Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психология труда

Профессиональная деятельность в экстремальных условиях. Факторы, влияющие на возникновение напряженности в трудовой деятельности

Возникновение стресса определяется воздействием на индивида экстремальных факторов, связанных с содержанием, условиями и организацией деятельности. Экстремальные условия — это условия, требующие от работающего максимального напряжения физиологических и психических функций, резко выходящего за пределы физиологической нормы.

Экстремальный режим в самом общем смысле — это режим работы в условиях, выходящих за пределы оптимума. Отклонения от оптимальных условий деятельности требуют повышенного волевого усилия или, иначе говоря, вызывают напряжение. Неблагоприятные факторы, повышающие напряжение, относятся к следующим группам:

  • 1) физиологический дискомфорт, т.е. несоответствие условий обитания нормативным требованиям;
  • 2) биологический страх;
  • 3) дефицит времени на обслуживание;
  • 4) повышенная трудность задачи;
  • 5) повышенная значимость ошибочных действий;
  • 6) наличие релевантных помех;
  • 7) неуспех вследствие объективных обстоятельств;
  • 8) дефицит информации для принятия решений;
  • 9) недогрузка информацией (сенсорная депривация);
  • 10) перегрузка информацией;
  • 11) конфликтные условия, т.е. условия, при которых выполнение одного из них требует осуществления действий, противоречащих выполнению другого условия

Напряжения могут быть классифицированы в соответствии с теми психическими функциями, которые вовлечены в профессиональную деятельность и изменения которых наиболее выражены в неблагоприятных условиях.

Интеллектуальное напряжение — напряжение, вызванное частым обращением к интеллектуальным процессам при формировании плана обслуживания, обусловленное высокой плотностью потока проблемных ситуаций обслуживания.

Сенсорное напряжение — напряжение, вызванное неоптимальными условиями деятельности сенсорных и перцептивных систем и возникающее в случае больших затруднений в восприятии необходимой информации.

Физическое напряжение — напряжение организма, вызванное повышенной нагрузкой на двигательный аппарат человека.

Напряжение ожидания — напряжение, вызванное необходимостью поддержания готовности рабочих функций в условиях отсутствия деятельности.

Эмоциональное напряжение — напряжение, вызванное конфликтными условиями, повышенной вероятностью возникновения аварийной ситуации, неожиданностью либо длительным напряжением прочих видов.

Мотивационное напряжение связано с борьбой мотивов, с выбором критериев для принятия решения.

Политония — напряжение, вызванное необходимостью переключения внимания в частых и неожиданных направлениях.

Монотония — напряжение, вызванное однообразием выполняемых действий, невозможностью переключения внимания, повышенными требованиями к концентрации и устойчивости внимания.

Психическое состояние переживания монотонности, но И. Д. Левитову, вызывается действительным и кажущимся однообразием выполняемых на работе движений и действий. Под влиянием переживания монотонности человек, не умеющий это психическое состояние сдерживать или устранять, становится вялым, безучастным к работе. Состояние монотонности также отрицательно действует на организм работающих, приводя к преждевременному утомлению.

М. И. Виноградов следующим образом сформулировал понятие монотонности: "В физиологической основе монотонности лежит тормозящее действие однообразных повторных раздражителей, и оно проявляется тем скорее и глубже, чем ограниченнее раздражимая область коры, т.е. чем проще состав раздражающей стереотипной системы".

Понятие монотонности всегда связывается с трудом по выполнению однообразных и кратковременных операций. Однако единого мнения в отношении критерия степени монотонности работы пока нет. Под монотонностью одни понимают объективную характеристику самого процесса труда, другие — только психическое состояние человека, являющееся следствием однообразия работы.

Утомление — напряжение, связанное с временным снижением работоспособности, вызванным длительной работой.

Проблемы утомления давно привлекали внимание исследователей, в том числе физиологов и психологов труда. Объясняется это их чрезвычайной практической значимостью: утомление является одним из самых распространенных факторов, оказывающих существенное влияние да производительность труда. Оно сопровождается уменьшением производимой работы и представляет собой весьма сложный и разнородный комплекс явлений. Полное содержание его определяется не только физиологическим, но также психологическим, результативно-производственным и социальным факторами.

И. Д. Левитов рассматривает компоненты утомления как переживания и к ним относит:

  • 1) чувство слабосилия. Утомление сказывается в том, что человек чувствует снижение своей работоспособности, даже когда производительность труда еще не падает. Это снижение работоспособности выражается в переживании особого, тягостного напряжения и неуверенности; человек чувствует, что не в силах должным образом продолжать работу;
  • 2) расстройство внимания. В случае утомления внимание легко отвлекается, становится вялым, малоподвижным или, наоборот, хаотически подвижным, неустойчивым;
  • 3) расстройства в сенсорной области. Таким расстройствам под влиянием утомления подвергаются рецепторы, которые принимали участие в работе. Если человек долго читает без перерывов, то, но его словам, у него начинают "расплываться" в глазах строчки текста. При продолжительном и напряженном слушании музыки теряется восприятие мелодии. Продолжительная ручная работа может привести к ослаблению тактильной и кинестетической чувствительности;
  • 4) нарушения в моторной сфере. Утомление сказывается в замедлении или беспорядочной торопливости движений, расстройстве их ритма, в ослаблении точности и координированное™ движений, их деавтоматизации;
  • 5) дефекты памяти и мышления. Эти дефекты также относятся непосредственно к той сфере, с которой связана работа. В состоянии сильного утомления рабочий может забыть инструкцию, оставить в беспорядке рабочее место и одновременно хорошо помнить все, что не имеет отношения к работе. Мыслительные процессы особенно нарушаются при утомлении от умственной работы, но и при физической работе человек нередко жалуется на понижение сообразительности и умственной ориентации;
  • 6) ослабление воли. При утомлении ослабляются решительность, выдержка и самоконтроль. Отсутствует настойчивость;
  • 7) сонливость. При сильном утомлении возникает сонливость как выражение охранительного торможения. Потребность во сне при изнурительной работе такова, что человек засыпает часто в любом положении, например сидя.

Экстремальные ситуации делятся на кратковременные, когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда "наготове", и на длительные, которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а подчас неблагоприятной для его здоровья.

Психологический стресс возникает при выполнении человеком продуктивной деятельности и является своеобразной формой отражения субъектом сложной ситуации, в которой он находится. Эта ситуация в целом или ее отдельные элементы в силу внутренних причин становятся значимыми для человека, что и является самой общей предпосылкой для возникновения у него напряженности.

В сложных условиях цель деятельности, внешние условия и способы осуществления действий выступают перед субъектом не только в своих объективных свойствах, но и в своем значении или смысле для него. Объективное содержание может не совпадать с тем значением, которое они имеют для данного субъекта. Этим в значительной мере и объясняются факты вариативности поведения разных лиц в одной и той же сложной ситуации. С этой точки зрения, психологическая напряженность возникает в ситуациях, которые должны относиться к значительным событиям в жизни человека, что определяется его мотивами. Психологическая специфика состояний напряженности зависит и от личностного смысла цели деятельности, и от оценки ситуации, в которой он находится.

В профессиональной деятельности причины возникновения стресса связаны с экстремальными воздействиями прежде всего факторов рабочего процесса, а также с влиянием организационных, социальных, экологических и технических особенностей трудовой деятельности. Например, информационный стресс человека-оператора по механизму сто развития следует отнести к категории психологического стресса, в основе которого лежат нарушения информационно-когнитивных процессов регуляции деятельности. И в связи с этим все те жизненные события, которые сопровождаются психической напряженностью (независимо от сферы жизнедеятельности человека), могут быть источником информационного стресса или оказывать влияние на его развитие в операторской деятельности.

Следовательно, развитие информационного стресса у человека-оператора связано не только с особенностями его рабочего процесса, но и с самыми различными событиями в его жизни, с разными сферами его деятельности, общения, познания окружающего мира. Поэтому определение причин возникновения профессионального стресса необходимо проводить с учетом особенностей влияния разнообразных жизненных событий человека, которые могут быть источником стресса.

Исследования, проведенные В. Л. Марищуком, К. К. Платоновым, В. В. Суворовой и другими психологами, позволили установить, что эмоциональное напряжение может по-разному влиять на поведение человека. В соответствии с преобладанием процессов возбуждения или торможения состояние эмоционального напряжения может проявляться в двух формах:

  • - возбудимой, характеризующейся повышенными двигательными реакциями, суетливостью, излишней говорливостью и т.д.;
  • — тормозной, для которой характерны угнетение деятельности, замедленные реакции, "замирание" вплоть до полной неспособности реагировать на различного рода воздействия.

Экстремальные условия деятельности сопряжены с постоянным действием различных чрезвычайных по сложности факторов, в том числе представляющих социальную опасность. У субъекта деятельности в экстремальных условиях возникают негативные функциональные состояния типа динамического рассогласования (стресс, монотония, сильное утомление и пр.), отрицательно сказывающиеся на регуляции деятельности.

Работа в таких условиях осуществляется с постоянным подключением функциональных резервных возможностей компенсаторного типа и внутренних резервов организма и требует восстановления. Экстремальные факторы действуют как возмущения и представляют собой: сильные физико-химические воздействия, вибрации, помехи, неопределенность или неполноту информации в условиях ответственной деятельности, конфликты, ситуацию риска, ситуацию высокой ответственности за принятое решение.

Экстремальные факторы провоцируют развитие негативных функциональных состояний, которые дезорганизуют деятельность, разрушая регулирующую роль "образа-цели", снижая уровень прогнозирования, затрудняя процессы принятия решений и их реализацию.

К экстремальным видам деятельности можно отнести профессии, в которых человек подвергается различного рода стрессовым факторам, приводящим к сложностям в выполнении деятельности. Это профессии летчика, космонавта, подводника, исследователя на северных станциях и т.д., чья деятельность связана с измененными условиями труда, оказывающими воздействие на зрительные, слуховые, тактильные анализаторы и вестибулярный аппарат. Находясь в условиях частичной или полной изоляции, человек подвергается воздействию определенных факторов, вызывающих состояние напряженности, а при интенсивном или длительном влиянии приводящих к стрессу. Эти факторы связаны:

  • — с сенсорной депривацией (уменьшением интенсивности и разнообразия притока раздражителей одной или более модальностей);
  • — социальной депривацией (отсутствием возможности общения с другими людьми, получения социально содержательной информации, реализации целого ряда прав и обязанностей);
  • — фактором "заключения" (связан с лишением возможности свободного передвижения, соприкосновения с окружающей средой и вынужденным нахождением в ограниченном пространстве).

Симптомы стресса, описанные Г. Селье, обнаруживаются при тщательном анализе испытуемых, участвующих в модельных экспериментах (сурдокамеры), у людей, чья профессия связана с частичной депривацией (летчики, подводники, космонавты, члены экспедиций на северных станциях), в отдельных клинических случаях.

Результаты медицинских и психологических обследований свидетельствуют о значительных изменениях, происходящих в состоянии исследуемых: уменьшается частота альфа-ритма, снижается эффективность мыслительных процессов, появляются чувство беспокойства, тревоги, депрессия, отказ от выполняемой деятельности, изменяется самооценка, возникают зрительные, слуховые и тактильные галлюцинации, теряется чувство времени, появляется гипокинезия.

Эти изменения возникают в условиях влияния внешних раздражителей, воздействующих на сенсорные или метаболические процессы, и являются ответом организма па физический стресс. Его основным пусковым механизмом (стрессором) является недостаточная афферентация анализаторов человека, связанная со скудностью окружающей обстановки, ведущей к снижению активности головного мозга.

В условиях сенсорной депривации (в космосе, Арктике, Антарктике, подводном плавании и т.д.) стрессовое воздействие оказывает недостаток сенсорной афферентации (стимуляции) органов чувств, в то время как в обычных условиях па них действует мощный поток внешних раздражителей.

В работах В. И. Лебедева, принимавшего участие в подготовке космонавтов, отмечено, что реакции на зрительный анализатор связаны со скудностью, бедностью и однообразием воспринимаемой человеком информации: "В условиях полета в облаках, ночью на большой высоте или над снежными пустынями Арктики и Антарктики воспринимаемая человеком внешняя обстановка бывает очень однообразной".

От недостатка получаемой информации также страдает слуховой анализатор. При космических полетах и подводном плавании полностью отсутствуют привычные для земли звуки. Их заменяют монотонное гудение моторов и шум работающей техники, а при погружении подводной лодки па грунт, в отсеках наступает полная тишина. Особенность подводного плавания заключается в том, что полностью исключается наблюдение внешних объектов при постоянном электрическом освещении.

Один из летчиков свои полеты в Антарктиде описывает так: "Представьте, что сидите рядом с работающим двигателем в комнате и часами смотрите в хорошо побеленный потолок".

Сенсорная депривация приводит к состоянию стресса, основные симптомы которого описаны в научных исследованиях И. П. Павлова. В 1915 г. им была опубликована статья "Условия деятельностного и покойного состояния больших полушарий", в которой, ссылаясь на более ранние работы И. М. Сеченова, он доказывает важность внешней информации для нормальной жизни животного и человека.

Сеченов отмечает, что "для деятельностного состояния высших отделов больших полушарий необходима известная минимальная сумма раздражений, идущих в головной мозг", что было позже подтверждено клиническими наблюдениями и в экспериментах И. П. Павлова.

Похожий материал И. П. Павлов получил экспериментальным путем, оперируя собак. У подвижного здорового животного первоначально была удалена большая часть задней половины больших полушарий (корковые представительства зрения и слуха). После удачно проведенной операции собака так же, как и прежде, радостно встречала знакомых ей .людей: виляла хвостом, оживлялась, просила еды. "Однако, — пишет ученый, — так происходит только тогда, если вы удалили только одну половину задних отделов больших полушарий. Совершенно другой вид принимает дело, если вы удаляете такую же половину другого полушария. В таком случае животное на несколько дней, на неделю и больше погружается в сплошной сон, и его надо будить для того, чтобы покормить".

На основе полученных результатов определили, что в связи с поступлением основной массы раздражителей в большие полушария через зрительные и слуховые анализаторы, лишение животного или человека этих раздражителей ведет к "затишью деятельности больших полушарий и даже к временному покою".

Первые экспериментальные исследования влияния недостатка внешней информации при изоляции были проведены канадскими учеными в 1930-е гг. Им принадлежат первые опыты по содержанию испытуемых в специальных боксах, или сурдокамерах, и по изучению влияния изоляции на психическое состояние испытуемых. Эти опыты проводились для клинических исследований.

В нашей стране особенно интенсивно эта проблема стала изучаться в 1950-е гг. в связи с развитием космонавтики. Эксперименты по полной изоляции заключались в помещении испытуемых в боксы с ограничением поступления афферентных импульсов из внешней среды. Для этого на их глаза надевали очки, рассеивающие свет, на уши — аудиофоны, не позволяющие слышать даже собственную речь, на руки — перчатки, лишавшие возможности что-либо осязать.

По полученным результатам было определено, что, попадая в такую среду, мозг вначале перерабатывает информацию, полученную за день: "всплывают" соответствующие образы, происходит их анализ. Затем возникает состояние покоя, на смену которого в скором времени приходит тревога, усиливающаяся с увеличением времени эксперимента. Большинство испытуемых выходили из эксперимента, у тех же, кто оставался более двух суток, появлялись галлюцинации.

В другой серии опытов ограничение внешних раздражителей осуществлялось при погружении в особым образом оборудованные резервуары с водой, где также осуществлялась потеря опоры и связи с температурой.

При таких экспериментах у испытуемых нарушалось чувство времени, отмечалось бурное разыгрывание фантазии, появлялись слуховые и зрительные галлюцинации. Находясь в воде, многие ясно слышали жужжание пчел, пение птиц, человеческие голоса или музыку. Другие отчетливо видели вспышки света, разные геометрические фигуры и т.д.

При проведении экспериментов в сурдокамере наблюдались также тактильные галлюцинации. У одного из участников на 10-е сутки появилось странное и непонятное ощущение, будто в камере присутствует постороннее лицо, находящееся позади его кресла и не имеющее определенной формы.

Наряду со зрительной и слуховой недостаточностью на подводных лодках, в космических кораблях температура и влажность воздуха колеблются в незначительных пределах. "В космическом полете не было нам ни жарко, ни холодно, — писал космонавт А. Г. Николаев. — Не ощущали мы ни ветра, ни дождя, нет там ни вьюги, ни снега".

Воздействие сенсорной депривации у летчиков, моряков, космонавтов, членов экспедиций тесно связано с фактором "заключения", который в свою очередь является причиной уменьшения общей двигательной активности (гипокинезии) у представителей данных профессий.

В экспериментах по воздействию на человека изоляции было определено, что уже только один фактор "заключения" вносит значительные изменения в состояние испытуемого: уменьшается частота альфа-ритма на ЭЭГ, снижается эффективность мыслительных процессов, появляется чувство беспокойства, тревоги, изменения в самооценке и т.д.

В своей работе В. И. Лебедев подробно останавливается на этом факторе, акцептируя внимание на том, что в условиях ограничения жизненного пространства небольшим объемом отсеков, подводники в сутки проходят пешком 400 м, в то время как в обычных условиях средний показатель составляет 8—10 км, а "летчики во время полета пребывают в вынужденной позе, связанной с необходимостью управления самолетом". Однако "если у летчиков и подводников при гипокинезии постоянно работают мышцы, обеспечивающие поддержание позы в условиях гравитации, то во время космических полетов человек сталкивается с принципиально новым видом гипокинезии, связанным не только с ограничением замкнутого пространства корабля, но и с невесомостью".

При невесомости нет нагрузки на опорно-мышечный аппарат, который обеспечивает поддержание позы в условиях гравитации. В результате этого прекращается афферентация от мышечной системы к головному мозгу, о чем свидетельствует "молчание" мышц в условиях невесомости.

Из приведенных выше фактов понятно, что для адаптации к измененным условиям жизни организм человека начинает приспособительную деятельность, которая с точки зрения физиологии будет заключаться в изменении существующих функциональных систем на новые, более подходящие к сложившейся среде.

Под воздействием стрессовой обстановки у членов экипажей и полярников в соответствии с приходящей афферентацией происходит формирование новых функциональных систем, способствующих адаптации к изменившимся внешним условиям, а это позволяет выполнять намеченную работу.

Интерпретация идущих извне раздражителей связана не только с корой больших полушарий, но и с лимбической системой, отвечающей за эмоционально-потребностную сферу человека. В связи с этим развитие стресса в условиях изоляции всегда сопровождается эмоциональным изменением, диапазон которого связан со стадиями его протекания.

При ломке динамических стереотипов, устойчивых систем ответных реакций человека, образовавшихся в результате определенной комбинации внешних сигналов, наступают изменения в эмоциональном состоянии исследуемых. Это связано с тем, что при уже сложившемся стереотипе человек располагает набором информации, как и что надо делать, в то время как при его разрушении и создании нового возникает дефицит информации, необходимость се поиска для организации новой деятельности по удовлетворению своих потребностей.

С возрастанием напряженности увеличивается сила негативных эмоций, связанная с невозможностью удовлетворить свои потребности. Затем сила эмоций снижается, человек испытывает состояние горя, депрессии, вины, прострации.

Возникающие эмоции непосредственно связаны с мотивационной сферой человека и влияют на выполняемую им в условиях изоляции деятельность. Как отмечают И. И. Наенко и О. В. Овчинникова, эмоциональная активность в условиях стресса определяется по поведенческим реакциям испытуемого и по результатам его работы.

Под влиянием вышеперечисленных факторов отмечаются также значительные изменения в общении. Так, после проведения в изоляции достаточно длительного времени у членов групп происходит информационная истощаемость, неудовлетворение которой может привести к развитию неврозов и астенизации . Общение значительно снижается, темы для разговора закапчиваются, по при этом возникает не только потребность в общении, но и потребность в уединении.

Общение при стрессе имеет свои закономерности и стадии. Находясь в состоянии полной или частичной изоляции, человек начинает чувствовать потребность в общении, невозможность реализации которой приводит к состоянию стресса, вызванного социальной депривацией.

Л. А. Китаев-Смык, изучая общение при длительном стрессе, выделяет несколько стадий общения.

Стадия ориентировочного замирания. Оказавшись в стрессовой ситуации, человек как бы замирает, изучая сложившуюся обстановку и людей, с которыми ему предстоит общаться. Происходит снижение вербального общения, в основном ведется наблюдение за окружающими и их оценка. Отмечается настороженность, тревожность, возникают эмоции смущения, гнева и т.д., человек как бы впитывает информацию о новизне социального окружения или о том, как повлияли на прежнее социальное окружение экстремальные факторы. Формирование представления о ситуации и людях, находящихся в ней, связано с первым впечатлением, сложившемся о них, а на основе своих наблюдений человек строит определенное поведение.

Стадия личностной экспансии. Для этой стадии характерно увеличение интенсивности тех или иных проявлений общения, не свойственных для данного человека вне экстремальных условий, повышается сама активность общения, люди с удовольствием рассказывают о себе. На этом этапе происходит бессознательное формирование ролевого статуса и "захват" определенной позиции в группе. В таких случаях часто отсутствует осознанная меркантильность, а общающиеся объясняют повышенную активность радостью от самого процесса общения.

"В последующих стадиях общения уменьшается возможность для такого информационного обмена, потому что со временем уменьшается установка на терпимость к партнеру, на солидарность с ним".

Возможен такой вариант, когда в начале знакомства в экстремальных условиях некоторые люди склонны к интимным подробностям и доверительному общению. Это может быть связано с тем, что в сложной обстановке не срабатывают нормы, принятые в обычных условиях. Такая откровенность может способствовать возникновению доверия и сплоченности, если не будет чрезмерной.

Если стрессовые факторы действуют на группу людей, то под воздействием общего напряжения ее члены должны организовать совместную деятельность, способствующую их адаптации, и, возможно, для дальнейшего выполнения поставленных задач. Совместная деятельность может быть организована только посредством общения, таким образом появляется потребность в нем и, соответственно, в более тесном контакте между людьми. Экстремальные условия способствуют лучшему узнаванию членами группы друг друга и в связи с этим более быстрому налаживанию контактов.

Если по своим индивидуальным особенностям человек не расположен к активному общению, то он предпочитает "заняться деятельностью, демонстрирующей его деловитость и умелость перед взором незнакомого партнера. Такое демонстрирующее общение протекает, как правило, на фоне положительных эмоциональных переживаний, на фоне эйфоричной дружественности".

Возможна еще одна форма общения, связанная с гостеприимством, когда партнеры приглашают друг друга посмотреть имеющиеся у них вещи или испробовать лакомство. Все приведенные выше акции в начальной стадии общения воспринимаются благосклонно.

Стадия вынужденной помощи. Эта стадия может отсутствовать и возникает только при действии дополнительных стрессогенных факторов, вызывающих болезнь или другие недомогания.

Стадия, связанная со стабилизацией ролевого статуса. Она может проходить и эмоционально-монотонно и сопровождаться аффективными актами общения как с положительной, так и отрицательной окраской. На этой стадии может начаться формирование неформальных групп.

Стадия, связанная с социально-психологическим субсиндромом стресса. В одних условиях такое изменение общения характеризуется увеличением его активности, в других — его снижением. При стрессовой активизации общения в разных условиях могут преобладать компоненты межличностного взаимодействия, консолидирующие группу либо дезорганизующие ее.

Компоненты, консолидирующие группу, следующие: единогласное принятие лидера группы и его согласие на эту социальную роль, поддержка группой лидера, чувство общности с коллективом, чувство дружественности и взаимной симпатии.

При некоторых особенностях экстремальных условий велика вероятность возникновения активности общения, ведущей к дезорганизации коллектива.

В результате симптоматики дистресса (апатия, адинамия, снижение умственной и физической активности, чувство дискомфорта и т.п.) снижается мотивация к общению.

После проведения в изоляции достаточно длительного времени у членов групп происходит информационная истощаемость, неудовлетворение которой может привести к развитию неврозов. Общение значительно снижается, темы для разговора заканчиваются. Один из участников эксперимента пишет: "Интересно, что специфика условий, точнее, повседневное общение привело к тому, что мы научились понимать друг друга без слов, за сутки каждый скажет три-четыре десятка слов и все. О себе каждый из нас уже рассказал все, что мог и хотел, в первые дни".

В условиях длительной изоляции, находясь длительное время на виду у всех членов группы, возникает потребность в уединении. Участник антарктической экспедиции отмечает в своем дневнике: "В замкнутом коллективе оттачивается способность людей понимать эмоциональное состояние друг друга. Людей мало — "голод по людям", вокруг одни и те же лица, но нет никакой возможности не только утолить этот голод, нет возможности и побыть наедине с собой".

Таким образом, в условии изоляции действуют такие факторы, как публичность и информационная истощаемость, каждый из которых спустя определенное время может вызвать астепизацию нервной системы. Это приводит к возникновению конфликтов, учащению обращения к врачу с невротическими жалобами, отражавшими астепизацию нервной системы.

И. И. Наенко и О. В. Овчинникова в своей статье "О различении состояний психической напряженности" на изучении деятельности человека-оператора выделили два вида напряженности: операциональную и эмоциональную.

Проведенное ими исследование дало возможность определить, что результат и устойчивость деятельности во многом зависят от вида напряженности. Операциональное напряжение способствует стабилизации деятельности и достижению желаемого качества исполнения. При определенной тренировке оператор добивается точности в работе без признаков срыва, несмотря на значительный рост уровня его напряженности, определяемый по физиологическим показателям.

В отличие от операциональной эмоциональная напряженность может оказывать как положительное, так и отрицательное действие и даже стать основной причиной срывов в работе. Эмоциональная активность в условиях стресса определяется больше по поведенческим реакциям испытуемого и по результатам его работы, чем по физическим показателям.

В эксперименте были получены интересные данные, свидетельствующие о том, что такие физиологические показатели, как частота сердечных сокращений, дыхание, кожно-гальваническая реакция, тремор рук, температура кожи лба, потоотделение, для обоих типов напряженности одинаковы. Однако обнаружили и специфические признаки — это изменения сосудистых и температурных реакций рук. Если при эмоциональном напряжении происходит резкое понижение температуры пальцев рук, то в состоянии операционной напряженности отмечается, либо ее неизменность, либо повышение по сравнению с фоновым уровнем.

Сопровождая практически любые проявления жизненной активности человека, эмоции служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения, направленных на удовлетворение потребностей.

Но эмоции связаны не только с потребностями, автор информационной теории эмоций П. В. Симонов считает, что их сила и полярность зависят от наличия или отсутствия информированности человека. "Эмоция возникает при недостатке сведений, необходимых для достижения цели. Замещая, компенсируя этот недостаток, она обеспечивает продолжение действий, способствует поиску повой информации и тем самым повышает надежность живой системы".

По исследованиям отечественных и американских ученых в области космической и авиационной психологии видно, что уже перед самым стартом корабля у космонавтов возникает ярко выраженная эмоциональная реакция, имеющая общие характеристики с предстартовым состоянием у спортсменов, у летчиков перед боевым вылетом и с состоянием человека, когда он ожидает наступления важного и опасного для него события.

Такая эмоциональная реакция сохраняется во время полета, особенно при взлете, посадке и выполнении различных сложных операций, например при стыковке кораблей или выходе в открытый космос. Так, частота пульса на активном участке полета у Ю. А. Гагарина достигла 180 уд/мин в минуту.

У космонавтов па ответственных участках полета проводят снятие ряда физиологических функций. При возвращении па Землю произошел отказ автоматики для спуска корабля. Командир экипажа П. И. Беляев запросил разрешение на посадку по ручному управлению. В этот момент частота его пульса достигала 115 ударов в минуту и держалась при таком значении до того момента, пока ему не пришло разрешение, после чего пульс начал резко снижаться и через 8 мин достиг 80 уд/мин.

В. И. Лебедев объясняет это явление снижением эмоциональной напряженности, связанной со снятием информационной неопределенности.

Как показывают имеющиеся данные, у многих летчиков в условиях аварии активизируются психические процессы, а эмоции носят стенический характер. Также отмечается факт, связанный с влиянием эмоциональной напряженности на общую работоспособность и взаимоотношения между членами экипажа, а также между ними и персоналом наземной службы слежения и руководителями полета.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы