Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ
Посмотреть оригинал

Поэзия и проза испанского барокко

Луис де Гонгора

Луис де Гонгора-и-Арготе (1561 — 1627) принадлежал к древнему аристократическому, но обедневшему роду. Родился он в Кордове в семье судьи. Отец будущего поэта был человеком весьма образованным и обладал самой большой библиотекой в городе. Своему сыну он также постарался дать хорошее образование и отправил его учиться в университет в Саламанке. Гонгора большого рвения в освоении наук не проявил, однако среди сокурсников быстро приобрел известность благодаря остроумию, экстравагантному поведению и модным нарядам. Курса закончить ему не удалось, но из университета он вынес хорошее знание латыни и итальянского языка. По возвращении домой Гонгора, как многие его сверстники из аристократических семейств, ведет легкомысленный образ жизни: ищет развлечений, влюбляется, пишет стихи, которые в основном имеют хождение среди его друзей.

В 1585 г. Гонгора получает в одном из соборов Кордовы должность каноника, которую долгое время занимал его дядя. Вначале в его обязанности входило оказание помощи в проведении службы. Судя по тому, что молодой служитель часто получал замечания за разговоры во время мессы или за ее непосещение, большого энтузиазма он по поводу своей новой деятельности не испытывал. Позднее Гонгоре поручили организацию церковных праздников и религиозных процессий. Эти заботы оказались гораздо ближе его натуре. Впрочем, и в этот период его несколько раз вызывали на заседание церковного совета и указывали на неподобающее поведение для человека его положения: он посещал корриду, карнавалы, увлекался азартными играми.

Зная о способности Гонгоры располагать к себе людей, церковные власти стали посылать его в другие города с различными поручениями. Ему удалось завязать знакомства при дворе, и именно вращение в этих кругах помогло ему понять, что поэзия может быть не только развлечением, но и способна сделать его знаменитым. Гонгора начинает более серьезно относиться к своему творчеству и публикует несколько стихотворений. В 1611 г. он отказывается от церковной должности в пользу одного из племянников. Некоторое время поэт колеблется, какой путь ему избрать: отправиться в Мадрид и попытать счастья там, или уединиться в сельской местности и полностью посвятить себя сочинению стихов, как советовали ему близкие друзья. Наконец, он решает пожить какое-то время в небольшом загородном доме неподалеку от Кордовы. Результатом этого затворничества стало появление двух самых известных произведений Гонгоры - это «Поэма о Полифеме и Галатее» и «Одиночества». В 1613 г. они были напечатаны в Мадриде и не оставили равнодушными читающую публику. Одни восхищались его работами, другие критиковали и возмущались.

Однако литературное творчество не приносит никаких доходов, поэтому Гонгора просит своих знакомых в Мадриде помочь ему получить какое-нибудь место при дворе. В 1617 г. он получает назначение на должность королевского капеллана и отправляется в столицу. Он пытается жить на широкую ногу, но денег, которые он получает как капеллан, на это явно не хватает. Будучи человеком тщеславным, Гонгора порой распродавал личные вещи и экономил на питании, чтобы сохранить хотя бы внешнюю видимость благополучия. Новая атмосфера не способствовала и поэтическому вдохновению: за время пребывания в Мадриде он не создал ничего значительного. В конце концов, постоянные неудачи подорвали его здоровье. Гонгора тяжело заболел и в довольно плачевном состоянии был доставлен в Кордову, где вскоре и умер.

Все творческое наследие Луиса де Гонгоры условно делят на произведения ясного стиля и произведения темного стиля. Из 500 произведений, которые дошли до нас, к последнему относят лишь около 100, но именно поэзия темного стиля традиционно ассоциируется с именем испанского стихотворца и даже в истории литературы такой усложненный стиль получил наименование гоногоризма.

На раннем этапе в творчестве Гонгоры преобладает ясный стиль. Излюбленными жанрами в этот период становятся романс и летрилья. Лет- рилья — фольклорный жанр, представляющий собой сатирическое стихотворение с повторяющимся припевом — у Гонгоры почти всегда остроумна и нередко фривольна. Поэт охотно смеется над такими пороками своих современников, как лицемерие, жадность, тщеславие.

В романсе обычно использовался восьмисложник; четные строки связывала неточная рифма (ассонанс), в которой совпадали ударные гласные и не совпадали согласные. Если в строке было меньше восьми слогов, то романс превращался в романсильо, если их было одиннадцать — романс называли героическим. Иногда, отталкиваясь от содержания, романсы Гонгоры делят на три группы: лирические (о любви), пограничные (о стычках испанцев с маврами), мавританские (главными героями выступают мавры). Некоторые исследователи добавляют еще четвертую группу — романсы пасторальные. Правда, стихи Гонгоры не всегда поддаются четкой классификации, нередко в них можно отыскать два или даже три из упомянутых тематических признаков. Например, в романсе «Посреди коней быстроногих» речь идет о сражении между испанцами и маврами. Мавры терпят поражение, и их предводитель попадает в плен. По дороге он рассказывает пленившему его испанцу историю своей любви. Мавр давно был влюблен в девушку, которая жила неподалеку, но гордая красавица отвечала холодным презрением на его страсть. Лишь в последнее время в ее отношении произошли перемены, и она стала выказывать больше дружелюбия. У мавра появилась надежда, однако пленение разрушило ее. Именно это обстоятельство терзает его больше, чем мысль о будущей неволе. Благородный испанец отпускает мавра и объясняет свой поступок тем, что мавр уже является пленником Амура, и потому он не имеет права на него. Как видно даже из краткого пересказа содержания, романс можно отнести к любой из трех упомянутых групп.

Сюжет романса «Посреди коней быстроногих» не был оригинален: Гонгора заимствовал его из народной поэзии. Вместе с тем поэт пытается придать этому сюжету большую возвышенность и изящество. Он активно вводит в содержание стихотворения изысканные сравнения и метафоры, насыщает его гиперболами. Вот как выглядит в описании мавра внешность его возлюбленной:

И была она столь прекрасна, что цветы ее уст румяных были ярче, душистей, свежее, чем гвоздики на вешних полянах.

А чело у нее сияло — словно солнца двойник явился: каждый волос в тяжелых косах, словно яркий луч, золотился.

(Пер. М. 3. Квятковской)

Еще более украшен стиль сонетов испанского автора. Можно сказать, что в этом жанре был в полной мере реализован один из главных эстетических принципов Луиса де Гонгоры: окружающая действительность в своем непосредственном виде не может быть предметом поэтического изображения и потому должна быть подвергнута творческой обработке. И основная роль в этом процессе принадлежит поэтическому языку. Очень часто в сонетах Гонгора производит замену слов, которые кажутся ему невыразительными, на другие — более экспрессивные. Например, прилагательные, означающие желтый цвет, часто заменяются сочетанием, основу которого составляет слово «золото», а «снег» становится заменой белому цвету. Поэтому «белая скатерть» превращается в «сотканный снег», а «белые перья птиц» — в «летящий снег». Особенно охотно для таких замен Гонгора использует драгоценные камни и металлы, полевые и садовые цветы. По мысли стихотворца, они придают поэтическим картинам большую яркость и живописность, усиливают воздействие содержания на читателя.

В своих сонетах Гонгора не порывает с традициями ренессансной поэзии. И все же используя образы и мотивы предшественников, он умеет создать нечто новое, принадлежащее иному тину поэтического мышления. Одним из самых известных произведений испанского стихотворца является сонет «Пока руно волос твоих течет...». В нем Гонгора обращается к популярной в поэзии Возрождения теме — быстротечность женской красоты. Непосредственным образцом для него послужило стихотворение итальянского поэта Торквато Тассо (1544—1595). В первых строфах Гонгора с помощью своих излюбленных сравнений и метафор рисует портрет ослепительной красоты юности:

Пока руно волос твоих течет,

Как золото в лучистой филиграни,

И не светлей хрусталь в изломе грани,

Чем нежной шеи лебединый взлет.

Пока соцветье губ твоих цветет Благоуханнее гвоздики ранней И тщетно снежной лилии старанье Затмить чела чистейший снег и лед.

(Пер. С. Ф. Гончаренко)

Но в последних строках говорится уже об уничтожении этой красоты, со временем ей суждено превратиться в «золу и землю, пепел, дым и прах». В отличие от поэтов Возрождения, испанский автор противопоставляет юности не старость, а смерть. Это придает традиционной теме более барочное звучание, которое поддерживается многократным повтором союза пока в начале строки (в оригинале он встречает четыре раза), подчеркивающим динамизм и одновременно эфемерность представленного изображения лучезарной молодости.

Влияние барокко сказывается и в том, что Гонгора не боится экспериментировать с различными жанровыми формами. Например, в 1600 г. он создает сонет, в котором было использовано четыре языка: первую строку поэт писал на кастильском, вторую — на латыни, третью — на итальянском, четвертую — на португальском и т.д. Кроме того, он сочинил стихотворение в 50 строк, которые закапчивались одной и той же рифмой. Заметно усложняется и образность его произведений. Не всегда поиски Гонгоры заканчиваются удачей, иногда полученный результат выглядит даже комично, но общая тенденция к обновлению поэтической техники, раскрытию дополнительных возможностей поэтической формы привела в конце концов к утверждению «темного» стиля в его творчестве.

Исследователи творчества испанского стихотворца объясняют разными причинами усложнение его поэтического языка. Одни, как А. де Кастро[1], связывают его с привыканием Гонгоры к «красивостям» своего стиля и утратой чувства меры, другие видят в нем проявление болезни, которая постепенно разрушала его психику. Вряд ли подобные изменения можно объяснить одним или двумя факторами. Укажем лишь, что в данном случае немаловажную роль сыграло усиление позиций барокко в испанском искусстве.

Черты «темного» стиля в полной мере проявились в «Поэме о Полифеме и Галатее» (1612—1613). В основе сюжета «Поэмы» заимствованная из «Метаморфоз» Овидия история любви циклопа Полифема к нимфе Галатее. Нимфа осталась холодна к ухаживаниям одноглазого великана, так как ее сердце покорил пастух Акид. Узнав о существовании соперника, Полифем убил его обломком скалы. Боги, сжалившись над нимфой, превратили Акида в реку.

В центре внимания «Поэмы о Полифеме и Галатее» непреодолимая сила любви. Олицетворением этой силы в произведении Гонгоры становится Галатея. Она пробуждает любовь в каждом, кто видит ее. Портрет нимфы лишен конкретности. Это скорее некая форма, которую читатель должен заполнить в соответствии с собственными представлениями об идеальной красоте. Описание внешности Полифема, напротив, конкретно и насыщено деталями. Уродство является чем-то чужеродным для того мира, который создает испанский поэт, и потому требует обстоятельности. Рассказ о внешности циклопа в содержании «Поэмы» занимает 25 строк. Вот лишь отрывок из этого описания:

Был как большая мускулов гора свирепый сей (Нептунов сын, страшила, чей зрак на сфере лба пылал с утра почти что ровней старшего светила) циклоп, кому сосна, сколь ни храбра, жердиной легкой став, трусливо льстила, под грузным гнетом, тоньше тростника, — день — посох овчара, другой — клюка.

(Пер. П. М. Грушко)

Однако и этот монстр не устоял перед красотой Галатеи. Он даже начал петь любовные песни, чтобы очаровать ее.

В «Поэме о Полифеме и Галатее» Гонгора нередко обращается к традиционным поэтическим образам, которые встречались и в его ранних произведениях, но большинство из них он трансформирует и наделяет новыми функциями. Например, к сравнениям со снегом и пурпуром при описании женской красоты прибегали многие поэты. В портрете Галатеи они тоже нашли место:

Аврора в нимфе чистоту лилеи Сплела с кармином розы огневой,

Смущен Амур: что впору Галатее —

Снег пурпурный иль пурпур снеговой.

(Пер. II. М. Грушко)

Гонгора соединяет их с помощью оксюморона, т.с. образа, построенного на взаимоисключающих друг друга понятиях или явлениях. В данном случае это парадоксальные цветовые образы («Снег пурпурный иль пурпур снеговой»). Они должны подчеркнуть исключительную красоту нимфы, которая даже невозможное делает возможным. По мнению некоторых комментаторов, необычность цветовых сочетаний передает изумление воображаемого зрителя, который видит Галатею и не знает на чем остановить взгляд: на белоснежной коже или алых щеках. Тяготение к многозначности, подвижности смысла — один из признаков барочной поэтики.

Нужно также отметить, что «Поэма о Полифеме и Галатее» насыщена цветом и светом. Созданные Гонгорой поэтические картины чем-то напоминают полотна Веласкеса, где пронизанные светом и цветом поверхности значат больше, чем изображение отдельных предметов. Гонгора обладал взглядом художника и высоко ценил живописное искусство, не случайно его близким другом стал известный мастер Эль Греко.

Вершиной же «темного» стиля считается поэма Гонгоры «Одиночества» (1612—1613). Поэт намеревался написать произведение из четырех частей, но полностью ему удалось завершить лишь первую часть, вторая так и осталась незаконченной. В «Одиночествах» читатель знакомится с молодым человеком (его имя автор так и не сообщает), который, разочаровавшись в любви, отправляется в морское путешествие, терпит кораблекрушение, чудом спасается, находит приют у пастухов, посещает деревенскую свадьбу, а затем останавливается у рыбаков. Вместе с ними выходит в море на рыбную ловлю, а позднее причаливает к маленькому острову, где его развлекает рассказами старый рыбак. На утренней заре лодки покидают остров. Рыбаки наблюдают за группой охотников, которые выезжают из замка. На этом поэма обрывается.

Герой «Одиночеств», но сути, фигура второстепенная. Ему нс удастся придать единство сюжету поэмы, который рассыпается на множество фрагментов. Несомненно, что автор сознательно прибегает к подобному приему: он не хочет, чтобы история юноши слишком увлекла читателя и помешала восприятию других смысловых уровней произведения.

Все происходящее с молодым человеком имеет символический подтекст. Выброшенный на берег после кораблекрушения, он вначале блуждает в темноте, а затем видит вдали огонь, который и становится для героя светом истины. У костра он находит пастухов. Именно они представляют в поэме идеал гармоничного единения человека с природой. Они никогда не покидают суши. Человека заставляет отправиться в далекое плаванье жажда богатств или беспокойство духа, пастухам же не свойственны эти страсти. Встречи с поселянами оказывают исцеляющее воздействие на юношу: его отношение к жизни становится более умиротворенным и гармоничным. В подобной эволюции героя просматривается влияние пасторальной поэзии.

Язык «Одиночеств» отличает еще большая сложность и изощренность, чем стиль «Поэмы о Полифеме и Галатее». Текст содержит значительное количество мифологических аллюзий, явных и скрытых ссылок на произведения Овидия и Вергилия. Благодаря им в истории разочарованного юноши словно бы появляется еще несколько измерений, что приводит к большей плотности смысла в содержании поэмы. Например, описывая спасение героя после кораблекрушения, автор выстраивает довольно сложный поэтический образ: «Исполненный жалости обломок горной сосны, противостоявшей когда-то своему извечному врагу Ноту, стал сильным дельфином для легкомысленного путешественника»[2]. Речь идет о том, что юноша спасся, ухватившись за обломок мачты. Однако поэт не говорит об этом прямо. Он вспоминает о том времени, когда обломок был сосной, которая стояла на вершине и гнулась под порывами ветра. Затем следует сравнение с дельфином, который спасает путешественника, и образованный читатель может увидеть в этом эпизоде параллель с мифом об Лрионе, древнегреческом певце, также спасенном дельфином.

Нередко за счет смелых сравнений Гонгора заставляет увидеть окружающий мир и привычные вещи в новом неожиданном ракурсе. Вот как изображается полет журавлей: «арка, прибывающая и убывающая, как луна, и пишущая крылатые буквы на прозрачной бумаге небес». Вместе с тем поэт обладает и редкой наблюдательностью, от его взгляда не укрываются самые мелкие детали повседневной жизни. Рассказывая о ночевке юноши вместе с пастухами, он упоминает о том, что герою не давал уснуть лай пастушеских собак, которых тревожил шорох сухих листьев на дубе.

Если продолжить характеристику стиля, то стоит обратить внимание и на смелость, с которой Гонгора нарушает грамматические и синтаксические правила. Это пренебрежение нормами грамматики и синтаксиса вызывало особое раздражение у современных поэту критиков. Однако сам автор за счет этих нарушений пытался придать языку новое качество, лишить его налета привычности и предсказуемости, заставить читателя более напряженно воспринимать текст. Кроме того, подобная свобода предоставляла ему больше возможностей в музыкальной организации текста. Многие современники признавали, что пи одному испанскому поэту не удавалось достичь такого совершенства во владении звуком как Гонгоре. Поэтический ритм, мелодия стиха начинают нести в поэме «Одиночества» большую смысловую нагрузку, чем в ранних произведениях. Так, например, в одном из эпизодов Гонгора рассказывает, как герой вместе с рыбаками на двух лодках выходит в море. Одна лодка заметно больше другой, она стремительно летит по морским волнам, почти не замечая их ударов. Другая же плывет гораздо медленнее и, словно молодой бычок, бодает каждую волну. И вот это различие в движении Гонгора пробует передать с помощью стихотворного ритма. В первом случае он использует стремительный и ровный ритм, во втором же — ритм более рваный и медленный.

Уже современники Гонгоры жаловались на сложность и недоступность смысла этой поэмы. Автор одного из анонимных писем назвал язык «Одиночеств» тарабарщиной, «смешением вавилонских языков». Действительно, как уже отмечалось, Гонгора весьма вольно обращается с синтаксисом, нарушает привычный порядок слов, а также вводит в текст слова из других языков и изобретает новые, а иногда употребляет испанские слова со значениями, которые им были несвойственны.

Сам поэт в ответ на эти обвинения заявлял, что «придал общеупотребительному языку совершенство и сложность латинского, превратив его в героический язык, который должен отличаться от прозы и быть достойным тех, кто способен его понять, ибо негоже метать бисер перед свиньями». По его мнению, напряжение, которому подвергается сознание читателей, помогает постичь им некие первичные истины. Он не использует еще понятия «подсознание», но некоторые из современных исследователей уверены, что поэзия Гонгоры обращена как раз к этому уровню человеческой психики, помогает проявить информацию, заложенную в ней.

Усложненный поэтический стиль, который практиковал в своем творчестве Луис де Гонгора, нашел своих последователей среди испанских литераторов. Кроме термина гонгоризм за этим явлением закрепился еще один термин культеранизм, или культизм (от лат. cultem — «изящно выраженный»). Уже само название подчеркивало, что сторонники этой школы ориентировались в своем творчестве на читателя элитарного, образованного и хорошо подготовленного к восприятию сложного поэтического текста.

  • [1] Castro A. Poesia lirica. Madrid, 1854.
  • [2] Gongom L. Soledades // Antologia poetica. Madrid, 1986. P. 204.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы