Кризис института народных заседателей в 90-е годы XX века

Кризис института народных заседателей. Новые экономические условия и новая политическая ситуация, складывавшиеся в связи с распадом СССР, отрицательно сказались на всех институтах участия общественности в уголовном судопроизводстве, в том числе на участии народных заседателей в составе суда: постепенно вводились новые составы суда, в большинстве своем — без участия представителей народа, а впоследствии, в 2004 г., произошел полный отказ от института народных заседателей.

В начале 1990-х гг. местные советы самоустранились от организации выборов народных заседателей1.

Переход предприятий на самоокупаемость и хозрасчет, изменение отношений собственности повлекли отказ администраций предприятий от проведения выборов народных заседателей, а также отказ отпускать работников для выполнения функций народных заседателей, поскольку работающим заседателям расходы должны были возмещаться по месту их постоянной работы. Установление административной ответственности за воспрепятствование явке в суд народного заседателя (ст. 165.2 КоАП РСФСР)[1] [2] оказалось неэффективным[3].

В 1990-е гг. единственным действующим источником возмещения расходов, связанных с исполнением народными заседателями их обязанностей в суде, являлись средства фондов заработной платы судов, из которых выплачивается вознаграждение только неработающим гражданам.

Это привело к тому, что прежняя система выборов в народные заседатели перестала действовать, а проблема нехватки народных заседателей приобрела массовые характер, став одной из причин нарушения сроков рассмотрения дел[4], а в отдельных случаях — и полной остановки деятельности судов[5]. Как выявил проведенный в 1996 г. опрос 58 действующих заседателей народных судов города Москвы, большинство из них было избрано в советах ветеранов, обществах инвалидов, комитетах самоуправления и подобных объединениях. Среди заседателей преобладали пенсионеры, инвалиды, безработные, для которых выполнение функций заседателя являлось посильным трудом, позволявшим поправить материальное положение. Характерно, что Указ Президиума Верховного Совета РСФСР № 13836-Х1 от 27 февраля 1990 г., регулировавший вопросы выплаты вознаграждения за судебную деятельность, в первую очередь устанавливал порядок выплат неработающим пенсионерам (и. 1), и лишь затем — работающим. Это отражало процесс изменения социального состава народных заседателей, преобладания среди них граждан, нетрудоспособных по возрасту или по состоянию здоровья.

Известны случаи заключения договоров с региональным центром федеральной службы занятости «на общественные работы». В 1995 и 1996 гг. в Астрахани было рассмотрено 2471 уголовное дело судами с участием в качестве народных заседателей граждан, направленных органами службы занятости1. Впоследствии все приговоры по этим делам были отменены как постановленные незаконным составом суда, с участием лиц, не избранных народными заседателями в установленном порядке[6] [7].

Кое-где из-за нехватки заседателей даже появились «и.о. народного заседателя»[8].

Острая нехватка заседателей повлекла за собой нарушения правил об очередности призыва заседателей на две недели в году: функции народных заседателей, вопреки закону, выполняли одни и те же граждане бессменно в течение нескольких месяцев, а иногда и лет, подряд как члены единого с судьей трудового коллектива[9]. В 1994 г. в судах Алтайского края народные заседатели, в основном пенсионеры и безработные, работали по шесть—девять месяцев подряд[10]. Средний срок непрерывной деятельности в судах 58 опрошенных в 1996 г. заседателей районных судов Москвы составил 16,7 месяцев[11]. Фактически они стали штатными судьями, не имевшими юридического образования, получавшими по месту «работы» квазизарплату.

Указанные негативные явления стали проявляться со второй половины 1980-х гг. Не случайно именно в это время появилось постановление № 1 Пленума Верховного Суда СССР «О соблюдении законодательства, регламентирующего участие народных заседателей в осуществлении правосудия» от 3 апреля 1987 г.[12], в котором наряду с традиционными проблемами было обращено внимание на неукомплектованность корпуса заседателей, на необходимость строгого соблюдения установленного порядка призыва народных заседателей к исполнению своих обязанностей (п. 3) и сроков участия заседателей в рассмотрении дел (п. 4); на необходимость привлечения к ответственности должностных лиц, препятствовавших народным заседателям исполнять свои обязанности (п. 5).

Государственная политика в сфере финансирования деятельности судебных органов привела к ликвидации прежних форм повышения уровня знаний заседателями. Все 100% опрошенных в 1996 г. респондентов (заседателей) отметили отсутствие каких-либо организованных лекций, занятий. Эпизодическую помощь со стороны постоянного судьи получали лишь 25,9% (15 чел.). 63,8% (37 чел.) опрошенных заседателей отметили, что их юридические познания совершенствуются путем самостоятельного изучения ими УК РФ; еще 8,6% (5 чел.) респондентов изучали, помимо УК РФ, и другие акты (в первую очередь УПК РСФСР); остальные 27,6% (16 чел.) ответили, что их правовые познания не совершенствуются никак1.

Судьи не имели возможности призывать тех из них, участие которых из-за специальных познаний и опыта по конкретному делу могло бы внести существенный вклад в правильное разрешение дела.

Почти полностью было утрачено влияние заседателей на принимаемые с их участием решения из-за материальной зависимости от работы в суде.

В 1996 г. в ходе опроса 58 народных заседателей районных судов Москвы устанавливалось соотношение средств, получаемых ими в суде, с основным источником дохода. Для 62% заседателей денежное вознаграждение, получаемое в суде, оказалось равным либо превышающим остальные доходы[13] [14]. 28% заседателей считали, что степень влияния их мнения на приговор зависит от конкретного судьи, т.е. судья решал, учитывать мнение заседателя при решении какого-либо вопроса или нет. В результате опроса народных заседателей, проведенного X. Рустамовым, было выявлено, что в 13% случаев председательствующий в совещательной комнате навязывал свою позицию[15].

Свидетельством утраты институтом народных заседателей прежней роли являлся отказ от возможности возложения обязанностей судьи народного суда в случае его временного отсутствия на одного из народных заседателей этого суда[16].

Изменились даже внесудебные обязанности заседателей: на смену их работе в наблюдательных комиссиях за местами заключения, участию в проверках деятельности товарищеских судов и т.д. пришла чисто техническая помощь — выписка повесток, подшив дел, сдача их в канцелярию и даже уборка помещений. Примечателен ответ одного заседатель на вопрос о том, какую иную работу, кроме рассмотрения дел, он выполняет: «помогаю секретарю». То есть судья (п. 5 ст. 34 УПК 1960 г.) превратился в технического работника.

Обобщение судебной практики ряда районных (городских) судов Москвы, Оренбурга, Рязанской обл. в 1995—1997 гг., а также рассмотрения уголовных дел в кассационном порядке Московским городским судом в I квартале 1998 г. показало, что приговоры, постановленные единолично, становились объектом кассационного рассмотрения в 7—10 раз реже, чем приговоры коллегиального суда. В то же время качество приговоров оказалось практически одинаковым независимо от состава суда: из рассмотренных кассационной инстанцией дел были отменены и изменены приговоры, постановленные с участием народных заседателей, в отношении 24,0—27,9% обвиняемых, а единолично — в отношении 22,5—29,4% обвиняемых. Отсутствие различий в стабильности приговоров, постановленных единолично судьей, и судом с участием народных заседателей, было вызвано тем, что недостатки единоличного рассмотрения уголовных дел (отсутствие народных заседателей, редкое участие прокурора и защитника) нивелировались категорией рассматриваемых дел, а также недостаточно активной ролью народных заседателей в деятельности суда с их участием1.

Кризис института народных заседателей подтолкнул общественность и законодателя задуматься о совершенствовании форм состава суда.

Симптоматично принятие Резолюции XIX Всесоюзной конференции КПСС, в которой впервые прозвучала идея дифференцирования состава суда путем увеличения числа народных заседателей по делам о наиболее сложных преступлениях[17] [18].

Статья 11 Основ законодательства о судоустройстве 1989 г. предусмотрела, что в порядке, установленном законодательством союзных республик, по делам о преступлениях, за совершение которых законом предусмотрена смертная казнь либо лишение свободы на срок свыше десяти лет, вопрос о виновности подсудимого мог решаться судом присяжных (расширенной коллегией народных заседателей). Аналогичное положение в 1990 г. было включено и в Основы уголовного судопроизводства 1958 г. (сг. 9 в ред. Закона СССР от 10 апреля 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик»[19]). Этим нормативным актом также предусматривалось, что законодательством союзных республик могли устанавливаться и иные категории дел, подсудных суду присяжных (расширенной коллегии народных заседателей).

Очевидно, что в такой формулировке происходило смешение расширенной коллегии народных заседателей и суда с участием присяжных заседателей, имеющего принципиальное отличие в виде разделения раздельного разрешения разных вопросов профессиональным судьей и народными п ре дстав ител я м и.

Дифференциация состава суда первой инстанции (с участием народных заседателей, суд присяжных либо единолично судья) предусматривалась и в проекте Конституции СССР[20].

Концепция судебной реформы, одобренная в свое время законодателем, исходила из необходимости дальнейшей дифференциации форм судопроизводства, рассматривала ее в качестве одного из основных направлений судебной реформы[21].

Законом РСФСР от 1 ноября 1991 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР» часть 1 ст. 166 Конституции была изложена в новой редакции: «Рассмотрение гражданских и уголовных дел в судах осуществляется коллегиально и единолично; в суде первой инстанции — с участием присяжных заседателей, народных заседателей либо коллегией из трех профессиональных судей или единолично судьей».

О. В. Волынская писала: «Уголовно-правовой ответственности или конкретным санкциям за определенные правонарушения должны соответствовать уголовно-процессуальные формы выяснения истины и решения вопроса об ответственности. ... Налицо неизбежная взаимосвязь: дифференциация материального права влечет за собою не только дифференциацию процессуальной формы, но и соответствующую дифференциацию системы государственных органов»1.

Поскольку при рассмотрении дел основная роль стала принадлежать постоянному судье, то при устранении заседателей мало что терялось, разве только «эффект их присутствия»[22] [23]. Вследствие неэффективного участия народных заседателей рассмотрение дел фактически превратилось в единоличное.

Сложившееся кризисное положение института народных заседателей привело к появлению различных мнений относительно его будущего: (1) отказаться от рассмотрения дел судом — единой коллегией из постоянного судьи и двух заседателей или (2) сохранить и усовершенствовать этот институт.

Неуверенность в дальнейшем сохранении института народных заседателей (наряду с другими причинами, в частности, с практическими сложностями формирования корпуса заседателей) привела к появлению Указа Президента Российской Федерации от 22 марта 1995 г. № 299 «О продлении срока полномочий народных заседателей районных (городских) судов»[24], которым фактически были отменены очередные выборы заседателей: предусматривалась лишь возможность проведения «довыборов» заседателей на общих собраниях трудовых коллективов, общих собраниях и сходах граждан по месту жительства в случае необходимости. Полномочия ранее избранных заседателей были продлены на неограниченный срок «впредь до принятия соответствующего федерального закона». Срок полномочий народных заседателей верховных судов республик, краевых, областных судов, Московского и Санкт-Петербургского городских судов, суда автономной области, судов автономных округов, районных и военных судов также был продлен на неопределенный срок до принятия федерального закона о порядке назначения (избрания) народных заседателей указом Президента РФ от 23 января 1997 г. № 41[25].

Неуверенность в сохранении института народных заседателей нашла отражение и в законотворческом процессе. Иллюстрацией этого может служить редакция сг. 295 УК РФ, которая предусматривала ответственность за посягательство на жизнь лица, осуществлявшего правосудие или предварительное расследование. В диспозиции этой статьи были указаны лица, жизнь которых бралась под защиту: судья, присяжный заседатель или иные лица, участвующие в отправлении правосудия: присяжный заседатель был указан, народный — нет. Законодатель, признавая неопределенность перспектив института народных заседателей, отвел им место среди «иных лиц, участвующих в отправлении правосудия»1.

Составители проектов УПК РФ по-разному представляли себе судьбу рассматриваемого состава суда.

Проект УПК РФ, подготовленный Государственно-!фановым управлением Президента РФ в соответствии с распоряжением Президента РФ от 7 июня 1994 г. № 282-рп.[26] [27], предусмотрел привлечение граждан к осуществлению правосудия в качестве присяжных заседателей. Этим понятием охватывалось участие заседателей как в суде присяжных, гак и в составе единой коллегии судьи и двух заседателей в местностях, где суд присяжных не действовал (п. 2 ст. 60 проекта) (вместо суда присяжных). При этом все остальные дела (не подпадавшие под категорию тяжких, особо тяжких или преступлений исключительной тяжести) должны были рассматриваться судьей единолично.

Проект УПК РФ Министерства юстиции РФ[28] предполагал отказ от суда с участием заседателей, решавших все вопросы совместно с профессиональными судьями.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г.[29] предусмотрел наряду с присяжными участие народных заседателей: в соответствии с первоначальной редакцией п. 1 ст. 1 указанного закона судебная власть в РФ осуществлялась только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей.

Заметим, что 1990-е гг. были периодом поиска дальнейшего направления участия общественности в уголовном судопроизводстве, а равно в охране порядка и оказании содействия уголовно-процессуальной деятельности. Стало наблюдаться возвращение к различным формам местного самоуправления, борьбы с нарушениями законности с участием народных представителей: воссоздавались народные дружины, товарищеские суды. В Москве были воссозданы общественные пункты охраны порядка (628 — по одному на каждые 13 тыс. москвичей), там же предполагалось нахождение и товарищеских судов[30]. Деятельность товарищеских судов и народных дружин возобновлена в Краснодарском крае, Курской области[31].

Поиск путей реформирования института народных заседателей привел к принципиальному изменению порядка формирования корпуса народных заседателей.

27 июня 1997 г. Президентом РФ был отклонен Федеральный закон «Об избрании народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции», принятый Государственной Думой РФ1 и одобренный Советом Федерации[32] [33]. Закон предполагал выдвижение кандидатов в народные заседатели органами местного самоуправления и последующее избрание заседателей законодательными (представительными) органами субъектов РФ в порядке, установленном законами субъектов РФ. Кандидаты в народные заседатели военных судов должны были выдвигаться на собраниях военнослужащих воинских частей и утверждаться открытым голосованием большинством голосов присутствующих.

Одним из оснований отклонения закона послужило то, что в нем право граждан на участие в отправлении правосудия «преобразуется в пассивное право граждан быть выдвинутыми кандидатами в народные заседатели, т.е. решение вопроса об их участии в отправлении правосудия фактически передается органам местного самоуправления, собраниям и конференциям военнослужащих, а также законодательным (представительным) органам субъектов РФ»[34].

В связи с этим учеными высказывались различные мнения о том, каким должен быть порядок формирования корпуса народных заседателей: 1) избрание их на собраниях трудовых коллективов и по месту жительства, 2) выборы заседателей из числа избирателей депутатами местных законодательных органов, либо из числа кандидатов, представленных главами местных администраций, депутатами законодательного (представительного) органа субъекта Федерации[35] либо 3) замена выборов народных заседателей случайной выборкой[36].

Последний вариант предполагал формирование корпуса народных заседателей методом случайной выборки установленного числа граждан из общего списка народных заседателей (на основе списка избирателей), в который должны были включаться все граждане, проживавшие в данном районе (крае, области), отвечавшие установленным законом требованиям, по аналогии с присяжными заседателями. Об эффективности метода случайной выборки свидетельствовал первый опыт деятельности суда присяжных: 99% из 344 опрошенных присяжных заседателей не имели серьезных осложнений по основному месту работы из-за вызова в суд[37].

Помимо реформирования порядка формирования корпуса народных заседателей высказывались предложения о расширении перечня субъектов ответственности за воспрепятствование явке в суд народного или присяжного заседателя (за счет отнесения к ним не только должностных лиц, но и лиц, выполнявших управленческие функции в коммерческой или иной организации), об увеличении размера штрафа за указанное нарушение, о возложении ответственности за неявку без уважительных причин в суд не только на присяжных (ст. 165.6 КоАП РСФСР), но и на народных заседателей1, о повышении авторитета деятельности народных заседателей с тем, чтобы каждый заседатель «покидал зал судебного заседания с ощущением собственной значимости — только тогда новые суды получат поддержку населения и не будут страдать от нехватки народных представителей»[38] [39] (введение знаков отличия народных заседателей при осуществлении правосудия, исключение случаев выполнения заседателями технической работы, обеспечение бесплатными обедами, канцелярскими принадлежностями, предоставление комнаты отдыха и др.).

Попыткой реанимировать институт народных заседателей, возродить широкое представительство граждан в суде на кратковременной возмездной основе с одновременной заменой выборов кандидатов в народные заседатели методом случайной выборки явился Федеральный закон от 2 января 2000 г. № 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общею юрисдикции в Российской Федерации»[40]. Тем самым способ подбора народных заседателей формально приблизился к способу подбора присяжных заседателей и приобрел некоторое сходство с принятым в Германии и других западноевропейских странах способом подбора шеффенов[41].

Однако сложности с формированием судов с участием народных заседателей преодолеть не удалось, и с 1 февраля 2003 г. данный институт был окончательно упразднен применительно к гражданским делам, а с 1 января 2004 г. — и к уголовным.

Как известно, преобладающим составом суда стал судья, единолично рассматривающий дело. Практическая реализация этого стала возможной после внесения изменений в ст. 15, 34, 35, 62, 201, 203, 228, 267 и др. УПК 1960 г. Законом РФ от 29 мая 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР, Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР”»[42]. Обращение законодателя к институту единоличного рассмотрения дел было направлено: 1) на снижение материальных, временных, трудовых затрат при осуществлении судопроизводства; 2) повышение оперативности рассмотрения уголовных дел[43].

Расширение перечня дел, рассматриваемых судьей единолично, происходило постепенно. Первоначально, в 1992 г. этот перечень определялся несколькими критериями: степенью общественной опасности деяния, выраженной в санкции соответствующих статей Уголовного кодекса, характером общественной опасности, определяемой объектом преступления (дела о государственных, должностных, воинских преступлениях, о преступлениях против правосудия, о преступлениях, составлявших пережитки местных обычаев, не подлежали единоличному рассмотрению)1. Выделялись две группы преступлений: для одних (менее серьезных) не требовалось согласия обвиняемого на рассмотрение дела без народных заседателей, для других это было необходимым условием. В дальнейшем законодатель последовательно расширял категорию дел, подлежащих единоличному рассмотрению, установив вначале императивное рассмотрение судьей всех дел о преступлениях, за которые максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, не превышало пять лет лишения свободы, за исключением дел несовершеннолетних (ст. 35 УПК в редакции Закона РФ от 21 декабря 1996 г.), позднее все дел о преступлениях небольшой и средней тяжести. В настоящее время судья единолично рассматривает дела, предусмотренные уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в п. 2—4 ч. 2 ст. 30 УПК РФ. Если в 1993 г. суд в составе единоличного судьи рассмотрел 23,4% от общего числа рассмотренных судами первой инстанции уголовных дел, то уже в первом полугодии 1995 г. — 35,6%[44] [45]. В настоящее время единолично рассматривается абсолютное большинство уголовных дел.

Эго поставило вопрос о сохранении в России сразу двух уголовно-процессуальных принципов — участия граждан в отправлении правосудия и коллегиальности рассмотрения уголовных дел[46].

Конституция РФ 1993 г. не содержит статьи, аналогичной ст. 166 Конституции РСФСР 1978 г. Теперь на конституционном уровне не закреплено соотношение единоличного и коллегиального начал при отправлении правосудия. Статья 47 Конституции лишь указывает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом; что обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Однако неверно из этого делать вывод о том, что принцип коллегиальности заменен новым принципом, «который можно сформулировать как осуществление уголовного судопроизводства в соответствии с законом о подсудности уголовных дел и с участием присяжных заседателей, в случаях, предусмотренных федеральным законом»[47].

Из содержания ст. 47 Конституции следует, что вопрос о соотношении коллегиального и единоличного начал в отправлении правосудия ныне регулируется не на конституционном уровне, а определяется федеральным законом; принцип коллегиальности утратил статус конституционного. При оценке этого обстоятельства следует учитывать, что многочисленные (более 100) отсылки и упоминания законов в общей форме — характерная особенность Конституции РФ 1993 г. Однако закрепление на конституционном уровне вопроса о соотношении единоличного и коллегиального начал в отправлении правосудия, а равно участия граждан в отправлении правосудия (подобно ст. 166 Конституции РСФСР 1978 г.) предпочтительнее, так как это служило бы гарантией недопущения чрезмерного расширения подсудности единоличного судьи.

Особую актуальность этот вопрос приобрел сегодня, в период расширения деятельности суда с участием присяжных заседателей.

  • [1] Волкова М. Как реализуется судебная власть // Вестник Верховного Суда СССР. 1991.№ 7. С. 30.
  • [2] Ст. 165.1 — 165.3 были внесены в Кодекс РСФСР об административных нарушенияхУказом Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополненийв Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях»от 11 декабря 1989 г. (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1989. № 50. Ст. 1477) в связис принятием Закона СССР от 2 ноября 1989 г. «Об ответственности за неуважение к суду».
  • [3] Верин В. Я. О проблеме соблюдении процессуальных сроков рассмотрения уголовныхи гражданских дел // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 9. С. 14.
  • [4] Информация о Пленуме Верховного Суда РФ 25 июня 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 8. С. 1.
  • [5] См.: Купцов А. Ф., Логинов В. М. 11ародиые заседатели уходят — проблемы остаются //Советская юстиция. 1991. № 11. С. 8.
  • [6] Корольков И. В Астрахани правосудие вершили люди с улицы // Известия. 1997.25 июля.
  • [7] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрениюуголовных дел в порядке надзора // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 11. С. 17; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного СудаРоссийской Федерации по делу В. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №3. с. 16-17.
  • [8] Предлагает юстиция России // Российская юстиция. 1994. № 4. С. 5.
  • [9] Пашин С. Л. Становление правосудия. М.: Р. Валент, 2011. С. 99.
  • [10] Предлагает юстиция России. С. 4.
  • [11] Ничипоренко Т. Ю. Единоличное рассмотрение уголовных дел : дис.... канд. юрид. наук.М., 1998. С. 50.
  • [12] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РоссийскойФедерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1995. С. 327.
  • [13] Ничипоренко Т. К). Единоличное рассмотрение уголовных дел : дис.... канд. юрид. наук.С. 205.
  • [14] Ничипоренко Т. Ю. Кризис института народных заседателей? // Российская юстиция.1998. № 2. С. 5.
  • [15] Рустамов X. Надо ли расставаться с народными заседателями? // Российская юстиция. 1996. № 7. С. 5.
  • [16] Соответствующее изменение было внесено в ст. 27 Закона о судоустройстве 1981 г.Федеральным законом от 28 ноября 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3300.
  • [17] Ничипоренко Т. /О. Единоличное рассмотрение уголовных дел : автореф. дне.... каид.юрид. наук. М., 1998. С. 23.
  • [18] Материалы XIX Всесоюзной конференции КПСС. М., 1988. С. 147.
  • [19] Ведомости СНД СССР. 1990. № 16. Ст. 272.
  • [20] Проект Конституции СССР (раздел «Судебная власть»), разработанный во Всесоюзном научно-исследовательском институте проблем укрепления законности и правопорядка(Бойков А., Алексеев В., Демидов И.) // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 2.
  • [21] Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. «О Концепциисудебной реформы в РСФСР». Пункт 3.
  • [22] Волынская О. В. Ускоренное производство в уголовном процессе. (Сравнительно-правовое исследование) : дне.... канд. юрид. наук. М., 1992. С. 10.
  • [23] Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ. С. 176.
  • [24] СЗРФ. 1995. № 13. Ст. 1124.
  • [25] СЗРФ. 1997. №4. Ст. 525.
  • [26] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева.М.: ИНФРА-М ;Норма, 1996. С. 685; Комментарий к УК РФ / под ред. А. В. Наумова. М.:Юристъ, 1996. С. 711.
  • [27] Российская юстиция. 1994. № 9.
  • [28] Российская юстиция. 1994. № 11.
  • [29] СЗ РФ. 1997. № 1.Ст. 1.
  • [30] Снегирев Ю. Встать! Опять товарищеский суд идет! // Известия. 1997. 18 января.
  • [31] Брюховецкий В., Порошкина Ю. Товарищеский суд — средство защиты прав человека // Российская юстиция. 1996. № 11. С. 21.
  • [32] Постановление Государствен ной Думы Федерального Собрания РФ от 14 мая 1997 г.№ 1392-11 ГД «О Федеральном законе “Об избрании народных заседателей федеральныхсудов общей юрисдикции”» // СЗ РФ. 1997. № 21. Ст. 2434.
  • [33] Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 10 июня 1997 г.№ 188-СФ «О федеральном законе “Об избрании народных заседателей федеральных судовобщей юрисдикции”» // СЗ РФ. 1997. № 25. Ст. 2818.
  • [34] Как формировать корпус народных заседателей // Российская юстиция. 1997. № 10.С. 10.
  • [35] Там же. С. 11.
  • [36] Петрухин И. Л. Непрофессиональные судьи в СССР. С. 17.
  • [37] Эксперты оценивают эффективность нового судопроизводства // Российская юстиция. 1995. № 7. С. 2.
  • [38] Ничипоренко Т. /О. Кризис института народных заседателей? С. 6.
  • [39] Пашин С. А. Суд присяжных и судебная власть // Бюллетень Верховного Суда РФ.1993. №2. С. 12.
  • [40] СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 158.
  • [41] Пашин С. А. Становление правосудия. С. 42—43.
  • [42] Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 27. Ст. 1560.
  • [43] См.: Обзор практики единоличного рассмотрения дел в судах // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 6. С. 10.
  • [44] Ничипоренко Т. 10. Единоличное рассмотрение уголовных дел в суде // Российскаяюстиция. 1997. № 11. С. 25.
  • [45] Ничипоренко Т. 10. Эффективность единоличного рассмотрения уголовных дел // Российская юстиция. 1997. № 10. С. 37.
  • [46] Па взаимосвязь и важность этих двух принципов указывал еще в 1921 г. Д. И. Курскийв выступлении торжественном заседании, посвященном четырехлетию Московского народного суда: «Тов. Курский определенно указал на основной краеугольный принцип народного суда — на коллегиальность суда и участие в нем народного элемента. Тов. Курскийподчеркнул, что лишь при содействии народного элемента мы всегда можем найти опорув трудящихся массах рабочих и крестьян и не потонуть в мелкобуржуазной стихии, котораябудет пытаться захлестнуть пас». См.: Славин И. К реформе судоустройства РСФСР. С. 6.
  • [47] Быков В. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года // Российскаяюстиция. 1994. № 8. С. 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >