Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ
Посмотреть оригинал

НЕМЕЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА XVIII ВЕКА

Изучив данную главу, студент будет: знать

  • • какие факторы обусловили своеобразие немецкого Просвещения;
  • • идеологические предпосылки литературного движения «Бури и натиска» в Германии;
  • • творческую биографию Ф. Шиллера;
  • • своеобразие творческой позиции Гете, особенности его эстетических воззрений, главные темы и проблемы трагедии «Фауст»;

уметь

  • • раскрывать социальную проблематику драматургии Лессинга и отражение в ней современных ему политических проблем;
  • • характеризовать взгляды Шиллера на античную культуру и ее влияние на его собственное творчество;
  • • характеризовать систему эстетических взглядов Гердера;
  • • раскрывать сложную жанровую природу трагедии «Фауст»; владеть
  • • представлением о содержании понятия «бурный гений»;
  • • умением анализировать систему образов в пьесе «Коварство и любовь»;
  • • представлением о значительности вклада Гете в мировую литературу;
  • • пониманием места Фауста в галерее вечных образов мировой литературы.

Немецкая культура в начале XVIII столетия еще несет на себе отпечаток Тридцатилетней войны, которая оказала разрушительное воздействие на жизнь немецкого общества в предшествующем веке. Германия по-прежнему остается раздробленным государством, поделенным на множество мелких княжеств. И. В. Гете, оценивая немецкую литературу XVIII в., причину многих ее недостатков, усматривал в раздробленности страны и в отсутствии у нее единого культурного центра, каким был во Франции Париж, а в Англии — Лондон. Это обстоятельство становилось препятствием для формирования единого литературного языка, кроме того, развитие искусства во многих княжествах зависело от вкусов влиятельных вельмож, которые и были покровителями большинства немецких художников и литераторов. А вкусы этого слоя общества в основном формировались под влиянием французской культуры. Самый известный покровитель искусства этой эпохи прусский император Фридрих и говорил, и писал на французском языке.

Вместе с тем XVIII век становится переломным для культуры Германии. На протяжении этого столетия страна постепенно выдвигается на первые позиции в культурном процессе Европы. Появляется блестящая плеяда музыкантов — Бах (1685—1750) , Гайдн (1732—1809), Моцарт (1756—1791), готовится почва для расцвета философии, набирается силы и опыта литература, вершинным достижением которой в XVIII в. станет творчество И. В. Гете.

В Германии Просвещение начинается чуть позже, чем в Англии и Франции, обычно его начало относят к 20-м гг. XVIII столетия. Однако признаки новой нарождающейся идеологии можно обнаружить уже в конце XVII в. В 1687 г. университетский профессор Кристиан Томазиус объявил, что он намерен читать свои лекции на немецком языке, а не на латыни, как это было принято в университетах Германии. В этом решении ученого видится желание открыть доступ к знаниям более широкому кругу лиц. Кроме этого, Томазиус стал издавать ежемесячный журнал на немецком языке, в котором делал обзоры опубликованных книг и обсуждал различные философские проблемы. Однако Томазиусу понадобилось не менее двадцати лет, чтобы у него появились последователи, решившиеся использовать родной язык в журнальных публикациях.

Нужно отметить, что немецкая журналистика сыграла заметную роль в пропаганде новых идей. Она испытала немалое влияние английских периодических изданий. На страницах немецких журналов появлялся самый разнородный материал, но особое внимание уделялось нравственным и религиозным вопросам, а также знакомству читателей с различными философскими идеями.

Заметный вклад в подготовку немецкого общества к восприятию новых представлений о мире и человеке внес Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646—1716). Он стал основателем и первым президентом Берлинской Академии наук (1700), и, кроме того, оказал помощь в создании Петербургской Академии. Он придавал большое значение деятельности подобных организаций в просвещении народов всего мира. Свои философские взгляды Лейбниц изложил в «Новых опытах о человеческом рассудке» (1694) и в «Теодицее» (1710). По сути, учение Лейбница представляло собой попытку примирить религию и современное ему научное знание. Рационализм его метода должен был прояснить некоторые противоречия и темные стороны человеческого бытия. И хотя принципы детерминизма составляли важную часть теории Лейбница, этот детерминизм лишен был чрезмерной жесткости. По мысли философа, творение стало результатом свободного выбора со стороны Бога. Созданный мир был одним из возможных вариантов, которому отдал предпочтение Бог. Он был лучшим из возможных миров, но отнюдь не совершенным. Человеку также предоставлялась в этом мире свобода выбора, он вовсе не должен был с неизбежностью, подчиняясь механистическим законам, творить зло.

Одним из пропагандистов и популяризаторов учения Лейбница стал Христиан Вольф (1679—1754). Опираясь не только на идеи Лейбница, но и на работы других философов, Вольф создал достаточно всеобъемлющую систему взглядов, которая была просветительской по своему духу. Она давала возможность немецким критикам уже с новых позиций судить современные им произведения художественной литературы. Вольф трактовал Бога как самую совершенную и чистейшую форму разума. И как в основе творения Бога лежит разумное начало, так же оно должно составлять основу творения художника.

Еще более решительно отстаивает просветительские ценности в своих работах Иоганн Христоф Готшед (1700—1766). Он верил, что главная задача литературы — просвещать и наставлять. Именно эту цель преследовали издаваемые Готшедом еженедельные журналы «Разумные порица- тельницы» (1725—1726) и «Честный человек» (1727—1729). Они должны были помочь воспитанию «хороших нравов... среди необученных и недостаточно образованных лиц». Чтобы его идеи оказались доступны малообразованному читателю, Готшед очень часто облекал их в форму поучительных историй. Сам автор называл их «баснями».

Готшед искренне восхищался философскими трудами Лейбница и Вольфа, в которых они давали разумный и всесторонний анализ бытия. Сам он попытался выработать такие же рациональные и универсальные принципы в отношении литературы. Результатом его усилий стал объемный «Опыт критической поэтики для немцев» (1730), где излагались правила создания литературных произведений разных жанров. Готшед в этой работе в основном ориентировался на французские классицистические теории. На данном этапе, когда в немецкой литературе господствовали эстетические принципы барокко, обращение к опыту французской литературы было закономерным. Классицизм оказался более созвучен гем идеям, которые лежали в основе просветительского движения, чем барокко. Разумность, дидактизм — эти принципы в равной мере были близки как классицистам, так и просветителям.

Сам Готшед критиковал барочное искусство за то, что оно основное внимание уделяет форме, а не содержанию. Для него самое важное было содержание, так как именно с ним он связывал воспитательное начало в литературном произведении. Готшед стремился освободить от влияния барокко и современный ему театр. Весьма неприязненно немецкий просветитель относился к опере, в которой воздействие барочных эстетических принципов было особенно значительным. Он задумал дать новое направление сценическому искусству. В Лейпциге Готшед взялся за осуществление проекта «хорошо устроенного театра». Такой театр должен был всерьез заняться просвещением немецкого народа, для этого он обладал, по мнению Готшеда, большими возможностями, чем другие виды искусства. Именно для нового театра Готшедом были созданы несколько трагедий в классицистическом духе. К их числу относится и трагедия «Умирающий Катон» (1732), которая в немалой степени представляла переработку двух пьес: «Катон Утический» (1715) Дешампа и «Катон» (1713) Аддисона. Пьеса была написана александрийским стихом, отличалась ясностью стиля и продуманностью композиции, и в ней были соблюдены все «три единства» (действия, времени и места).

Готшед также издал шеститомпую антологию «правильных пьес», куда включил в основном произведения французских драматургов, некоторые собственные драматические произведения и работы своих последователей. Он постарался, чтобы антология оказалась доступна всем немецким театральным труппам, и рассчитывал, что она будет способствовать обновлению их репертуара. Готшед полагал, что предпринятые им усилия помогут немецкой литературе стать вровень, в первую очередь, с французской литературой, и она сможет более активно воздействовать на общественное сознание Германии.

Однако к середине XVIII столетия идеи и призывы Готшеда кажутся уже чересчур педантичными и архаичными. Требуются новые идеи и новые личности, чтобы немецкая литература обрела дополнительные импульсы для своего развития.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы