Участие граждан в отправлении уголовного правосудия: вопросы определения понятия и типологии форм

Применительно к участию граждан в отправлении уголовного правосудия как принципу уголовного судопроизводства в научной литературе отсутствует какое-либо единство в обозначающей его терминологии: «участие общественного элемента в осуществлении судебной власти»[1]

(И. В. Михайловский); «народное участие в суде»1 (И. Я. Фойницкий); «участие народного элемента в уголовной юстиции»[2] [3] (В. Н. Палаузов); «участие народа в отправлении правосудия»[4] (М. В. Духовской); «участие общественности в уголовном судопроизводстве»[5] (Н. II. Исаева); «представители населения в уголовном процессе»[6] (А. М. Гаврилов, В. В. Степанов), «участие граждан в отправлении правосудия»[7] (В. Н. Руденко) и т.д.

Столь же различаются научные подходы к определению содержания рассматриваемого понятия.

Так А. М. Гаврилов и В. В. Степанов полагают, что представители населения в уголовном процессе — это частные лица (не наделенные государственными властными полномочиями в расследовании преступлений), которые вовлекаются в уголовный процесс для защиты своих прав и законных интересов, решения задач уголовного судопроизводства и обеспечения правопорядка[8].

По мнению Н. П. Исаевой, представитель общественности — это незаинтересованное лицо, привлекаемое (единолично или при участии других представителей) к участию в уголовном деле должностными лицами, участниками уголовного судопроизводства или участвующее в нем по собственной инициативе, оказывающее содействие уголовно-процессуальной деятельности или непосредственно ее осуществляющее, выражающее общественный интерес[9].

В. Н. Руденко под «народным элементом», участвующим в осуществлении уголовного правосудия, понимает граждан, которы обычно не имеют специального юридического образования, не являются штатными работниками органов правосудия, за исполнение своих обязанностей в суде они, как правило, не получают заработной платы[10]. При этом, автор подчеркивает, что не относит к гражданскому участию в осуществлении правосудия мировые и другие суды, если в них в качестве судей работают граждане, не имеющие юридического образования, но исполняющие свои обязанности на постоянной штатной основе и получающие за свою работу денежное вознаграждение. В данных судах, по мнению автора, судьи работают на постоянной профессиональной основе, а их деятельность практически не отличается от деятельности профессиональных судей1.

Высказанные точки зрения, на наш взгляд, являются верными, а некоторые различия между ними обусловлены спецификой ракурса рассмотрения этого начала указанными авторами.

Вместе с тем точка зрения Н. П. Исаевой, применяющей к участию представителей народа в отправлении правосудия термин «общественность», представляется спорной. По своему этимологическому значению указанный термин не синонимичен понятию «члены общества», а имеет содержание, имеющее иной смысл.

Слово «общественность» в словаре С. И. Ожегова имеет следующие значения: 1) общество, передовая его часть, выражающая его мнение;

2) общественные организации; 3) склонность к общественной жизни, деятельности (устар.)[11] [12] [13]. На наш взгляд, этот термин несет дополнительную смысловую нагрузку и обозначает не обычную группу людей, сформированную методом случайной выборки, а некую передовую часть общества, отражающую его интересны и чаяния. Очевидно, что сформировать случайным методом такую группу невозможно, кроме того, при формировании такого сообщества важен фактор социальной активности этих лиц, выражение ими мнения большинства, что предполагает строго определенный — персонифицированный — способ их отбора (выборы, опросы и т.д.), который не соотносится с гарантиями независимости судей. Таким способом формирование коллегии представителей общества для участия в осуществлении правосудия происходило только в определенные исторические периоды, когда указанные гарантии были либо минимизированы, либо вовсе отменены (народные заседатели советского периода, заседатели в Volksgerihtshoft в Германии и др.) и поэтому употребление термина «общественность» применительно к современным формам участия народа в уголовном правосудии вряд ли приемлемо.

Суммируя изложенные позиции, можно сделать вывод, что проявлениями народного участия в осуществлении правосудия являются следующие признаки представителей общества и характеристики их деятельности:

  • — отсутствие специальной подготовки к судебной деятельности и сформировавшегося устойчивого опыта такого участия;
  • — временный и непостоянный характер деятельности по отправлению правосудия;
  • - осуществление правосудия не в качестве осуществления должностных функций, а в результате реализации политического права или исполнения публично-правовой обязанности;
  • - механизм привлечения к участию в правосудии па основе случайной выборки из широких слоев населения.

Выявление именно этих признаков позволяет отграничить феномен гражданского участия в отправлении правосудия от внешне схожих явлений, имеющих совершенно иную правовую природу.

Типология моделей народного участия в отправлении правосудия является крайне важной задачей, обеспечивающей уяснение их правовой сущности. Основанием их классификации могут выступать совершенно различные признаки, например, по характеристике генезиса этих моделей можно выделить имеющие естественно-историческое происхождение (древнегерманские шеффены, суд присяжных и т.д.) и являющиеся следствием юридического конструирования в законодательной деятельности (современный шеффенский суд, гибридные модели суда присяжных и т.д.). Возможны классификации этих моделей по периоду возникновения (архаичные, современные), по количеству привлекаемых к осуществлению правосудия представителей общества и т.д. Однако наиболее значимой представляется классификация по признакам, составляющим существо юридической конструкции данного производства.

Подходы к этой классификации менялись по мере развития науки уголовно-процессуального права.

В дореволюционной науке уголовно-процессуального права господствовал описательный подход, состоящий в перечислении исторически известных форм участия представителей общества в уголовном правосудии. Так, И. Я. Фойницкий выделял пять исторических форм участия «народного элемента» в уголовно-судебной деятельности:

  • 1) суд всего народа;
  • 2) судные мужи или шеффены старого германского нрава;
  • 3) сословные суды;
  • 4) присяжные заседатели;
  • 5) судебные заседатели или шеффены нового германского права1.

В. К. Случевский, С. И. Викторский и Н. Н. Розин придерживались аналогичного подхода, при этом последний автор выделял еще один вид «народной юстиции»: «институт мировых судей прежнего выборного типа, выросший из выборных губных старост и их помощников — губных целовальников XVI и XVII веков, вид жизненный и обладающий несомненной способностью к росту»[14] [15].

В современной уголовно-процессуальной литературе подход к указанной классификации стал более ориентированным на сущностные признаки юридической конструкции участия народа в осуществлении правосудия.

Одна из таких классификаций приведена в работе С. Ю. Агафонова, где выделяются три формы участия народа в осуществлении правосудия:

  • 1) непосредственное участие в отправлении правосудия, без каких-либо предварительных процедур отбора участников судопроизводства (общинный суд, суд веча в Древней Руси);
  • 2) суд шеффенов;
  • 3) суд присяжных1.

В. Н. Руденко выделяет четыре модели участия представителей общества в отправлении правосудия:

  • 1) модель непрофессионального суда (суд, состоящий исключительно из непрофессиональных судей);
  • 2) модель суда присяжных (участие граждан, в рассмотрении дел в суде в составе относительно автономных судебных коллегий присяжных заседателей);
  • 3) модель смешанного суда (основана па принципе совместного участия граждан и профессионального судьи либо профессиональных судей в составе единого судебного присутствия);
  • 4) модель гибридного суда (граждане участвуют в судебном разбирательстве в составе относительно автономных коллегий присяжных, а в разрешении дела — в составе смешанного суда, включающего присяжных и профессионального судью или судей)[16] [17].

Представляется, что все, приведенные выше, классификации имеют определенные неточности.

В классификациях, приведенных в работах И. Я. Фойницкого, Н. Н. Розина, В. Н. Руденко, смешиваются концептуально отличающиеся друг от друга формы участия представителей общества в осуществлении правосудия: дезинтегрированные (полностью отделенные от профессионального суда) и консолидировант>1е (соединенные в той или иной форме с профессиональным судом). Совершенно очевидно, что древнегерманский суд шеффенов, сословный суд, суд присяжных заседателей, современный суд шеффенов являются моделями консолидированной формы участия граждан в отправлении правосудия. Несмотря на все различия между ними (весьма существенные), их объединяет один общий признак — правосудие вершится в результате сложного взаимодействия профессиональной и непрофессиональной коллегий судей. Консолидация этих коллегий (с разными функциями коллегии из представителей народа и разной степенью ее автономности) — составляет важный сущностный признак этих форм участия народа в осуществлении правосудия.

Дезинтегрированные формы, напротив, не предполагают никакого взаимодействия между профессиональным судом и «народным элементом». В указанной форме участия общества в осуществлении правосудия его представители вершат правосудие, без какого бы то ни было участия профессиональных судей.

По этой причине рассмотрение в едином классификационном ряду конкретно-исторических моделей, относящихся к существенно различающимся формам участия представителей общества в отправлении правосудия, представляется методологически неверным.

Не совсем корректной, на наш взгляд, является классификация форм участия представителей общества в правосудии, предложенная С. Ю. Агафоновым, поскольку она характеризуется нечеткостью классификационного признака. Так, выделяя в качестве первой формы непосредственное участие народа в отправлении правосудия, автор делает акцент на отсутствии «предварительных процедур отбора участников судопроизводства». Однако этот признак не может служить разграничительным для шеффенского суда (вторая форма) и суда присяжных (третья форма), поскольку обе эти формы характеризуются наличием механизма предварительного отбора представителей общества. Более того, в рамках данной классификации крайне сложно будет отыскать «чистый» вариант первой формы, поскольку даже в древнегреческой гелиэе имел место отбор кандидатов в состав этого суда. Единственной вариант, соответствующий первой форме, по классификации С. Ю. Агафонова, можно найти в период существования суда родовой общины, в котором каждый общинник имел право участвовать в суде на общинном собрании.

Представляется методологически неверным классифицировать формы участия народа в отправлении правосудия (т.е. особенную деятельность) по признакам, имеющим к этой деятельности лишь внешнее отношение, например, по механизму формирования коллегии таких судей. На наш взгляд, единственно верным основанием подобной классификации могут быть характеристики (в том числе структурные) самой этой деятельности.

Исходя из этого положения можно предложить следующий вариант классификации форм участия представителей общества в осуществлении правосудия:

I. Дезинтегрированные формы участия представителей общества в осуществлении правосудия.

  • 1. Коллегиальные (афинская гелиэя, суд веча Новгородского республики и т.д.).
  • 2. Единоличные (судьи-посредники в системах обычного права).

II. Консолидированные формы участия представителей общества в осуществлении правосудия.

  • 1. Модели с номинальной консолидацией коллегий (полной автономией коллегий): суд древнегерманских шеффенов.
  • 2. Модели с полной консолидацией коллегий (слиянием, взаимопогло- щением): шеффенский суд, сословный суд.
  • 3. Модели с частичной консолидацией коллегий: суд присяжных, гибридные формы участия представителей общества в осуществлении правосудия.

Вопрос об эволютивном развитии этих форм участия представителей общества в уголовном правосудии остается малоисследованным в научной литературе. Представляется верной позиция Н. Н. Розина, который связывал смену форм участия народа в отправлении правосудия с объективными факторами, касающимися исключительно отдельных форм такого участия[18]. Критерием развития рассматриваемых моделей, на наш взгляд, является смена задач, для решения которых представители общества привлекаются к осуществлению правосудия. Как только определенные задачи теряют актуальность (устаревают и т.д.), одна форма участия общества в осуществлении уголовного правосудия сменяет другую.

  • [1] Михайловский И. В. Основные принципы организации уголовного суда. Уголовнополитическое исследование. Томск : Паровая типо-лит. П. И. Макушина, 1905. С. 191.
  • [2] Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб.: Альфа, 1996.- С. 118.
  • [3] Палаузов В. Н. К вопросу о форме участия народного элемента в уголовной юстиции.Одесса, 1876.
  • [4] Духовской М. В. Русский уголовный процесс. М.: Тип. А. П. Поплавского, 1910. С. 83.
  • [5] Исаева И. II. Актуальные вопросы участия общественности в уголовном судопроизводстве : дис.... канд. юрид. наук. Уфа, 2009.
  • [6] Гаврилов А. М, Степанов В. В. Привлечение населения к участию в борьбе с преступностью. М., 2007. С. 95.
  • [7] Руденко В. Н. Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире. Екатеринбург : Изд-во УрО РАН, 2011. С. 3.
  • [8] Гаврилов А. М., Степанов В. В. Привлечение населения к участию в борьбе с преступностью. С. 95, 96, 102.
  • [9] Исаева Н. П. Актуальные вопросы участия общественности в уголовном судопроизводстве. С. 57.
  • [10] Руденко В. II. Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире. С. 4.
  • [11] Там же. С. 7.
  • [12] См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1985. С. 376.
  • [13] Volksgerihtshof — народный суд (нем.), учрежденный в Германии законом от 22 марта1934 г. и предназначенный для рассмотрения наиболее важных уголовных дел. См.: Строго-вич М. С. Уголовный процесс. М.: Юрид. изд. НКЮ СССР, 1940. С. 53.
  • [14] Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. С. 119.
  • [15] См.: Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство — судопроизводство. С. 169; Викторский С. И. Русский уголовный процесс. С. 28; Розин Н. Н. О судеприсяжных. С. 6.
  • [16] Агафонов С. Ю. Суды с народным представительством в России в X — началеXX веков : дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2011. С. 12—13.
  • [17] Руденко В. II. Участие граждан в отправлении правосудия в современном мире. С. 5.
  • [18] Розин Н. Н. О суде присяжных. С. 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >