Введение

Привлечение представителей общества к участию в осуществлении уголовного правосудия — феномен, проявляющийся практически на всех этапах развития, во всех типах, на всех стадиях уголовного судопроизводства — от предъявления обвинения (институт Большого жюри в США) до стадий проверки судебных решений (норвежская модель суда присяжных в апелляционном производстве1, горизонтальная апелляция во Франции[1] [2]). Суд гелиастов в Древней Греции, «соприсяжники» в древнегерманском процессе[3], возникшая в Англии в XIII в. первая форма суда присяжных assisa, а затем jurata[4], «судные мужи» и «целовальники» по уставным грамотам и первым судебникам русского государства XVI—XVII вв., «сословные представители» — далеко не полный перечень форм участия представителей народа в уголовном судопроизводстве.

В своем исследовании «Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире» В. Н. Руденко выявил более 160 независимых государств и около 30 зависимых территорий, где граждане принимают участие в отправлении правосудия[5]. Количество таких стран продолжает расти. Так, в публикации, вышедшей в 2011 г., А. А. Тарасов и О. Р. Гарифуллина отмечали, что к странам, в которых вопрос об участии представителей народа в отправлении правосудия решен отрицательно, относятся «...Турция, Аргентина и Доминиканская Республика»1. Однако уже в 2016 г. в четырех крупных провинциях Аргентины (Неукен, Буэнос-Айрес, Чако и Рио-Негро) был введен суд присяжных, а в провинции Кордова стала действовать форма шеффенского суда.

Указанный феномен обусловлен тем, что судебная власть и гражданское общество связаны генетически.

Конституция РФ закрепляет право граждан участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32). Это право является реализацией положения о непосредственном осуществлении народом своей власти (ч. 2 ст. 3 Конституции РФ) и проявлением более общего права граждан Российской Федерации участвовать в управлении делами государства (ч. 1 ст. 32 Конституции РФ).

Организации российского правосудия традиционно присуще сочетание профессионального (коронного) и народного (общественного) элементов.

Н. Н. Розин справедливо указывал, что «...у нас в России... народное участие в отправлении уголовного правосудия... не является «чужеземным наростом», или, как говорят, экзотическим растением, пересаженным к нам из иных стран. Если даже не упоминать о 12 послухах Русской правды, наши обыскные люди, губные старосты и целовальники Московской Руси, весь строй судебных инстанций Екатерининской эпохи — все это плод единого национального русского начала, требующего близости суда к народу и вершения его самим народом. Суд присяжных, введенный Судебными Уставами, дал этому началу лишь более глубокое и полное проявление...»[6] [7].

Формы участия граждан в рассмотрении судами уголовных дел с течением времени менялись. Судебные уставы 1864 г. предусмотрели как суд, сочетающий коронный и народный элементы (с участием присяжных заседателей, в котором коллегии профессиональных судей и присяжных заседателей разделены организационно и каждая самостоятельно решает стоящие перед ней вопросы), и суд по образцу суда шеффенов, представляющего собой единую коллегию правительственных и очередных (выборных) судей, совместно разрешающих все вопросы (суд с участием сословных представителей). Кроме того, действовали суды без участия коронного элемента: единоличные — мировые судьи и коллегиальные — волостные и тминные суды. Разнообразие форм участия народных представителей в составе суда проявлялось и в том, что одни из них избирались для каждого дела (присяжные заседатели — ст. 104 УСУ), другие — на определенный (иногда достаточно длительный) период или сессию (сословные представители, мировые судьи, тминные судьи и лавники, члены волостных судов). О широкой реализации принципа участия граждан в осуществлении правосудия того периода свидетельствует наличие народного элемента 1) в составе как местных судов (т.е. судов, «предназначенных для разбора дел второстепенной важности, составляющих повседневное явление»1), так и, напротив, в составе судов, рассматривавших наиболее тяжкие преступления, включая, например, государственные преступления, в том числе в окружных судах и Сенате, 2) в составе не только первой, но и апелляционной инстанции (съезд мировых судей проверял в апелляционном порядке приговоры мировых судей, а верхний крестьянский суд — приговоры волостных судов), и даже кассационной (съезд мировых судей проверял в кассационном порядке решения волостных судов). Каждая из указанных форм участия народа в осуществлении правосудия по уголовным делам имела особенности и не была свободна от критических (часто небесспорных) замечаний. Так, суд с участием присяжных заседателей критиковали за то, что он «врывается в юридическую область и может аннулировать значение закона»[8] [9], «слишком сложен, слишком громоздок и слишком дорог для того, чтобы стать постоянным вершителем массы сравнительно мелких и несложных дел»[10], «отсутствие мотивировки ослабляет внимание, добросовестность в работе; между тем присяжные не мотивируют своих решений»[11] и др. Суд, построенный по образцу суда шеффенов, критиковали за то, что «один элемент всегда может «проявлять тенденцию к тому, чтобы затирать другой и лишать его значения»[12] (причем мнения о том, чье мнение, — коронного или народного элемента, — станет преобладающим, разошлись: И. В. Гессен полагал, что «образование судьи будет растворено в юридическом невежестве его спутников»[13], а Н. Н. Розин — напротив, что «взгляды коронного судьи, руководителя коллегии, легко получают перевес над суждениями шеффенов»[14]), что участие шеффенов не позволяет обеспечить быстроту и простоту производства, столь необходимых в местных судах[15], у заседателей в таком суде «скорее развивается самоуверенность, ослабляется чувство личной ответственности»[16]. Однако само учасгие представителей народа в осуществлении правосудия по уголовным делам в качестве одного из основных начал уголовного судопроизводства в целом не ставилось под сомнение1 даже в годы судебной контрреформы, когда это участие было существенно сокращено и видоизменено.

В советское время народные представители участвовали в составе суда в качестве народных заседателей. При этом поиск оптимальной уголовно- процессуальной формы участия граждан в составе суда при рассмотрении уголовных дел не прекращался. Так, в конце 50-х — начале 60-х гг. прошлого века в процессуальной литературе широко обсуждались предложения о введении суда присяжных, а также о включении народных заседателей в состав суда кассационной инстанции[17] [18], а в конце 80-х — начале 90-х гг. — о рассмотрении отдельных категорий уголовных дел расширенной коллегией народных заседателей[19]. Не отрицал возможность суда присяжных в советской России и В. И. Ленин: в письме Народному комиссариату юстиции от 15 апреля 1918 г. он просил членов коллегии юстиции посетить его для беседы о привлечении бедноты к делу судебному (присяжные заседатели) и следственному[20]. Поиск формы участия граждан в осуществлении правосудия велся и в последующем, что привело к введению в 1993 г. суда с участием присяжных заседателей и к упразднению в 2004 г. института народных заседателей.

В Концепции судебной реформы институту участия граждан в осуществлении правосудия было отведено центральное место в демократизации современной уголовной юстиции[21]. Введение суда с участием присяжных заседателей стало важным этапом реализации положений указанной Концепции и развитием принципа участия граждан в осуществлении правосудия.

Суду присяжных в РФ был придан конституционно-правовой статус, что стало высшей формой его правовой институционализации, признанием его роли гаранта демократизации судебной системы, состязательности уголовного судопроизводства, независимости судей. Конституционный Суд РФ многократно отмечал, что «...процедура рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей является гарантией не только права на судебную защиту (ст. 46, ч. 1 Конституции Российской Федерации), но и права граждан на участие в отправлении правосудия как одного из проявлений их права на участие в управлении делами государства»1.

Однако, вопреки указанной тенденции, в реформированном уголовно- процессуальном законодательстве произошло умаление ценности этого начала уголовного судопроизводства.

В принятом в 2001 г. УПК РФ среди принципов уголовного судопроизводства, закрепленных в гл. 2, положения об участии граждан в отправлении правосудия отсутствовали. Более того, само понятие «присяжные заседатели» в положениях гл. 2 УПК РФ было употреблено всего один раз в ст. 17, закрепляющей принцип свободы оценки доказательств.

Негативные последствия непризнания за участием граждан в отправлении правосудия значения принципа уголовного судопроизводства не замедлили сказаться как в законодательном регулировании, так и в судебной практике.

На протяжении ряда последних лет неуклонно и порой без весомых оснований сокращалась подсудность суда присяжных. Права на рассмотрение дела судом присяжных оказались лишены целые социальные группы населения РФ (например, несовершеннолетние, женщины, мужчины, достигшие к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста).

Проявлением законодательного кризиса в регулировании рассматриваемого института стало признание Конституционным Судом РФ в Постановлении от 25 февраля 2016 г. № 6-П, что лишение женщин права заявлять ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных не имеет под собой каких-либо конституционно-правовых оснований и приводит к дискриминации лиц женского иола при реализации ими права на судебную защиту»[22] [23].

В Постановлении от 16 марта 2017 г. № 7-П Конституционный Суд РФ, подчеркнув, что возраст не может являться основанием дискриминации, признал положения п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 17 (ч. 1 и 3), 19,47, 55 (ч. 3) и 123 (ч. 4), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ, ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ, ими исключается возможность рассмотрения судом в составе судьи верховного суда республики, краевого, областного или равного им по уровню суда и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовного дела по обвинению достигшего 65-летнего возраста мужчины в совершении преступления, предусмотренного частью второй ст. 105 УК РФ[24].

Отсутствие законодательного закрепления принципа участия граждан в осуществлении правосудия привело к концептуально неверному отождествлению различных форм этого участия в развернувшейся научной дискуссии о реформировании суда присяжных1.

Все эти факторы стали предпосылкой принятия федерального закона о существенном расширении сферы действия суда присяжных путем введения этого производства, помимо краевых (областных) судов, на уровне районных судов[25] [26] [27]. Это нововведение является попыткой самого масштабного расширения участия народа в отправлении правосудия с момента возрождения суда присяжных в России.

Очевидно, что именно в этот период научные исследования, посвященные участию граждан в осуществлении правосудия, являются как никогда востребованными.

Авторы посвящают настоящую работу своему Учителю — доктору юридических наук, профессору Юрию Кузьмичу Орлову, крупному специалисту не только в области доказательственного права и использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, но и в области судоустройства России.

На протяжении всех лет работы в ВЮЗИ — МЮИ — МГЮА Юрий Кузьмич Орлов был ведущим лектором по дисциплинам «Суд и правосудие», «Суд и правоохранительные органы», «Судоустройство и правоохранительные органы», «Правоохранительные органы». Его лекции и выступления на различных конференциях отличались научной глубиной, аргументированностью и одновременно удивительной простотой изложения материала и неизменно вызывали большой интерес у слушателей.

Под его руководством и с его участием вышло несколько изданий учебников по дисциплинам «Судоустройство и правоохранительные органы» для специалистов[28] и бакалавров[29], хрестоматия «Суд и правоохранительные органы»[30].

Ю. К. Орлов вел большую методическую работу: был редактором и соавтором издававшихся в ВЮЗИ — МЮИ — МГЮА учебно-методических комплексов и рабочих программ по указанным дисциплинам, которые не раз становились образцами для работы других авторских коллективов различных вузов России.

По различным вопросам организации и деятельности судов и правоохранительных органов Ю. К. Орлов последовательно отстаивал свою точку зрения. Например, вслед за процессуалистами второй половины XIX в. (И. Я. Фойницким, С. В. Викторским, В. К. Случевским, Н. Н. Розиным и другими) он считал, что в курсе «Суд и правоохранительные органы» следует изучать не любые органы, а лишь те, чья деятельность непосредственно связана с правосудием; т.е. в основу их выделения в рамках данной дисциплины закладывал функциональный признак. Члены кафедры уголовно-процессуального права ВЮЗИ — МЮИ — МГЮА помнят его яркие эмоциональные выступления по вопросам о понятии правосудия, признаках принципов правосудия, деятельности российского суда с участием присяжных заседателей.

Настоящая работа является продолжением дискуссии об участии граждан в осуществлении уголовного судопроизводства, его значении, формах и перспективах.

Монография подготовлена с использованием СПС «КснсультантПлюс».

  • [1] См.: Насонов С. А. Норвежская модель производства в суде присяжных. Вопросысовременной юриспруденции. 2015. № 45—46. С. 56—61.
  • [2] Насонов С. А. Модели пересмотра не вступивших в законную силу приговоров, постановленных на основании вердикта присяжных заседателей, в России и зарубежных странах.Lex Russica. 2013. Т. XCV. № 4. С. 379-390.
  • [3] См.: Кенигсон А. В. Очерк происхождения и исторического развития суда присяжныхв делах уголовных. Витебск. 1871. С. 14.
  • [4] См.: Forsyth W. History of Trial by Jury. N. Y. 1875. P. 110.
  • [5] Руденко В. II. Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире. Екатеринбург : Изд-во УрО РАН, 2011. С. 3.
  • [6] Тарасов А. А., Гарифуллина О. Р. Народное участие в правосудии: вопросы теории,истории и современного состояния в постсоветских государствах // Вестник ТГУПБП.№ 1 (45). 2011. С. 16.
  • [7] Розин Н. Н. О суде присяжных : публичная лекция, читанная в Томске 24-го февраля 1901 года / проф. Н. Н. Розин. Томск : Паровая типо-литография П. И. Макушина,1901. С. 18.
  • [8] Полянский Н. II. Уголовный процесс: Уголовный суд, его устройство и деятельность :лекции II. II. Полянского / Моек, о-во нар. ун-тов. М.: т-во И. Д. Сытина, 1911. С. 50.
  • [9] Гессен И. В. Об участии народного элемента в местном суде : прения по докладамв Соединенном собрании Юридического общества и русской группы Международного союзакриминалистов // Труды юридического общества при Императорском С.-Петербургскомуниверситете. Второе полугодие 1909 г. СПб. : Тип. М. М. Стасюлевича, 1911. Т. И. С. 429—430.
  • [10] Чубинский М. 77. Об участии народного элемента в местном суде : прения но докладамв Соединенном собрании Юридического общества и русской группы Международного союзакриминалистов // Труды юридического общества при Императорском С.-Петербургскомуниверситете. Второе полугодие 1909 г. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1911. Т. И. С. 439.
  • [11] Духовской М. В. Русский уголовный процесс : изд. для студентов / М. В. Духовской.М.: У нив. тип., 1902. С. 85.
  • [12] Чубинский М. П. Об участии народного элемента в местном суде. С. 442; Щеглови-тов И. Г. Основные начала современного уголовного судопроизводства : вступительная лекция, читанная в Императорском Училище правоведения 10 сентября 1903 года / И. Г. Щегло-витов // Журнал Министерства Юстиции. СПб., 1903. № 9. С. 123.
  • [13] Гессен И. В. Об участии народного элемента в местном суде. С. 429.
  • [14] Розин И. И. Уголовное судопроизводство : пособие к лекциям II. Н. Розина. 2-е изд.,изм. и доп. СПб.: издание Юридическаго книжного склада «Право», 1914. С. 111.
  • [15] Чубинский М. П. Об участии народного элемента в местном суде. С. 443.
  • [16] Духовской М. В. Русский уголовный процесс. С. 86.
  • [17] Мнение о необходимости передачи отправления правосудия коронным судьям высказывали, например, И. В. Гессен и В. М. Нечаев. Однако это мнение не встретило поддержки.См.: Гессен И. В. Об участии народного элемента в местном суде : прения но докладам в Соединенном собрании Юридического общества и русской группы Международного союза криминалистов // Труды юридического общества при Императорском С.-Петербургском университете. Второе полугодие 1909 г. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1911. Т. II. С. 448—452,461,471-473.
  • [18] Смирнов Л. Вступая в 1965-й // Советская юстиция. 1965. № 1. С. 1—4.
  • [19] Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройствеот 13 ноября 1989 г. // Ведомости СПД СССР и ВС СССР. 1989. №> 23. Ст. 441.
  • [20] Теттенборн 3. В народном комиссариате юстиции в 1918—1919 гг. (Заметки современника) // Советское государство и право. 1967. № 8. С. 132—135.
  • [21] Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Б. А. Золотухин, С. Е. Вицин,А. М. Ларин [и др.) ; сост. С. А. Пашин. М.: Республика, 1992. С. 81.
  • [22] Определение Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2011 г. № 116-0-0 «Об отказев принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рябушкиной Веры Григорьевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 348, пунктом 2 статьи 350, частью второй статьи 385 и статьей 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» //СПС «КонсультантПлюс».
  • [23] Постановление Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. № 6-П «По делуо проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуальногокодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А. С. Лымарь» // СПС «Консул ьтант П л юс ».
  • [24] Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 2017 г. № 7-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части второй статьи 30 и пункта 1 части О
  • [25] О третьей статьи 31 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации, части второй статьи 57 и части второй статьи 59 Уголовного кодекса Российской Федерации в связис жалобой гражданина В. Д. Лабусова» // СПС «КонсультантПлюс».
  • [26] Проект Федерального закона «Об обеспечении прав граждан Российской Федерациина участие в отправлении правосудия и выбор формы судопроизводства» [Электронныйресурс]. URL: http://komitctgi.ru/analytics/2172/ (дата обращения: 01.04.2017).
  • [27] Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 190-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с расширением примененияинститута присяжных заседателей» // СПС «КонсультантПлюс».
  • [28] Суд и правоохранительные органы / под ред. Ю. К. Орлова. М.: Юристъ, 2006. 511 с.(2-е изд., перераб. и доп. — Правоохранительные органы : учебник / отв. ред. Ю. К. Орлов.М.: Проспект, 2010. 496 с.; 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2011. 512 с.).
  • [29] Судоустройство и правоохранительные органы : учебник для бакалавров / под ред.Ю. К. Орлова. М.: Проспект, 2012. 400 с. (2-е изд., перераб. и дон. — М.: Проспект, 2016. 336 с.).
  • [30] J Суд и правоохранительные органы : хрестоматия / сост. Ю. К. Орлов, II. В. Кручи-нина. М.: Юристъ, 2000. 480 с. (2-е изд., перераб. и доп. —М.: Юристъ, 2003. 544 с.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >