Политико-правовые взгляды евразийцев

Родоначальниками евразийства были П. Н. Савицкий, Н. С. Трубецкой, Г. В. Флоровский, П. П. Сувчинский, Г. В. Вернадский. Евразийство сформировалось в 1920-е годы в Чехословакии и Болгарии под воздействием идей Н. П. Кондакова о тесной взаимосвязи степной, византийской и славянской культур. Евразийцы развили учение Кондакова и исходили из наличия на территории бывшей Российской империи особого исторического, культурного, этнического мира, получившего название "Евразия". В результате длительного исторического процесса, по евразийскому учению, народы России "обречены на взаимососуществование и тесное взаимодействие". Евразийство представлено в многочисленных правовых, экономических и философских исследованиях. Под воздействием сменовеховства и советским влиянием в работах евразийцев нашли отражение формационный и классовый подход в анализе исторического пути Евразии.

Историко-правовые исследования евразийства представлены в работах Г. В. Вернадского, Эренджена Хара-Давана и Л. Н. Гумилева, в работах других авторов. Следует отметить, что в похожих исторических условиях начала и конца XX в., когда единое государство развалилось на осколки, объективно тяготеющие друг к другу, евразийство переживает второе рождение, поэтому в современной исторической литературе повторяются или развиваются основные положения этого учения.

Например, публикуется альманах "Мир Льва Гумилева", уже вышло несколько выпусков этого издания, а концептуальные положения евразийства есть в современных министерских программах для системы высшего образования

Научное творчество Г. В. Вернадского (1887—1973) в должной степени оценено только в настоящее время. Вернадский был автором около 600 научных работ по различным направлениям, в том числе по истории русского права и историко-правовой историографии.

В годы Гражданской войны Вернадский был выслан из страны Советов и поселился в Чехословакии. В 1921 г. в Праге для эмигрантов из России открылся юридический факультет при Карловом университете, в котором профессор Вернадский читал лекции по истории права. Впоследствии он переехал в США, где сотрудничал с крупнейшими университетами страны и получил всемирную известность.

Историю России Вернадского открывает монография "Древняя Русь". В отличие от большинства исследователей, рассматривающих историю права с образования Древнерусского государства, Вернадский уделил внимание соответствующим институтам начиная с Античности.

Образование Киевской Руси Вернадский связывал с варяжско-русским вторжением и политическим объединением норманнов и славян в Новгороде, Киеве и Хазарии. Древнерусские политические центры оказались в тесной связи с Византией и Хазарией, что предопределило последующее развитие русской государственности как евразийской. Таким образом, концепция образования Древнерусского государства Вернадского представляет некий синтез норманнской и хазарской концепций с обоснованием особых социально-экономических условий образования государства на стыке западной и восточной цивилизаций.

Монография "Киевская Русь" рассматривает временной промежуток от правления князя Олега до монголо-татарского нашествия. Это исследование основывается на различных источниках, среди которых выделены юридические. Отдельно выделялись церковно-гражданские источники. Вернадский воспринял распространенное в советской историографии деление "Русской Правды" на Краткую (Академический список), Пространную (Троицкий список) и Сокращенную редакции. Автор использовал современные на то время издания "Русской Правды" Б. Д. Грекова и С. В. Юшкова. Кстати, сам Вернадский был автором перевода памятника законодательства на английский язык и комментариев к нему (Vernadski G. Medieval Russian Laws. New York, 1947).

В исследовании Вернадского дальнейшее развитие и серьезное научное обоснование получила теория феодализма. Феодализм Киевской Руси историк разделял на социально-экономический и политический. Древнерусское государство было раннефеодальной монархией, но в русском феодализме, заимствованном из Византии, присутствовали элементы рабовладельческого строя и капитализма. Последний был преимущественно торговым. Политический феодализм отражал феодально-сюзеренные отношения и также испытывал византийское влияние, в том числе в развитии права. Основные положения феодальных отношений были рассмотрены по действовавшему в Древнерусском государстве законодательству. Так, право собственности своеземцев, объединенных в гильдии, владения манориального типа, рассматривались по положениям "Пространной Правды" и заимствованиям из византийского законодательства. Таким образом, римское право служило примером для юридической практики во всех делах, касающихся земли. Более того, историк полагал, что земля в юридическом смысле была в то время основным типом частной собственности, следовательно, частное римское право являлось основой отечественного гражданского права.

Государство и право во время монголо-татарского ига рассмотрены в монографии "Монголы и Русь" и в приложениях к "Истории права". Вернадский называл монгольское иго одним из важнейших периодов русской истории, в истоках которого лежали абсолютизм и крепостничество будущей России. Монголо-татарское иго в значительной степени влияло на органы власти и управления русских земель и на право, поскольку автор считал, что вассальные русские княжества являлись частью Золотой Орды. В доказательство евразийской концепции влияния монголов на Русь приводится подробный сравнительный анализ государственных институтов в Орде и таких же на Руси. Вернадский был одним из немногих правоведов, серьезно изучавших Великую Ясу (уложение Чингисхана) и ее составляющие.

"Россия в Средние века" и "Московское царство" посвящены соответственно периодам XV — начала XVI и XVI— XVII вв. Концептуально и структурно четвертая и пятая книги "Истории России" развивают евразийскую концепцию, поэтому соответствующие разделы монографий рассматривают по периодам правительство, администрацию, социальные сословия и право. В историческом пути России того времени автор проследил начала, уходящие корнями в домонгольский период, и трансформации, происходящие из монголо-татарского ига. В меньшей степени татарскому влиянию подверглись северные и западнорусские земли, которым посвящена большая часть четвертой книги по истории России.

"Очерк истории права Русского государства XVIII—ХГХ веков" (на основе лекций 1922—1923 гг.) как бы завершает цикл историко-правовой тематики в творчестве Вернадского. В истории русского права этот период назван "естественно обособленным". Если в XVII в. правовая жизнь основывалась на обычаях, обработанных посредством римского права в государственном законодательстве, то с реформами Петра I логика правового развития России принципиально изменилась. Теперь, по мнению автора, единственным источником права становится воля законодателя. Законодательство XVIII—ХГХ вв. развивается преимущественно по западноевропейскому образцу и воспринимает современные теоретические правовые учения. Лекции по истории права не выделяют в XVIII—XIX вв., четких периодов (лишь в некоторых случаях сравниваются периоды правления). Будучи историком по образованию, молодой профессор юридического факультета не стал рассматривать право по отраслям, а избрал другой метод. Об проследил развитие законодательства относительно органов власти и управления (верховная власть, верховные учреждения, центральное управление, местное управление) и подробно остановился на сословной структуре русского общества. Такой курс лекций сам автор назвал "государственным правом". Отраслевое гражданское и уголовное право представлено в краткой классификации "законодательных норм" и в обзоре Полного собрания и Свода законов Российской империи.

Общество и право монголов подробно рассмотрено в монографии евразийца Эренджена Хара-Давана (1883—1942) под названием "Чингисхан как полководец и его наследие". Впервые книга вышла в Белграде в 1929 г. и сразу же получила широкую известность. В настоящее время монография переиздана. Автор не являлся историком по образованию. Прежде полковой врач, в эмиграции в 1920-х годах он служил в буддийском храме и в это время написал свой исторический труд. Сразу оговоримся, что книга имеет ряд недостатков в плане построения источников и идеализации истории.

Евразийское общество, по убеждению исследователя, исторический путь развития заимствовало у монголов, а Русское государство вышло из "Золотой Орды как из лона матери". Сама же евразийская культура вобрала в себя наследие римского права и средневекового аскетизма, но в большей степени политическую активность монголов. Следовательно, идеал евразийского общества содержит все названные компоненты, противопоставляя себя западному обществу, так как идеалом последнего является капитал. Хара-Даван представил подробный анализ общественного и государственного строя Золотой Орды, реконструировал и прокомментировал памятники законодательства — Великую Ясу и ярлыки ордынских ханов. В этом для интересующихся историей права основное значение книги.

Автор затронул проблему влияния монгольского права и ордынской государственности на русское государство и право. В основном он ориентировался на ранние труды Г. В. Вернадского и раритетную работу В. Г. Тизенгаузена, акцентируя внимание на восприятии русскими монгольского быта, обычаев, элементов государственного строя. При этом исследователь четко разделял территорию русских княжеств и ордынские земли, где проживало русское население. Следовательно, Хара-Даван выделял "локальное", вынужденное восприятие ордынских элементов русскими княжествами и "повсеместное" копирование монголо-татарского государственного и общественного устройства русскими автономиями на территории Золотой Орды. Результат сближения тюркских и индоевропейских народов Хара-Даван пытался подтвердить и эмпирическим путем, используя собственные биологические наблюдения.

Итак, в результате длительного взаимодействия образовались Московское царство, а затем Российская империя и СССР. Более того, автор настаивал, что именно монголы силой заставили русских князей объединиться в единое вассальное государство с целью водворения порядка и централизованного сбора дани в Орду.

Автор считал Великую Ясу настоящей конституцией, поскольку она обладала некоторыми ее признаками. Приведем аргументацию этой концепции. Чингисхан задумал создать именно конституцию и привлек для ее создания лучших китайских юристов, поставив перед ними эту конкретную задачу. Великая Яса переводится дословно как "Основной Закон", т.е. конституция. В таковом качестве закон был и по названию, и по значимости.

Итак, "Чингисхан как полководец и его наследие" представляет определенный интерес, поскольку содержит реалистическое описание монголо-татарского общества, соприкасается с историко-правовой тематикой и предлагает оригинальную политико-правовую концепцию.

Гумилев Л. Н. (1912—1992) родился в семье известных писателей Н. Гумилева и А. Ахматовой. Несмотря на тяжелый жизненный путь (неоднократно подвергался репрессиям, не имел возможности заниматься наукой и преподаванием). Л. Н. Гумилев уже при жизни стал признанным, известным историком, автором многочисленных работ, в которых сформулировал собственное учение. В отличие от других евразийцев, Гумилев не был в эмиграции, вся его творческая жизнь прошла в СССР.

Работы Гумилева не имеют историко-правовой направленности. Вместе с тем неоспоримо концептуальное значение творчества Гумилева, особенно в проблематике происхождения и развития народов и государств Евразии.

В общих чертах историческую концепцию Гумилева можно представить следующим образом. Движущей силой истории является этнос, под которым определяется общество, обладающее совокупностью родственных биосоциальных признаков. Этносы состоят из более локальных групп, названных субэтносами, но могут объединяться с другими этносами — в результате появляется суперэтнос. Развитие (генезис) этносов зависит от физико-географических факторов космического характера. Другим фактором считается пассионарность. Физико-географические факторы способствуют появлению активного поколения людей, которые интенсифицируют развитие этноса. Жизненный цикл этноса достигает 1500 лет и завершается или смертью этноса, или зарождением последующей этнической группы. Этносы появляются в результате пассионарного скачка, затем следуют стадия подъема, акматическая фаза и надлом, т.е. высшая стадия этнического развития. Далее наступает инерционная фаза угасания этноса, обскурация и гомеостаз. Наличие этих фаз означает, что творческий потенциал этноса исчерпан и должен наступить следующий пассионарный толчок, предвещающий появление нового этноса. Историк показал культурную преемственность славянского и кочевого населения Евразии. Сосуществование евразийских народов объяснялось рядом благоприятных этногеографических факторов так называемого вмещающего ландшафта.

Таким образом, труды Л. Н. Гумилева предлагают своеобразное, отличное от других исторических концепций объяснение этнического развития народов Евразии.

Итак, евразийство имеет большое значение в отечественной науке. Учение возникло в эмиграции и, по мнению многих современников, не должно было получить развитие. В реальности же евразийство стало широко известно во многих странах и даже в СССР. Евразийское учение Вернадского — Гумилева получает в настоящее время все большую популярность. Среди читающей публики неизменным спросом пользуются сочинения известных авторов-евразийцев, издаются альманахи с трудами классиков и современников евразийского учения. Прежде ярые противники евразийства теперь усердствуют в цитировании Г. В. Вернадского и Л. Н. Гумилева. Политики, стремящиеся к интеграции на "постсоветском" пространстве, берут на вооружение многие положения евразийского учения. В этом смысле евразийство нисколько не устаревает, а напротив, приобретает все большую актуальность.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >