Формирование системы государственного управления в Киевской Руси

Историки, занимавшиеся изучением раннеславянской государственности, в качестве одной из специфических ее черт отмечали своеобразие социальной организации восточных славян и связанную с этим особенность славянского самоуправления. Считается, например, что одной из главных особенностей развития древнерусского общества являлась существовавшая с древнейших времен у восточных славян территориальная община, принципиально отличавшаяся по своему характеру и типу общественных связей от другой формы общинной организации - кровнородственной общины, которая была характерна для многих западноевропейских и большинства восточных народов. Согласно этой точке зрения, в отличие от кровнородственной общины, имевшей в своей основе иерархическое построение управления сверху вниз (младшие члены семьи обязаны подчиняться старшим), славянская территориальная община была основана на самоуправлении, выстраивающимся снизу вверх. Такая социальная организация восточных славян несла в себе идею равенства, что обеспечило широкий демократизм славянского общественного устройства. На эту особенность жизни восточных славян обращал внимание М. А. Бакунин, пытавшийся построить на основе специфики славянского общежития концепцию идеального общественного устройства. При этом в отличие от кровнородственной общины, придававшей большое значение генеалогии, родословным своих членов (с целью предотвращения возможного кровосмешения), в территориальной общине отсутствовало развитое этническое самосознание (у славян обычно называют по месту обитания, у германцев - по имени предка). Именно открытость славянской общины обеспечила высокую способность славян легко ассимилировать другие народы и ассимилироваться самим.

В то же время описанная выше социальная организация восточных славян, основной особенностью которой являлось отсутствие развитых иерархических структур, имела и свои слабые стороны. По мнению Л. Г Кузьмина, к середине IX в. государственность славян не была достроена "доверху". Однако времени для строительства государства "снизу" уже не оставалось. Усиление внешней опасности (со стороны хазар с юга и норманнов с севера) заставляло славян искать внешней власти, способной организовать общество и отстоять независимость молодого народа.

Большинство историков характеризуют Киевскую Русь как раннефеодальную монархию. Основной особенностью общественно-политических отношений в этот период было то, что государство здесь еще не обладало полным суверенитетом, не выступало еще монопольным носителем принудительной, публичной власти. Об этом, в частности, свидетельствует и то обстоятельство, что в первом древнерусском своде обычного права "Русская Правда" было юридически закреплено право кровной мести. Параллельно с усиливавшейся княжеской властью и ее представителями на местах большую роль продолжали играть крестьянские общины-миры, по традиции выполнявшие многие административные, судебные и финансовые функции. В то же время обязанность общины (мира) под угрозой штрафа разыскивать воров и убийц свидетельствовала о постепенной интеграции общинных порядков в систему государственных отношений.

Договорное начало в зарождавшихся государственных отношениях выражалось в сосуществовании двух начал публичной власти: монархического и вечевого (республиканского), княжеской думы (князь и его дружина) и народного веча, которое древние источники рассматривают как думу князя с народом. Деятельность веча в XI-XII вв. значительно отличалась от прежних племенных собраний: во-первых, в нем принимали участие все свободные граждане Киева или местных центров, во-вторых, с развитием государственных отношений оно становится важным структурным элементом высшего государственного управления. Формально народные веча выполняли представительные функции, а также заключали с князьями специальные договора (ряды), легитимирующие их властные полномочия (по некоторым сведениям из 50 князей, в разное время занимавших киевский престол, 14 были призваны на правление вечем2). В отличие от народного веча, представлявшего собой собрание свободных общинников, княжеская Дума являлась постоянным учреждением и основным институтом, который управлял Древнерусским государством.

Как и во многих других средневековых государствах, организация управления в Киевской Руси первоначально строилась на основе численной или десятичной системы, в рамках которой по мере развития государственных отношений бывшие военачальники периода "военной демократии" - тысяцкие, сотские, десятские стали также выполнять административные функции.

Совершенно особая роль в системе власти и управления в Древнерусском государстве принадлежала стоявшему во главе государства киевскому князю, власть которого являлась индивидуально наследственной. Великий князь соединял в своих руках высшую административную, законодательную, судебную, военную и, как полагают исследователи, ссылаясь на наличие особых прозвищ у киевских князей (Олег Вещий, Владимир-Солнце и др.), сакральную власть.

Особое значение имела законодательная функция киевских князей, опиравшихся в своей деятельности на обычное право славян или "закон русский". Ряд статей появившегося в начале XI в. в правление князя Ярослава Мудрого первого свода русского права под названием "Русская Правда" прямо указывали на то, что они были установлены самими князьями, являлись "судом" княжеским. Из текста "Русской Правды", например, видно, что сыновья Ярослава Изяслав, Святослав и Всеволод совместно постановили заменить упоминавшуюся выше месть за убийство (право кровной мести) денежным штрафом. По тексту "Русской Правды" можно также установить, что князья сами судили уголовные дела, выполняя, таким образом, и судебные функции. Так, в одной из статей "Правды", устанавливавшей денежный штраф в 80 гривен за убийство княжеского конюшего, прямо говорилось, что эта мера была определена самим князем: "яко уставил Изяслав в своем конюсе, его же убили дорогобужьци".

Можно утверждать, что при всех возможных оговорках княжеская власть в Древней Руси - это тот непременный атрибут и ключевой элемент государственной системы, без которого не мыслились государственные отношения у древних русичей. Князь олицетворял единство древнерусского общества, представлял его в сношениях с соседними пародами, защищал от внешних врагов. И, напротив, "бескняжье" ассоциировалось у большинства населения с нарушением нормальной жизни, порядка в обществе: "земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет" (русская поговорка "без царя в голове", очевидно, имеет ту же природу). Этот устойчивый стереотип массового сознания оставался господствующим и в более поздние периоды. Его глубинный смысл находит наиболее наглядное подтверждение в факте призвания князей в Новгородской республике, в землях-княжениях в период феодальной раздробленности.

Первоначально роль языческих князей не была такой значимой, как впоследствии после принятия Русью христианства. Функции князя связаны были в основном с военными и дипломатическими задачами, устройством как можно более выгодных торговых сношений с соседями, защитой торговых путей и сбором дани с подвластного населения. По словам В. О. Ключевского, это был "наемный вооруженный сторож Руси и ее торговли, ее степных торговых путей и заморских рынков, за что он получал корм с населения". Главной задачей управления был сбор дани, которая собиралась киевскими князьями в основном для продажи и долгое время служила единственно надежным средством экономического и политического влияния киевских князей. В сочинениях К. Багрянородного можно найти любопытные подробности о том, как сам князь или его посадники объезжали волости, творя суд и расправу и собирая дань деньгами или натурой (в основном мехами). Такой объезд назывался "полюдьем" и совершался по зимнему пути. К весне собранная князем дань свозилась на речные пристани, грузилась на суда и весной сплавлялась в Киев. Из тех мест, где не успели побывать сами князья с дружинниками, крестьяне-общинники "везли повоз", доставляя дань в Киев. Тем самым в руках киевских князей сосредоточивались большие запасы различных товаров, которыми князья и торговали, посылая их от своего имени главным образом в Византию или к хазарам, иногда (как Святослав) на Дунай.

Кроме того, на князьях лежала забота об обороне государства от внешних врагов. Киевское государство складывалось в борьбе с окружающими его кочевыми племенами, многие из которых пытались закрепиться па плодородных землях Восточно-Европейской равнины и противостояние которым со стороны заселявших эти земли оседлых славян-земледельцев, собственно говоря, и являлось одной из предпосылок объединения восточнославянских племен в древнерусскую народность. По свидетельству древних источников, "степняки" нападали не только на границы Руси, но и на ее столицу - Киев, слишком близко расположенный к степному пространству и открытый со стороны степи. Поэтому киевские князья стремятся окружить его крепостями, "рубят города" на границах степи и укрепляют границу валами и другими сооружениями.

Все это вело к росту престижа великокняжеской власти, ее общественному признанию и, главное, укрепляло великокняжескую власть в ее отношениях с местными племенными князьями, которые по договору находились в подчинении ("под рукою") великого киевского князя. В то же время процесс укрепления власти киевского князя далеко не был однозначным, развивался через преодоление и синтез родоплеменных систем управления, осложнялся противостоянием центральной власти, олицетворяемой великокняжеской династией Рюриковичей, со стороны местной родоплеменной аристократии.

С X в. в Киевской Руси начинает утверждаться практикуемая и раньше киевскими князьями система "кормлений", которую следует рассматривать как исторически первую систему местного управления в складывавшемся едином государстве. Ее становление происходило в острой борьбе киевских князей с сепаратизмом местных племенных князей и в конечном счете подготовило окончательную замену родоплеменной организации общества территориальным принципом построения государства. Новым в этой системе было то, что отныне во все крупные города и волости в качестве посадников назначались преимущественно представители династии (Рюриковичи), которые наделялись правом собирать дань (или часть ее) в свою пользу ("кормиться" с должности) без владения самой волостью. Если первым русским князьям еще приходилось в упорной борьбе преодолевать рецидивы племенного княжения, то уже Владимир I смог без сопротивления посадить своих сыновей во все крупные города Руси. Важным этапом на пути укрепления власти Киева над местными племенами стала проведенная княгиней Ольгой после убийства древлянами в 945 г. князя Игоря административно-налоговая реформа, заменившая полюдье систематической уплатой дани (урока) в устроенных специально для этой цели постоянных центрах (погостах).

Эта реформа имела далеко идущие последствия, так как положила начало формированию княжеской администрации на местах, которая сосредоточивалась в постоянных погостах (своего рода административных округах) и контролировала местное управление. В XI-XII вв. вместе с развитием княжеского домена это привело к постепенной замене десятичной (численной) системы управления государством дворцово-вотчинной системой, возглавляемой представителем княжеской администрацией - огнищанином, который назначался, как правило, из дворовых слуг князя и заведовал княжеским двором и финансами. В его подчинении находился штат тиунов (слуг), которые ведали различными отраслями вотчинного управления - конюшие, ключники и др. В волостях и на селах княжеским хозяйством заведовали тиуны сельские. Представители княжеской (вотчинной) администрации выполняли не только функции приказчиков, по согласованию с вече князья могли поручать им выполнение государственных исполнительных и судебных функций. Источники называют и ряд других должностных лиц вотчинной администрации. К ним относились: мытники, ведавшие сбором торговых пошлин ("мыть"); вирники, собиравшие "виры" (так назывались судебные штрафы за убийство человека) и "продажи" (штрафы за другие виды преступлений); пятенщики, взимавшие пошлину за продажу лошадей ("пятно").

Неоднозначен вопрос о социальном составе древнерусского общества. Первоначально, на раннем этапе формирования государственности еще не существовало какой-то резкой границы, разделявшей социальные слои древнерусского общества. Наоборот, в то время из одной общественной группы достаточно легко можно было перейти в другую. Разница между социальными слоями и группами была только в том, что одни, как очень верно заметил С. Ф. Платонов, служили князю, другие ему платили, были его данниками. На службу к князю мог попасть и купец, и ремесленник, и смерд. В то же время служба князю создавала большие привилегии, она была непосредственно связана с возможностью войти в состав дружинной аристократии (дружинники освобождались от налогов, их личные права и собственность были защищены законом).

Тем не менее дошедшие до нас источники заставляют нас убедиться, что киевское общество не было однородным по социальному положению составляющих его групп и индивидов. Содержание "Русской Правды" позволяет сделать вывод, что процесс социального расслоения был характерен как для городского, так и для сельского населения. Основную массу населения Киевской Руси составляли свободные общинники, объединенные в древнерусской общине - верви. "Русская Правда" называет их "людьми" (в единственном числе - "людин"). Говоря современным языком, это был своего рода "средний класс" древнерусского общества. В отличие от "людей" смерды, представлявшие, как видно из источников, также достаточно широкую общественную группу в Древней Руси, по мнению большинства исследователей, скорее всего были несвободными или полусвободными княжескими данниками, сидевшими на земле и несшими повинности в пользу князя. За убийство "людина" "Русская Правда" устанавливала штраф в 40 гривен, а за убийство смерда - 5.

По "Русской Правде" можно судить также о наличии в Киевской Руси широкого слоя зависимого населения, включающего рабов. В источниках они известны под названиями челядь (челядин) и холопы (в женском роде - роба), делившиеся, в свою очередь на полных (обельных) и неполных (необельных) холопов. Из всех категорий населения холопы были наиболее бесправным социальным слоем древнерусского общества. К ним могли применяться телесные наказания. Холоп мог быть безнаказанно убит своим господином или любым свободным человеком за оскорбление, которое он нанес последнему, он также не мог свидетельствовать на суде. К неполным холопам "Русская правда" относит категорию закупов, под которыми обычно понимают возникшую значительно позже, в XII в., категорию разорившихся общинников, попавших в долговую кабалу к князю пли его дружиннику (они продолжали вести свое хозяйство, но должны были отрабатывать проценты с полученной ссуды - "купы" либо на пашне господина, либо в качестве его слуги). Особой категорией населения были рядовичи, к которым некоторые исследователи причисляют не пошедших в холопство и заключивших ряд (договор) тиунов, ключников, других мелких административных агентов своих господ.

Городское население, горожане именуются в источниках "градскими людьми". Они также делились па зажиточных -"лучших", или "вятших" людей и неимущих ("молодших", или "черных"). Особое место в структуре городского населения занимали упоминаемые нами ранее "старцы градские", представлявшие выборную военную власть Киева и ряда других городов. Они составляли земскую аристократию, к которой некоторые исследователи причисляют и огнищан. По дошедшим до нас сведениям, "старцы градские" оказывали серьезное влияние на политику княжеской власти: они участвовали в княжеской думе, и без их согласия не принималось ни одно важное решение.

В повседневном управлении древнерусским обществом киевский князь опирался на дружину, из состава которой по большей части и формировалась княжеская администрация. Дружина была неотделима от князя, вместе с князем участвовала в его походах, находилась на полном содержании князя и проживала вместе с князем на княжеском дворе. Важным средством сплочения дружины и выделения ее в привилегированный слой русского общества на первом этапе служили престижные княжеские пиры, которые носили регулярный характер и на которых в первое время решались многие государственные проблемы. В дальнейшем дружинники все больше привлекаются к выполнению административных функций.

В.О. Ключевский так описывает дружинные порядки в Киевской Руси, позволяющие говорить о существовании в Древнерусском государстве княжеско-дружинного управления как специфического политического и социального института, с помощью которого обеспечивалась жизнедеятельность древнерусского общества. Прежде всего княжеская дружина представляла собой, но замечанию ученого, высший класс древнерусского общества, с которым князь "делил труды управления" и защиты русской земли. Она делилась на высшую и низшую (старшую и младшую) дружину. В старшую дружину входили кияжъи мужи или бояре. Младшая дружина

состояла из детских или отроков и первоначально имела собирательное название "гридь" или "гридьба" (от скандинав, grid - дворовая прислуга), которое впоследствии было заменено словами "двор" или "слуги". Со временем положение старшей дружины становится все более привилегированным, что вело к постепенному разложению корпоративных связей великокняжеской дружины.

В XI-XII вв. члены старшей дружины, бояре составляли думу князя, его государственный совет, без согласия которого князь часто не мог предпринимать никаких действий. В этой дружинной или боярской думе участвовали также "старцы градские", представлявшие выборную военную власть Киева (возможно и других городов), а с момента принятия христианства и высшие церковные иерархи. Сам вопрос о принятии христианства был решен Владимиром I по совету с боярами и "старцами градскими"1. Преимущественно из бояр назначались волостели для управления отдельными территориями, посадники, воеводы, тысяцкие.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >