Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ
Посмотреть оригинал

Образ Эзопа в баснях Лафонтена.

Несмотря па своеобразие собственных подходов к созданию басен, Лафонтен всегда признавал и высоко ценил своего легендарного предшественника Эзопа. В издании басен, посвященном Наследнику Французского престола, Лафонтен отмечает нравоучительность, а не просто забавность своих произведений и их соотнесенность с баснями Эзопа:

Пою героев я — Эзопово рожденье.

Пусть вымышлено все в их жизни и судьбе —

Уроки истины они таят в себе.

(Пер. О. Н. Чюминой)

Лафонтен делает Эзопа персонажем своих басен, изображая его мудрым и знающим человеком, каковым он остался в сохранившихся преданиях. Так, в басне «Эзопово объяснение одного завещания» Лафонтен рассказывает историю о том, как Эзоп сумел решить трудное дело но разделу имущества, за которое никто не брался:

Сумел один Эзоп лишь разгадать,

В чем было дело.

Дивились граждане, что ум его светлей,

Чем несколько умов разумников судей.

(Пер. А. Е. Зарина)

Образы животных и природы.

Басня учит не судить о сути явления по его виду, как в басне «Водопад и река», в которой тихая река оказывается опаснее шумного водопада.

С басней «Мартышка и Кот» ассоциируется крылатое выражение «Таскать из огня каштаны чужими руками», что означает «передоверить другому опасную работу и самому, все время оставаясь в безопасности, воспользоваться ее результатами». При этом, несмотря на символический смысл и условность изображения в басне, пластика зверей порой воспроизводится в ней достаточно выразительно и живо:

Вскочил мой Кот, в дугу себя согнул,

На лапки задние у печки приподнялся,

Переднюю к каштану протянул,

Ожегся и назад подался;

За дело принялся опять,

То прочь ее, а там другою трогать станет,

И вытащил он так уже каштанов пять.

(Пер. А. Е. Измайлова)

Такое описание может дать только очень наблюдательный человек, каким Лафонтен и был в жизни. Однажды его спросили о причинах опоздания к обеду, и он охотно и в деталях рассказал о том, что был на похоронах муравья, проследовал с погребальной процессией до сада и вернулся с семьей покойного до муравейника, а потом поведал об особенностях и устройстве взаимоотношений у интересующих его насекомых.

Лафонтен использует различные уровни условности при создании образа басенного персонажа. Увидеть и почувствовать их разницу можно, сравнив образы одного и того же персонажа в разных баснях. Например, Волк у Лафонтена всегда злобен, подчинен инстинкту голода и неблагодарен, часто глуп (особенно ясно это видно из его взаимоотношений с Лисом). И все же Волк из басни «Волк и Журавль» мало похож на Волка из басни «Волк-пастух». В первой из названных басен Волк условен, он позволяет Журавлю вытащить у себя из горла застрявшую кость, и все же он воспринимается как зверь о четырех ногах. Во второй он уподоблен человеку и передвигается на двух ногах:

Лишь только дневной шум замолк,

Надел пастушье платье волк И взял пастуший посох в лапу,

Привесил к поясу рожок,

На уши вздел широку шляпу И крался тихо сквозь лесок На ужин для добычи к стаду.

(Пер. М. В. Ломоносова)

В условном мире басни волчий дух не пугает ни овец, ни собак. Но волку никогда не стать человеком, даже если на время ему удалось таковым показаться. Он лишен человеческой речи. Стараясь как можно больше походить на человека, волк пытается заговорить с овцами, как это делает пастух, но его выдает вой, и он оказывается разорванным собаками.

Поскольку Франция XVII в. была монархией, особое место в басенном царстве зверей, созданном Лафонтеном, отводилось Льву и его взаимоотношениям с царедворцами, в том числе льстивыми и изворотливыми. В роли последних часто выступает Лис (или Лиса). Кстати, это простое родовое различие позволяет баснописцам каждому по-своему разработать сюжет о Вороне и Лисе, ведь Лисица обманывающая Ворону (А. П. Сумароков, М. М. Херасков), совсем не то, что Лисица, беседующая с Вороном (В. К. Тредиаковский). Лисе всегда хватает ума не ввязываться в ситуацию, из которой нет выхода. В басне «Больной Лев и Лиса» (ее сюжет известен из Эзопа) хитроумная подданная единственная из всех зверей не идет навестить своего царя и объясняет свое поведение тем, что по ее наблюдениям, все следы ведут только в пещеру и ни одного назад.

Размышляя о мудрости монарха и своеобразии его положения, которое лишь кажется ни от кого не зависимым, Лафонтен показывает, что на самом деле королю приходится считаться с мнением не только сильных и изощренных царедворцев, но порой даже с теми, чей голос ничтожен. Развивая мотив басни Эзопа «Лев и Комар», Лафонтен показывает бессилие Льва в борьбе с не дающим ему спать комариным писком. Мораль басни:

Бессильному не смейся,

И слабого обидеть не моги!

Мстят сильно иногда бессильные враги.

(Пер. И. А. Крылова)

Те же мысли о взаимной зависимости отношений монарха и придворных развиваются в басне «Похороны Львицы». В лукавом тоне автор советует искать при дворе выгоды лестью:

Владык вы тешьте сказочными снами И ложь приятную курите им всегда.

Пусть сердце их кипит негодованьем, — верьте:

Приманку скушают, и вы — их друг до смерти.

(Пер. П. Н. Порфирова)

Конфликт, заявленный в басне, оказывается глубже, чем поверхностношутовской вывод. Придворному приходится ловчить, чтобы сохранить верность себе и не унизить память своих близких. Он сохраняет себе жизнь, а монарх даже не догадывается о затаенной скорби, которая может вылиться несогласием и негодованием в самый неожиданный и не предсказуемый момент.

В басне «Мор зверей» логику правоты в созданной автором картине нравов задает именно льстивый и изворотливый Лис. Лев, призвав зверей покаяться в грехах, чтобы отступил свирепый мор, объявший всю звериную страну, сознается в том, что ему приходилось задирать невинных овец, а случалось и пастухов. Льстивый Лис добивается большого успеха, утешая кающегося Льва и утверждая: «честь большая для овец, / Когда ты их изволишь кушать». Лис, успокаивая Льва, утверждает, что нельзя слушать голос совести, иначе пропадешь с голоду. Тон, заданный Лисом, приводит к тому, что за безбожные деяния не осуждают ни тигров, ни волков, ни медведей: «Те вышли вон / Со всех сторон / Не только правы, чуть не святы». Виновным признали Вола, который сознался в том, что в голодный год «из стога у попа клок сенца / Стянул». Мораль басни: «Кто посмирней, так тот и виноват».

К числу подобных сюжетов о царственном Льве и изворотливом Лисе относятся и события басни «Лев и его двор». Мораль басни, которая часто афористична и умещается в одной-двух строках, здесь оказывается развернутой и касается, казалось бы, лишь чувства меры. Но обращает на себя внимание ее весьма ироничный тон. Ясно, что данный в ней совет, может, и окажется полезным в частном случае, но не исправит нравов в целом:

Держитесь правила такого неизменно:

Не льстите грубо при дворе:

Ч тоб недоверие не возбудить в царе;

Не выражайтесь откровенно,

Но, как в Нормандии, старайтесь дать ответ:

Ни да, ни нет!

(Пер. О. Н. Чюминой)

Весь строй басни направлен на разработку мысли о том, что правы при дворе устанавливает и диктует монарх, именно от его настроения зависят его отношения с подчиненными. Рядом с монархом-деспотом придворные будут стремиться защитить себя и станут либо не в меру льстивыми, как Обезьяна, либо изворотливыми, как Лиса. Вывод, сделанный в басне, актуален не только для монархического государства, но в любых отношениях, строящихся по принципу «начальник — подчиненный», в которых тон задает тот, кто стоит у руля.

Лев в баснях Лафонтена не обязательно идет на поводу у ловкого Лиса. Он может быть неукротимым и сильным, как в басне «Лев», сюжет которой регистрируется в «Лягушках» Аристофана. Лиса советует Леопарду подружиться со Львенком, родившимся в ближайшем лесу, или уничтожить его, пока он не подрос. Леопард вовремя не предпринимает ни того ни другого, и Львенок превращается в могучего и сильного Льва, от которого, по мнению Лисы, можно только откупаться. Леопард не прислушивается и к этому совету, и все его царство оказывается разоренным набегами грозного Льва.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы