Участие граждан в осуществлении правосудия в качестве народных заседателей в 1958—1991 годах

До конца 1950-х гг. XX в. существовала дифференциация не только состава суда, но и процедуры рассмотрения уголовных дел: допускались ограничение непосредственности и устности процесса в губернских судах, особый порядок рассмотрения дел о террористических актах и террористических организациях, о диверсиях и вредительстве в 30—40-х гг.1, дежурные камеры[1] [2], заочное производство[3], судебный приказ[4]. Однако постепенно различия процессуальной формы сглаживались. После принятия УПК 1960 г. состав суда и процедура рассмотрения уголовных дел стали едиными по всем делам, во всех звеньях судебной системы[5]: было достигнуто единство процессуальной формы. На протяжении последующих 36 лет (с 1956 по 1992 г.) все уголовные дела без каких-либо исключений во всех инстанциях и звеньях судебной системы рассматривались коллегиально, в составе судьи и двух народных заседателей[6].

На законодательном уровне принцип коллегиального, с участием народных заседателей, рассмотрения всех уголовных дел во всех судебных инстанциях был закреплен ст. 8 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г. и ст. 9 Основ уголовного судопроизводства 1958 г. Позднее эти положения были развиты в УПК 1960 г. и ст. 10 Закона о судоустройстве 1960 г., ст. 3 Положения о военных трибуналах от 25 декабря 1958 г.1 На конституционном уровне требование обязательного коллегиального рассмотрения уголовных дел с участием народных заседателей во всех судах без каких-либо исключений было закреплено в ст. 154 Конституции СССР 1977 г. и ст. 166 Конституции РСФСР 1978 г.

Помимо того, что участие заседателей всегда являлось проявлением народовластия[7] [8], значение этого института заключалась в том, что народные заседатели привносили в процесс свежесть восприятия всего происходящего в суде, отсутствие привычки к судебной деятельности[9], жизненный опыт, нравственные представления в обществе[10], в некоторых случаях специальные знания очередных судей позволяли более глубоко и правильно разрешить дело, через участие народных заседателей во многом реализовывалась воспитательная функция судопроизводства.

В законодательстве второй половины советского периода сохранились и получили развитие все основные положения об институте народных заседателей, выработанные ранее:

а) требования, предъявлявшиеся к народным заседателям и порядок формирования корпуса народных заседателей.

Народным заседателем мог быть избран каждый гражданин СССР, обладавший избирательным правом и достигший ко дню выборов 25 лет (ст. 29 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г.). Народным заседателем военного трибунала мог быть избран каждый гражданин СССР, состоявший на действительной воинской службе (ст. 5 Положения о военных трибуналах 1958 г.).

Советское законодательство не предъявляло к народным заседателям требования знания языка судопроизводства, поскольку, как отмечала Н. В. Радутная, институт народных заседателей предполагал вовлечение в деятельность суда широких масс трудящихся, и в условиях многонационального государства требование знания заседателями языка выглядело бы нереальным, поэтому, по ее мнению, следовало допустить участие переводчика в случае, если народный заседатель не владел языком1.

Основы законодательства о судоустройстве 1958 г. установили избрание народных заседателей районных (городских) народных судов на общих собраниях рабочих, служащих, крестьян но месту их работы или жительства, военнослужащих — по воинским частям (ст. 19 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г., ст. 5 Положения о военных трибуналах 1958 г.), а народных заседателей Верховного Суда СССР — Верховным Советом СССР (ст. 27 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г.).

Согласно ч. 1—3 ст. 152 Конституции СССР 1977 г. народные заседатели районных (городских) народных судов подлежали избранию гражданами района (города) на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, народные заседатели вышестоящих судов — соответствующими Советами народных депутатов, военных трибуналов — собраниями военнослужащих.

Предполагалось, что народными заседателями избирались наиболее достойные граждане, занимавшие активную позицию в борьбе с правонарушениями, обладавшие достаточным жизненным опытом, с устоявшимся мировоззрением, заслуживающие доверия по своим деловым и моральным качествам, хотя эти требования и не были закреплены в законе[11] [12].

Участие в составе суда лиц, не избранных народными заседателями в надлежащем порядке (например, участие в рассмотрении дел Московским городским судом народных заседателей, избранных в один из районных народных судов Москвы[13]), влекло отмену вынесенных решений как постановленных незаконным составом суда;

б) срок, на который избирались народные заседатели районных (городских) народных судов (как и военных трибуналов), составлял первоначально два года (ст. 19 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г., ст. 5 Положения о военных трибуналах 1958 г.), впоследствии — два с половиной года (ч. 1 и 2 ст. 152 Конституции СССР 1977 г.). Для народных заседателей вышестоящих судов этот срок составлял пять лет (ч. 2 ст. 152 Конституции СССР 1977 г.).

При этом народные заседатели призывались к исполнению своих обязанностей в судах не более чем на две недели в году, кроме случаев, когда продление этого срока вызывалось необходимостью закончить рассмотрение судебного дела, начатого с их участием (ст. 31 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г.).

Короткие сроки, на которые избирались народные заседатели, и непродолжительность осуществления ими правосудия обеспечивали привлечение к рассмотрению уголовных дел большого числа граждан. Об этом можно судить по числу избранных народных заседателей. Так, на выборах в январе-марте 1969 г. было избрано более 580 тыс. народных заседателей районных (городских) народных судов1. В 1982 г. в СССР в работе народных судов принимали участие свыше 730 тыс. народных заседателей[14] [15].

Рассмотрение уголовных дел с участием народного заседателя, срок полномочий которого истек до начала судебного заседания, признавалось существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебных решений[16];

в) независимость народных заседателей и подчинение их только закону.

На народных заседателей распространялись положения о независимости

при осуществлении правосудия по уголовным делам и подчинении только закону (сг. 10 Основ уголовного судопроизводства 1958 г., ст. 155 Конституции СССР 1977 г.).

Независимость народных заседателей обеспечивалась установленными законом порядком их избрания и освобождения, досрочного лишения полномочий, неприкосновенностью, процедурой осуществления правосудия, тайной совещания судей при вынесении решений и запрещением требовать ее разглашения, ответственностью за вмешательство в разрешение дел (а позднее — и за неуважение к суду), созданием необходимых организационно-технических условий для деятельности судов. К процессуальным гарантиям, направленным на предотвращение влияния на внутреннее убеждение народных заседателей со стороны профессионального судьи, закон устанавливал правила о том, при совещании судей заседатели высказывали свое мнение первыми (ст. 306 УПК 1960 г.), о праве народных заседателей на особое мнение (ст. 307 УПК 1960 г.);

г) процессуальное положение народного заседателя определялось выполняемыми ими функциями.

Как уже отмечалось, народные заседатели участвовали в рассмотрении всех уголовных дел по существ}'.

Во время исполнения своих обязанностей в суде народные заседатели обладали властными полномочиями, необходимыми для осуществления правосудия. Они пользовались всеми правами судьи и наравне с председательствующим в судебном заседании участвовали в решении всех вопросов, возникавших при рассмотрении дела и постановлении приговора (ст. 9 Основ уголовного судопроизводства 1958 г., ст. 30 Основ законодательства о судоустройстве 1958 г., ст. 5 Положения о военных трибуналах 1958 г., ст. 15 УПК I960 г.).

В ходе судебного заседания народные заседатели были вправе и обязаны принимать активное участие в исследовании собранных по делу доказательств; при необходимости ставить вопрос об истребовании новых доказательств, участвовать в разрешении ходатайств и заявлений, решать совместно с председательствующим другие возникающие по делу вопросы. Председательствующий судья не имел права снимать вопросы, задаваемые народными заседателями допрашиваемым лицам1. При постановлении приговора народные заседатели были обязаны принимать непосредственное участие в обсуждении всех вопросов, указанных в ст. 303 УПК 1960 г. Решение по каждому из этих вопросов принималось большинством голосов. Нарушение этого правила (например, если приговор был постановлен вопреки мнению обоих заседателей о мере наказания) вело к отмене приговора[17] [18].

Как и профессиональный судья, народный заседатель не мог принимать участие в производстве по уголовному делу и подлежал отводу при наличии оснований полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в деле (ст. 18 Основ уголовного судопроизводства 1958 г., ст. 59 УПК 1960 г.)[19]. На народных заседателей, как и на профессионального судью, распространялось требование неизменности состава суда[20]. Народные заседатели наравне с председательствующим подписывали решения, вынесенные с их участием[21].

Народные заседатели не только осуществляли деятельность по рассмотрению и разрешению уголовных дел но существу, но также участвовали в подготовительных заседаниях суда (причем если ст. 237 УПК 1923 г. предусматривала участие народных заседателей в распорядительных заседаниях лишь народных судов, то согласно ст. 114 УПК 1960 г. народные заседатели привлекались к решению вопросов предания суду и подготовки судебного заседания во всех звеньях судебной системы: от районного (городского) народного суда до Верховного Суда СССР[22]). В стадии предания суду народные заседатели участвовали в решении вопроса о возможности слушания дела в судебном заседании, рассмотрении ходатайств и разрешении вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. В распорядительном заседании, как отмечал Кобликов А., народным заседателям принадлежала решающая роль при вынесении определения, и им иногда приходилось играть роль своего рода арбитров между прокурором и судьей1. Однако в отличие от УПК 1923 г., УПК 1960 г. сократил основания предания суду с участием народных заседателей: распорядительное заседание проводилось только при несогласии судьи с выводами обвинительного заключения, а также при необходимости изменить меру пресечения, избранную в отношении обвиняемого (ч. 2 ст. 221 УПК 1960 г.). В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1970 г. решение о предании суду с участием народных заседателей стало выноситься по делам о преступлениях несовершеннолетних и о преступлениях, за которые в качестве меры наказания могла быть применена смертная казнь. Предложения о восстановлении распорядительного заседания о предании суду по каждому уголовному делу[23] [24] реализованы не были.

Народные заседатели участвовали в рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, причем при несогласии председательствующего с замечаниями на протокол они вносились на рассмотрение распорядительного заседания суда с тем, чтобы председательствующий и хотя бы один из народных заседателей были из числа судей, участвовавших в разбирательстве дела[25]. Народный заседатель, не участвовавший в рассмотрении дела, высказывал свое мнение, основываясь на представленных замечаниях, объяснениях вызванных в распорядительное заседание лиц, подавших замечания (ст. 266 УПК РСФСР), суждениях председательствующего и народного заседателя, участвовавших в разбирательстве дела, а также на объяснениях секретаря судебного заседания[26].

Народные заседатели входили (наряду с народным судьей (председателем суда, членом суда) и секретарем суда) в состав комиссии по уничтожению вещественных доказательств[27].

Они также осуществляли контроль за поведением условно осужденных1 (народные заседатели закреплялись за каждым таким осужденным на весь период испытательного срока для контроля за его поведением и проведения с ним воспитательной работы[28] [29] [30]), результативностью частных определений судов[31], доводили до сведения общественности содержание приговоров и судебных решений, поддерживали связь с товарищескими судами[32], выступали перед трудящимися с лекциями и беседами[33], оказывали помощь в кодификационно-справочной работе[34]. Пленум Верховного Суда СССР неоднократно обращал внимание на необходимость широкого привлечения народных заседателей к контролю за выполнением частных определений, за поведением условно осужденных, поддержания и распространения новых форм работы с народными заседателями, обеспечивающими повышение их активности в оказании помощи судам в осуществлении правосудия, предупреждении преступлений и исправлении правонарушителей[35].

Во второй половине советского периода получила развитие специализация народных заседателей: для повышения качества рассмотрения отдельных категорий уголовных дел с учетом их особенностей признавалось целесообразным включать в состав суда народных заседателей, обладавших знаниями или имевшими опыт в той или иной сфере деятельности[36].

Так, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях» (и. 2) судам было рекомендовано рассматривать уголовные дела о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств с участием народных заседателей, знакомых с правилами и условиями работы на транспортных средствах.

Постановлениями Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. № 6 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» (п. 2) и от 3 декабря 1976 г. № 16 «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (п. 22), а также постановлениями Пленума Верховного Суда РСФСР от 15 декабря 1987 г. № 6 «О выполнении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда РСФСР по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (п. 2) и от 25 декабря 1990 г. № 5 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (п. 9) судам рекомендовалось рассматривать дела данной категории при участии народных заседателей из числа педагогов и иных лиц, имевших опыт в воспитании молодежи. Участие в рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних в качестве народных заседателей лиц, не имевших опыта в воспитании молодежи, не являлось нарушением закона, но влекло их пассивность в исследовании обстоятельств дела, а также выяснении условий жизни и воспитания несовершеннолетнего1.

Проявлением специализации народных заседателей являлись и положения ч. 4 ст. 152 Конституции СССР 1977 г., ст. 6 Положения о военных трибуналах[37] [38] о том, что народные заседатели военных трибуналов должны были состоять на действительной военной службе и избирались собраниями военнослужащих.

Таким образом, во второй половине советского периода в уголовном судопроизводстве принцип участия граждан в осуществлении правосудия по уголовным делам действовал без каких-либо исключений.

После Второй мировой войны участие заседателей («судей из народа», «народных заседателей») наряду с постоянными судьями в рассмотрении уголовных дел было предусмотрено в законодательстве многих государств. В Конституции Чехословацкой Республики они назывались «судьями из народа» (параграф 140), в Конституциях Румынской Народной Республики (ст. 66), Польской Народной Республики (ст. 49), Венгерской Народной Республики (параграф 37) и Китайской Народной Республики (ст. 75) — «народными заседателями», в Конституции Народной Республики Болгарии (ст. 57) — «судебными заседателями», в Конституции Народной Республики Албании (ст. 83) — «помощниками судей»[39].

  • [1] Введена постановлением Президиума ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. «О порядкеведения дел и подготовке или совершении террористических актов», постановлениямиЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. и от 14 сентября 1937 г. «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик». Указанные акты (и соответственно особый порядок рассмотрения этих дел) отменены Указом Президиума ВерховногоСовета СССР от 19 апреля 1956 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1956. № 9.
  • [2] Постановление НКЮ от 16 сентября 1920 г. «Об особых сессиях народного судаи дежурных камерах» // СУ. 1920. № 100. Ст. 541.
  • [3] 11ункт 8 I Циркуляра Кассационного отдела ВЦИ К от 6 октября 1918 г. «От кассационного отдела ВЦИК советов» // История законодательства СССР и РСФСР по уголовномупроцессу и организации суда и прокуратуры / под рсд. С. А. Голунского. М., 1955. С. 62;Ст. 21 Инструкции Наркомюста «Об организации и действии местных народных судов»от 23 июля 1918 г. // СУ. 1918. № 53. Ст. 597; ст. 265 УПК 1923 г. и др.
  • [4] Ст. 406—412 УПК РСФСР 1922 г.; и. 30 постановления ВЦИК РСФСР «О дополнениях и изменениях УПК РСФСР» от 16 октября 1924 г. // СУ РСФСР.1924. № 78. Ст. 784;п. 2 постановления ВЦИК и СНК от 4 мая 1933 г. // СУ РСФСР. 1933. № 31. Ст. 107.
  • [5] В то же время расследование так и не стало унифицированным: сохранялись особенности производства по делам частного и частно-публичного обвинения, проведения расследования в форме дознания, протокольной формы досудебной подготовки материалов.
  • [6] Отдельные предложения о единоличном рассмотрении судьей некоторых категорийуголовных дел (напр., Зайков В. Л. О коллегиальном рассмотрении дел в судах // Советскоегосударство и право. 1963. № 12. С. 108) не нашли поддержки.
  • [7] Закон СССР от 25 декабря 1958 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1.Ст. 14. Далее — Положение о военных трибуналах 1958 г.
  • [8] Это отмечалось всеми авторами, занимавшимися проблемами института народныхзаседателей. См., например: Голубева Л. М. Роль народных заседателей в осуществлениисоциалистического правосудия. С. 13; Горшенин К. П. Советский суд. М.: Госюриздат, 1957.С. 50; Давыдов Г1. М. Принципы советского уголовного процесса. Свердловск, 1957. С. 14;Добровольская Г. Н. Народный суд — основное звено судебной системы СССР. М.: Госюриздат, 1956. С. 77; Пособие для народных заседателей. М.: Госюриздат, 1949. С. 40; Иванова Л.Народный суд — проводник коммунистической морали // Советская юстиция. 1957. № 10.С. 14; Карев Д. С. Демократические основы организации и деятельности советского суда. М.:Госюриздат, 1951. С. 23; Тарасенко Ф. Г. Вопросы организации и деятельности советскихсудов. М.: Госюриздат, 1958. С. 23.
  • [9] См. : Карев Д. С. Демократические основы организации и деятельности советскогосуда. С. 25; Радушная Я. Судьи — профессионалы и народные заседатели // Советская юстиция. 1968. № 7. С. 15.
  • [10] Это позволяло выносить более справедливый приговор; народные заседатели «связывали суд с жизнью района, предприятия, колхоза, приговор суда, благодаря их участию в разбирательстве дела, олицетворял общественную оценку того предприятия или колхоза, какойони представляют в суде»; постоянная смена в суде народных заседателей, представляющихразличные профессии, различные предприятия и организации, обладающих глубокими знаниями быта, традиций, образа жизни разных национальностей, обеспечивало подлинноеосуществление правосудия. См.: Голяков И. Т. Советский суд. М.: Госюриздат, 1958. С. 119;Тарасенко Ф. Г. Вопросы организации и деятельности советских судов. С. 23, 24; Сухарев А.,Пашкевич П. Наш народный суд. М.: Молодая гвардия, 1981. С. 36; Мельников А. А. Конституционные принципы советского гражданского процесса: некоторые вопросы теории и практики / Сб. СССР — Англия: юстиция и сравнительное правоведение. Материалы советско-английского симпозиума. М.: ИГиП АН СССР, 1986. С. 155.
  • [11] Радутная II. В. Условия дальнейшего повышения качества деятельности судей //Советское государство и право. 1970. № 1. С. 63.
  • [12] Голубева Л. М. Роль народных заседателей в осуществлении социалистического правосудия. С. 12.
  • [13] Грун А. Состав суда // Советская юстиция. 1969. № 11. С. 21.
  • [14] Теребилов В. В. И. Ленин о принципах выборности, подотчетности и независимостисудей // Советская юстиция. 1969. № 18. С. 4.
  • [15] Мартинович И. И. Наше правосудие. Минск : Народная асвета, 1983. С. 50.
  • [16] Труп А. Состав суда. С. 21.
  • [17] Понеделков М. Взаимоотношения председательствующего с народными заседателямив уголовном процессе // Советская юстиция. 1971. № 18. С. 16.
  • [18] Вопросы уголовного процесса в практике Верховного Суда СССР и ВерховногоСуда РСФСР / под ред. Д. С. Карева, В. В. Куликова. М.: Юрид. лит., 1974. С. 103.
  • [19] Например, незаконность состава суда по делу М. выразилась в том, что народныйзаседатель и общественный обвинитель являлись братьями // Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, 1981—88 гг. / под ред. Е. А. Смолеицева.М.: Юрид. лит., 1989. С. 378.
  • [20] Поэтому разбирательство дела в суде начиналось сначала, если народный заседательбыл заменен другим, не привлекавшимся к участию в рассмотрении дела в качестве запасного народного заседателя. См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 9 апреля 1964 г. по делу А. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР.1964. № 9. С. 10; Постановление Президиума Московского городского суда по делу Б. //Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966. jNb 9. С. 15.
  • [21] Отсутствие подписи народного заседателя признавалось грубым нарушением уголовно-процессуального закона. См.: Определение Судебной коллегии по уголовным деламВерховного Суда РСФСР но делу Г. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1963. № 11.С. 9; постановление Пленума Верховного Суда СССР от 13 октября 1972 г. по делу Г. //Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам, 1971 — 1979 гг. / иод ред. Е. А. Смоленцева. М.: Известия, 1981. С. 964—965.
  • [22] См.: Перлов И. Д. Предание суду и подготовка судебного заседания // Советская юстиция. 1961. №3. С. 12.
  • [23] Кобликов А. Внесение уголовного дела на рассмотрение распорядительного заседания // Советская юстиция. 1963. № С. 17.
  • [24] Малхазов И., Назаров В., Теплинский А. Распорядительное заседание — важная стадиясудопроизводства // Советская юстиция. 1973. № 2. С. 7; Строгович М. С. Курс советскогоуголовного процесса. В 2 т. Т. 2. М. : Наука, 1970. С. 187; Шахов Д. О судебной этике //Советская юстиция. 1965. № 1. С. 21.
  • [25] Нарушение этого правила, например, рассмотрение замечаний на протокол судебногозаседания в составе председательствующего и только одного народного заседателя, влеклоотмену распорядительного заседания суда и направление дела в тот же суд для рассмотрениязамечаний на протокол в соответствии с требованиями ст. 266 УПК 1960 г. См.: ОпределениеСудебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу 11., С. и др. // Советская юстиция. 1961. № 3. С. 29; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Д. и др. // Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, 1981—88 гг. / под ред. Е. А. Смолеицева. М.: Юрид. лит., 1989. С. 406.
  • [26] Научно-практический комментарий уголовно-процессуального кодекса РСФСР /под ред. Л. Н. Смирнова. 3-е изд., исир. и доп. М.: Юрид. лит., 1970. С. 304, 331.
  • [27] J Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительногоследствия, дознания и судами, утвержденная от 18 октября 1989 г. № 34/15, утвержден
  • [28] ния О О Генеральным прокурором СССР, Министром внутренних дел СССР, Министромюстиции СССР, Председателем Верховного Суда СССР и Председателем КГБ СССР. Параграф 82 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [29] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1959 г. № 5 «О деятельности судебных органов в связи с повышением роли общественности в борьбе с преступлениями». Пункт 5 // Сборник действующих постановлений Пленума ВерховногоСуда СССР 1958—1960 гг. / под ред. Н. К. Морозова. М.: Госюриздат, 1961. С. 9; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 26 марта 1960 г. № 2 «О выполнении судебнымиорганами постановлений Пленума Верховного Суда СССР от 19 июня 1959 года “О практикеприменения судами мер уголовного наказания” и от 19 декабря 1959 года “О деятельностисудебных органов в связи с повышением роли общественности в борьбе с преступлениями”».Пункт 4 // Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1958—1960 гг. / иод ред. Н. К. Морозова. М.: Госюриздат, 1961. С. 11; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1961 г. № 1 «О судебной практике по применению условногоосуждения». Пункт 3 // Советская юстиция. 1961. № 7. С. 24—26.
  • [30] Бузынова С. Работа суда с условно осужденными // Социалистическая законность.1968. №10. С. 41.
  • [31] См.: Бажанов М. И., Кокотов М. Г., Сенчин А. В., Сташис В. В. Исследование частныхопределений судов о причинах преступлений // Советское государство и право. 1967. № 7.С. 93; Еливанов А. Важная задача суда // Советская юстиция. 1968. № 13. С. 24.
  • [32] Смирнов Л. Вступая в 1965-й (О новых задачах судебных работников РоссийскойФедерации) // Советская юстиция. 1965. № 4. С. 4.
  • [33] См.: Фликер С. Педеля разъяснения советских законов // Советская юстиция. 1961.№ 10. С. 19.
  • [34] Коваленко П. Организация кодификационно-справочной работы в народном суде //Социалистическая законность. 1954. № 1. С. 74.
  • [35] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 14 мая 1962 г. № 7 «О задачахно устранению недостатков и дальнейшему улучшению деятельности судов по борьбе с преступностью». Пункт 6 // Советская юстиция. 1962. № 13. С. 29—30.
  • [36] Ермаков Г. Участие народных заседателей в судебном разбирательстве уголовных делС. 25-26.
  • [37] Карасев И. Устранять недостатки в проведении судебных процессов по делам несовершеннолетних // Советская юстиция. 1969. № 8. С. 9.
  • [38] Утверждено Законом СССР от 25 декабря 1958 г. // Ведомости Верховного Совета СССР.1959. № 1. Ст. 14.
  • [39] Панокии А. М. Обеспечение прав личности в уголовно-процессуальном законодательстве Болгарии : дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 29; Полянский II. //. Вопросы теориисоветского уголовного процесса. С. 88—89.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >