилизации: китайскую и индийскую. Этим ученый объяснял «западный прогресс и восточный застой»[3]. Данилевский отмечал, что уединенные культурно-исторические типы внесли свой вклад в общественный прогресс: многие изобретения и открытия, такие как десятичная система математических знаков, компас, шелководство, порох, были перенесены в Европу с Востока.

Культурные типы, которые были названы в перечне, указанном выше, Данилевский называл положительными деятелями. Но кроме этого им выделялись и отрицательные, разрушительные типы, например, гунны, монголы, турки, которые способствовали гибели других цивилизаций, но и сами «скрывались в прежнее ничтожество».

В работе «Россия и Европа» отмечается, что культурно-исторические типы подчиняются определенным законам движения и развития. В числе этих законов он отмечал пять: 1) самобытные культурно-исторические типы образуются народами, которые имеют один язык или сходные языки, которые вышли из младенчества и по своим духовным задаткам способны к историческому развитию; 2) для того чтобы цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, могла развиваться, необходимо, чтобы народ имел политическую независимость; 3) каждый культурноисторический тип вырабатывает начала своей цивилизации самостоятельно, он не может взять их у другой цивилизации; 4) разнообразие этнографического элемента, федеративное устройство и политическая система государства способствуют полноте, разнообразию и богатству цивилизации; 5) процесс развития культурно-исторических типов похож па процесс роста многолетнего одноилодного растения, которое растет долго, а отцветает быстро и тем самым навсегда истощает свои жизненные силы[5].

Данилевский выдвинул свою теорию культурно-исторических типов для того, чтобы объяснить, почему Европа (Запад) относится к России враждебно. Он считал, что причина этой враждебности кроется в том, что Россия и Европа принадлежат к различным культурно-историческим типам. Европа относится к романо-германскому типу, а Россия — к славянскому. Пытаясь объяснить предвзятое и враждебное отношение Европы к России, Данилевский писал: «Одним словом, удовлетворительное объяснение как этой политической несправедливости, так и этой общественной неприязненности можно найти только в том, что Европа признает Россию и Славянство чем-то для себя чуждым, и не только чуждым, но и враждебным»[6].

В основе каждого культурно-исторического типа Данилевский рассматривал четыре вида деятельности: религиозный, политический, культурный и экономический. По каждому из этих видов он отмечал различия между романо-германским и славянским типами.

Романо-германский тип основан на католичестве и протестантстве, а славянский — на православии. Данилевский рассматривал православие как наиболее истинное направление в христианстве, подчеркивал его глубину и сохранение первоначальных традиций. С православием связывались другие особенности славянского культурно-исторического типа, специфика национального характера русского народа, его нравственные качества. Преобладающей чертой русского человека Данилевский считал терпимость, которая также формировалась благодаря православию.

Большое внимание в работе Данилевского уделяется анализу отношения к насильственное™ со стороны романо-германского культурно-исторического типа и славянского. Россия уже давно обвинялась со стороны европейских стран в насильственном характере и в завоевательной политике.

Западными авторами отмечались огромные размеры Российского государства и этим фактом пытались доказать ее агрессивность. В ответ на эти обвинения Данилевский отмечал, что Россия, конечно, не маленькое государство, но большая часть пространства занята не путем насильственного завоевания, а путем свободного расселения русского народа. Более того, он подчеркивал: «Слабые полудикие и совершенно дикие инородцы не только не были уничтожены, стерты с лица земли, но даже не были лишены своей свободы и собственности, не были обращены в крепостное состояние»[7].

Насилие и завоевания в большей степени присущи не славянской культуре, а романо-германской. Романо-германский культурно-исторический тип, в отличие от славянского, основан на насильственное™. «Одна из таких черт, общих всем народам романо-германского типа, — писал Данилевский, — есть насильственное™ (Gewaltsamkeit). Насильственное™, в свою очередь, есть ничто иное, как чрезмерно развитое чувство личности, индивидуальности, по которому человек, им обладающий, ставит свой образ мыслей, свой интерес так высоко, что всякий иной образ мыслей, всякий иной интерес необходимо должен ему уступить, волею или неволею, как неравноправный ему»[8]. Отмечались такие факты проявления насильственное™ романо-германского культурно-исторического типа, как насильственное продвижение в другие страны католичества, колониальная экспансия европейских держав. Справедливо отмечалось, что Испания, Португалия, Великобритания и другие европейские страны при помощи насилия создали огромные колониальные империи.

Одним из существенных различий между романо-германским культурно-историческим типом и славянским Данилевский считал психические качества народа, национальный характер. Анализируя это различие, он подвергал критике имевшиеся в то время на Западе антропологические теории, согласно которым люди по строению своего черепа разделялись на длинноголовых и короткоголовых и этому делению придавалось социальное и культурное значение. Длинноголовые представлялись высшей расой, к которой причислялись германо-романские племена. Короткоголовые же, напротив, рассматривались как низшая раса, в которую включались славяне. Из такого деления делался вывод о неспособности славян к высоким достижениям культуры и их обреченности на то, чтобы своим материальным трудом служить на благо длинноголовым. Данилевский высказывал решительное несогласие с такими теоретическими построениями, подчеркивая их несостоятельность. «Прежде всего, - писал ученый, — нельзя не заметить, что такое деление имеет совершенно характер искусственности»[9].

В работе «Россия и Европа» рассматривались исторические факторы, которые оказали свое влияние на формирование особенностей культурно-исторических типов. Рассматривая романо-германский тип, Данилевский отмечал влияние свержения трех гнетов: схоластики, религии и феодализма. Он описывал это воздействие следующим образом: «Первым был почувствован и свергнут гнет авторитета в области мышления — что и называется временем Возрождения, которому соответствовал XV век; за ним, при помощи этой самодеятельной мысли, свергнут гнет религиозный — что составило время Реформации, соответствующее XVII веку... Наступил XVIII век, и очередь дошла до свержения третьего гнета — гнета феодального»[10].

Данилевский признавал, что нравственные качества европейских народов формировались в длительной борьбе с названными видами гнетов. Результатами этой борьбы стали два важных следствия: во-первых, сильное развитие личности и завоевание индивидуальной свободы, которая превратилась в принцип европейской цивилизации; во-вторых, достижение принципа народного верховенства. Данилевский признавал также промышленное развитие Европы, которое нашло яркое проявление в XIX в.

Важным отличием славянского типа культуры Данилевский считал его общественный характер, в то время как романо-германский тип характеризуется индивидуализмом. В его книге подчеркивается «огромный перевес, который принадлежит в русском человеке общенародному русскому элементу над элементом личным, индивидуальным»[11]. Кроме того, им отмечались различия в нравственных качествах.

В политической деятельности славянских народов Данилевский отмечал слабые стороны, которые он видел в том, что некоторые из них не сумели создать свою государственность, а те, которые ее создавали, не сумели сохранить. Исключением в этом отношении является Россия, и это опровергает представления некоторых западных теоретиков, которые говорили и писали о политической несостоятельности славян.

Идеи Данилевского повторил и по-своему разработал немецкий мыслитель Освальд Шпенглер (1880—1936). Книга Шпенглера «Закат Европы», вышедшая в 1918 г., вызвала большой интерес. Под закатом Европы Шпенглер понимал закат европейской культуры. Он утверждал, что расцвет западноевропейской культуры завершился. Она вступила в фазу цивилизации, которая означает, что культура не может дать ничего оригинального ни в области духа, ни в области искусства.

Шпенглер повторил идею Данилевского об обособленном, цикличном развитии культур. Он считал, что каждая культура обособлена от других, она развивается циклично, от рождения до смерти. По мнению Шпенглера, история распадается на ряд независимых, неповторимых циклических культур. Каждому культурному организму заранее отмерен определенный (около 1000 лет) срок, в течение которого он проходит основные жизненные циклы.

Шпенглер выделял восемь цивилизаций: египетскую, индийскую вавилонскую, китайскую, греко-римскую, византийско-арабскую, западноевропейскую, культуру майя, и предполагал возможность формирования русско-сибирской культуры. Концепция Шпенглера, несомненно, весьма оригинальна и необычна. Она вызвала в то время большой интерес, в том числе и в России.

Идеи Данилевского и Шпенглера развивал английский историк Арнольд Тойнби (1889—1975). Тойнби предпринял широкомасштабные исторические изыскания, результаты которых представил в 12-томном труде «Исследование истории». В России на основе этой работы изданы сборники: «Постижение истории» и «Цивилизация перед судом истории»[12].

Суть учения Тойнби заключается в рассмотрении человечества как совокупности отдельных локальных цивилизаций. Особенность этих цивилизаций и их основа лежат в характере религиозных верований. Всего в истории человечества Тойнби насчитывал около трех десятков локальных цивилизаций. К 50-м г. XX в., по его мнению, сохранилось лишь пять цивилизаций: 1) православно-христианская, или византийская (страны Юго-Восточной Европы и Россия); 2) исламская (страны Северной Африки и Среднего Востока); 3) индуистская (субконтинентальная Индия); 4) дальневосточная (страны Дальнего Востока, Япония); 5) западная христианская (страны Западной Европы, Америка, Австралия, где распространены католицизм и протестантизм).

Каждая цивилизация проходит в своем развитии четыре стадии: генезис, рост, надлом, распад. Тойнби подробно рассматривал причины зарождения и роста цивилизаций, причины их надлома и распада. Критерием подъема цивилизации Тойнби считал развивающуюся индивидуальность. Критерием упадка он считал разрушение управления, означающее утрату гармонии между частями общества.

  • [1] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому, б-е изд. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургскогоун-та ; Глаголъ, 1995. С. 77.
  • [2] Там же. С. 74.
  • [3] Там же.
  • [4] Там же.
  • [5] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. С. 77—78.
  • [6] Там же. С. 43.
  • [7] Данилевский И. Я. Россия и Европа. С. 158.
  • [8] Там же. С. 150.
  • [9] Там же. С. 147.
  • [10] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. С. 199.
  • [11] Там же. С. 164.
  • [12] Тойнби Л. Постижение истории М.: Прогресс, 1991; Его же. Цивилизация перед судомистории : пер. с англ. М.: Айрис-пресс, 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >