Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ
Посмотреть оригинал

Филип Френо

Становление национальной поэзии США во второй половине XVIII в. во многом связано с творчеством Филина Френо. Филин Френо (1752— 1832) — нередко именуется и «отцом американской поэзии», и «певцом американской революции». Подобные громкие титулы, которыми награждали его исследователи литературы, должны были подчеркнуть значительность вклада Френо в историю литературы США. Впрочем, он был не только поэтом, но еще и публицистом, журналистом, критиком. Родился будущий писатель в семье французских гугенотов, дед Филипа эмигрировал в Америку из-за своих религиозных убеждений. Однако мать Френо была шотландкой, поэтому можно предположить, что как личность юный Филип формировался под влиянием трех культур: французской, шотландской и американской. В 1768 г. Френо поступил в Принстонский университет, где по настоянию родителей начал изучать теологию, по очень скоро понял, что настоящим его призванием является литература. В годы обучения в Принстоне он написал несколько поэтических и прозаических произведений. Самой значительной работой стала патриотическая поэма «Восходящая слава Америки», сочиненная совместно со студентом того же университета Хью Генри Брэкенриджем. Она была прочитана в сентябре 1772 г. в актовом зале перед остальными студентами колледжа и вызвала бурные аплодисменты. В поэме прослеживается история открытия и покорения Америки. Откликаясь на предреволюционные настроения, авторы заканчивают свое сочинение призывом покончить с унизительной зависимостью колоний от Англии. Чтобы придать стилю большую торжественность, содержание поэмы насыщено религиозными образами.

Раннее поэтическое творчество Френо в основном состоит из стихотворений, написанных в подражание английским классицистам и сентименталистам. Эти произведения были весьма сурово встречены американскими критиками, и их резкая отповедь привела к тому, что на протяжении почти 14 лет молодой поэт печатался под псевдонимом Роберт Слендер. Новое направление в творческом развитии Френо дала Американская революция. В 1775 г. он появился в Нью-Йорке, где заявил о себе не только как автор наполненных революционным пафосом стихов, но и сатирических памфлетов. О характере поэтических произведений этого периода можно судить даже по их названиям: «Американская свобода», «Американцам», «Политическая литания», «Монолог генерала Гейджа», «Исповедь генерала Гейджа». В последних двух стихотворениях Френо подвергает сатирическому бичеванию британского военачальника Гейджа, который безуспешно пытался подавить восстание американских колонистов.

В 1776 г. Френо несколько неожиданно покидает Америку, где ситуация стала особенно напряженной и даже в Нью-Йорке готовились к военным действиям, и отплывает в Вест-Индию. Здесь он проводит два года, наслаждаясь спокойной жизнью и красотой природы. Местные пейзажи поражали его живописностью и необычной цветовой гаммой. Они напоминали ему Эдемский сад, описанный Мильтоном в «Потерянном рае». Свои впечатления от Вест-Индии он очень ярко выразил в поэме «Красоты Санта-Круса» (1776). Однако в этих райских местах также водился Змей, который разрушал идиллию. Для Френо таким Змеем стало рабство. Он сталкивался с ним и на родине, его родители владели рабами, но в Вест- Индии оно обрело особенно жестокие формы. Из 28 тыс. чел. населения Санта-Круса 26 тыс. были рабами. Система наказания была необычайно суровой. Если у раба находили нож, он наказывался 100 ударами бича, если он решался на побег и был пойман, ему отрубали одну из ног. Если владелец раба был против подобного наказания, усматривая в этом ущерб для своего хозяйства, то беглецу отрезали лишь уши. Обо всех этих мрачных сторонах рабовладения в Вест-Индии Френо подробно рассказывал в своих статьях, которые отсылал в нью-йоркские журналы.

Летом 1778 г. Френо вернулся на родину. Когда он прибыл, война была в самом разгаре. И ужасы рабства в Вест-Индии поблекли в сравнении с тем, что он увидел дома. Поэт решил, что настало время сменить перо на мушкет, и вступил в армию Вашингтона. Его участие в военной кампании нс было слишком долгим: он получил ранение в колено и был комиссован. Однако Френо считал, что он еще может послужить Америке в трудное время и стал капитаном на корабле, занимавшемся поставками продуктов и снаряжения с Карибских островов. Навигационную практику он прошел еще во время плавания в Вест-Индию. Занимался и каперством: захватывал корабли, которые снабжали британскую армию. Все это время он продолжал писать стихи, которые стали более реалистичными и которые имели уже более конкретного адресата — американских солдат, несших на своих плечах основные тяготы войны за независимость. В стихотворениях «О славной победе, добытой отважным капитаном Полом Джонсом», «Песнь в честь победы капитана Барни» Френо прославляет храбрость двух морских капитанов, которые вступили в бой с британцами, несмотря на их численное превосходство, и одержали победу.

Встреча самого Френо с британскими кораблями прошла не столь удачно, в 1780 г. его корабль был захвачен в плен, и поэт оказался в трюме тюремного судна, стоявшего в ныо-йоркском порту. Позднее он признавался, что это было самое жестокое испытание в его жизни. Трюмы были забиты пленными, с которыми обращались, как с животными. Через три недели у Френо началась лихорадка, и он был переведен в тюремный госпиталь, где условия были столь же ужасными. Чудом поэту удалось выжить, и вскоре он был отпущен на свободу. Все пережитое в этот период стало толчком к созданию поэмы «Британская плавучая тюрьма» (1781). Считается, это произведение стало самой яростной инвективой в адрес Англии за всю историю американской литературы. В поэме ощущается страстное желание автора зажечь такой же яростью, которая горит в нем, сердца американских патриотов. Рассказывая о своих унижениях и страданиях в английской тюрьме, поэт проецирует их на всю Америку. Пережитое словно бы обострило его зрение, и он увидел, сколько боли и страдания несут англичане американскому народу. В заключительных строках Френо призывает сограждан к возмездию за свершенные англичанами преступления:

Американцы! Вступим в бой священный!

От мести не спасется враг презренный.

Покуда пламень в жилах не погас,

Гнев, правый гнев царит в сердцах у нас.

Хлеба топтал британец кровожадный,

Он жег селенья наши беспощадно.

Корысть и похоть, произвол и гнет...

Но и в кромешной тьме Заря встает.

(Пер. В. Б. Микушевича)

Когда война за независимость уже двигалась к своему финалу, Френо стал редактором журнала «Фрименз джорнэл» и со страниц этого издания своими гневными памфлетами продолжал вдохновлять американцев на борьбу с врагами. И даже после завершения Американской революции и обретения независимости, ненависть поэта к англичанам не убавилась. Теперь он адресовал свои сатиры тем политикам, которые были готовы пойти на компромисс с бывшим противником — британским государством. Такая воинствующая позиция многих раздражала. Против Френо начали клеветническую кампанию в прессе, он огрызался новыми памфлетами, но, в конце концов, утомившись этими словесными баталиями, он вновь стал капитаном и отправился в море в поисках успокоения. Он продолжает писать стихи, но они уже лишены революционного накала и публицистического размаха. Они посвящены предметам обыденным и прозаичным, рассчитаны на самый непритязательный вкус. К подобным сочинениям можно отнести стихотворения: «Достоинства табака», «Пьяный солдат», «Лоцман из Гаттераса», «Кувшин рома» и др.

Однако поверхностный характер таких сочинений вовсе не означает, что поэтический талант Френо был ограничен революционной тематикой. У него есть немало глубоких и незаурядных произведений, не связанных напрямую с событиями войны за независимость. Хрестоматийным стало его стихотворение «Дикая жимолость» (1786). Сейчас его относят к лучшим образцам американской лирики, но при жизни Френо его переиздавали очень редко. Некоторые историки литературы считают, что, если бы Френо создал несколько таких стихотворений, он несомненно занял бы место в первом ряду поэтов США.

Стихотворение небольшое: четыре строфы но шесть строк, в которых используется четырехстопный ямб. Хотя на русский язык название цветка, вынесенное в заголовок, переводится как «дикая жимолость», у Френо речь идет о разновидности американской азалии, имеющей научное название «Рододендрон клейкий» (Rhododendron viscosum).

В первых двух строфах автор воспевает радости сельского уединения. Именно в таких условиях и растет этот цветок, обладающий скромной красотой. Здесь в глуши он может не опасаться, что кто-то сорвет или затопчет его:

Цветок, природы дивный дар!

В тиши таишься, под листвой;

Никем не собран твой нектар,

Никем не тронут стебель твой;

Ты спрятан здесь от жадных рук,

Не втопчет в грязь тебя каблук.

(Пер. С. Я. Шоргина)

В третьей строфе поэт подхватывает мотив быстротечности времени, который возникает в предыдущей строфе (Но лета завершится срок,/

А с ним — и дни твои, цветок.) и проводит аналогию между жизнью — гибелью цветка и жизнью — смертью человека:

Прекрасен, но не вечен ты;

Настанут бедственные дни:

Ты, как Эдемские цветы,

Красив — и сгинешь, как они.

Увы! Нагрянут холода —

И ты исчезнешь без следа.

(Пер. С. Я. Шоргина)

Упоминание об Эдемских цветах должно подчеркнуть неизбежность конца для всего живого. В последней строфе следует своеобразный философский вывод, но его логику отличает парадоксальность. Цветок возникает из ничего — жизнь ему подарила природа, она и принесет ему смерть — другую пустоту. Умирая, цветок не теряет ничего:

Тебе и жизнь, и красоту Вручили росы и рассвет;

Ты был — ничто, и в пустоту Уйдешь. И в том утраты нет.

Как будто миг, невелика Жизнь скоротечная цветка.

(Пер. С. Я. Шоргина)

Автор подводит читателя к заключению о неотвратимости смерти и исчезновения. Конечно уход из жизни чего-то прекрасного — будь то дикий цветок или красивая женщина — явление печальное, но оно не должно внушать ужаса. В «Дикой жимолости» Френо обращается к одной из традиционных тем мировой поэзии: о тленности всего живого. Но поэту удается достигнуть необычайной ясности взгляда. Его стихотворение проникнуто легкой меланхолией, но в нем нет ни страха, ни скорби.

К лучшим стихотворениям Френо можно отнести и «Индейское кладбище» (1787). Он написал несколько стихотворений, посвященных индейцам: «Индейская Песня Смерти», «Умирающий индеец», «Студент- индеец» и др. Френо одним из первых среди американских литераторов отразил в своих произведениях обычаи и традиции североамериканских индейцев. В «Индейском кладбище» он обращается к погребальным ритуалам коренных жителей Нового Света. Вероятно, создавая это произведение, Френо ориентировался на Томаса Грея и его «Элегию, написанную на сельском кладбище». Правда, он уже противопоставляет не нравственно чистых поселян развращенным представителям высшего света, а индейцев — белым европейцам. Но возвеличивание «благородных дикарей» вполне соответствует духу эпохи Просвещения.

Поэт указывает, что индейцы хоронят своих мертвых в сидячем положении. Это обстоятельство не только свидетельствует об их культурных отличиях от европейцев, но и подтверждает, что они иначе смотрят на соотношение жизни и смерти. Европейцы, укладывая своих покойников в могилы в горизонтальном положении, обрекают тем самым и их души на вечный сон. Сидящий же индеец символизирует неисчерпаемую жизненную энергию, которую он наследовал с рождения и предел которой не может поставить даже смерть. Посуду, которую кладут в могилу рядом с женщиной и оружие — рядом с мужчиной, подтверждение того, что и за чертой мира физического они продолжат привычный для них образ жизни. И потому не должны вызывать удивления или сомнения возникающие над кладбищем тени охотников, которые преследуют оленя, или величественная фигура умершего когда-то вождя:

Рогами рассекая ветки,

Бежит стремительный олень.

Охотник бьет стрелою метко,

Но, как олень, и сам он тень.

Легендой бродит но рассказам Умерший вождь, держа копье,

И верит суеверно разум В их призрачное бытие.

(Пер. В. Б. Микушевича)

В этой картине ночного кладбища, освещенного луной, над которым проносятся тени мертвых охотников, уже ощущается приближение эпохи романтизма.

Черты романтической эстетики можно отыскать и в поэме «Дом Ночи» (1779, 1788). В этом произведении, как ни в каком другом, Френо полагается на свое воображение. Мрачная готическая атмосфера, господствующая в поэме, предвосхищает сочинения С. Т. Колриджа и Э. По. Например, описание того, как герой покидает Дом Ночи: под ногами у него кромешная тьма, откуда слышатся пронзительные крики. Он оборачивается и видит величественное здание, в окнах которого мерцают отблески адского пламени. «Адски красный блуждающий свет» ведет его к могилам, а над его головой раздается звон колокола. Мимо проносится отряд призраков, яростно погоняющих своих коней Смерти. Их свирепые взгляды пронзают душу героя ужасом. Все это можно принять за отрывок из какого-нибудь стихотворения Эдгара По.

На поворот к романтизму в «Доме ночи» указывает и нарушение классицистической традиции: поэт воспевает Фантазию и ставит ее выше Разума, на который опиралась эстетика классицизма:

Фантазия! Чаруешь ты мой сон Своей волшебной, дикою игрой,

То в небеса уносишь ты меня,

То раскрываешь ад передо мной...

Однажды в полночь Разум опочил...

Блуждал я в темноте совсем один.

Искали реки, глухо бормоча,

Неведомое море средь равнин...

Фантазия восхитила мой дух,

Даруя мне орлиный острый взор.

Воистину я был и слеп, и глух В оковах тяжких яви до сих пор.

(Пер. В. Б. Микушевича)

Однако разрыв с классицизмом не был окончательным и бесповоротным, он продолжает оказывать влияние на поэта на всем протяжении его творчества. Да и элементы романтизма появляются в его произведениях не столь часто, чтобы считать Френо первым романтиком в американской литературе. Главная его заслуга перед литературой США заключается в том, что он сумел в своих поэтических произведениях передать революционный дух своей эпохи и придал американской поэзии более демократическое звучание.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы