Прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод участников уголовного судопроизводства

Вопрос о гарантиях прав и свобод личности в уголовном процессе не был бы полным без учета роли прокурора в обеспечении законности уголовно-процессуальной деятельности.

В соответствии с нормами УПК прокурор отнесен к участникам уголовного процессе со стороны обвинения, а его уголовно-процессуальная функция определена как функция уголовного преследования (ст. 21). Однако согласно ч. 1 ст. 37 УПК прокурор уполномочен осуществлять от имени государства не только уголовное преследование совершивших преступление лиц, но также и надзор за законностью процессуальной деятельности органов предварительного следствия и дознания. Эта формулировка отражает специфику конституционного статуса прокурора, функции которого не исчерпываются участием в уголовном судопроизводстве.

Уникальность российской прокуратуры обусловлена тем, что с момента своего возникновения (1722 г.) она всегда обладала широким кругом так называемых общенадзорных полномочий. Поэтому органы прокуратуры и сегодня призваны осуществлять надзор за соблюдением Конституции и исполнением законов, действующих на территории РФ (п. 1 ст. 2 Закона о прокуратуре).

Оставляя в стороне давнюю дискуссию о функциях прокурора, в том числе в уголовном процессе, заметим, что противопоставление деятельности прокурора по изобличению подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления (уголовное преследование) и надзора за законностью предварительного расследование было бы глубочайшим заблуждением.

Уголовное преследование, т.е. изобличение нарушивших уголовно-правовой запрет лиц, уже является способом обеспечения и восстановления законности. Осуществляемое от имени государства, прежде всего, органами предварительного расследования уголовное преследование и само должно отвечать требованию законности - важнейшему принципу уголовного судопроизводства (ст. 7 УПК). Несоблюдение органами предварительного следствия и дознания требований УПК может сделать невозможным привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, поэтому осуществляемый прокурором надзор за соблюдением закона в процессе предварительного расследования обеспечивает эффективность уголовного преследования.

Законность предварительного расследования, прежде всего, означает соблюдение закрепленных в законе и гарантированных им прав и свобод участников уголовного судопроизводства. Нарушение прав и свобод личности всегда является нарушением принципа законности, а нарушение требования закона практически всегда ущемляет, ограничивает права и законные интересы человека. Отсюда следует, что соблюдение законности при проведении предварительного расследования - это не формальное соблюдение множества обременительных правовых предписаний, а гарантия прав и свобод лиц, участвующих в уголовном процессе или привлекаемых для выполнения в нем определенных обязанностей. Поэтому предмет прокурорского надзора в уголовном процессе - это, прежде всего, права и свободы личности. Прокурорский надзор за законностью уголовно-процессуальной деятельности - важнейшая гарантия соблюдения прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

Соблюдение прав и свобод участников уголовного судопроизводства, хотя и выделяется иногда в отдельное направление прокурорского надзора, обеспечивается всеми полномочиями, которые предоставлены прокурору УПК.

В соответствии со ст. 37 УПК в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:

  • - проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;
  • - выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства;
  • - требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия;
  • - давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий;
  • - давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
  • - истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с уголовно-процессуальным законом;
  • - отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК;
  • - рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;
  • - участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК;
  • - разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы;
  • - отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК;
  • - изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи;
  • - передавать уголовное дело или материалы проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому (за исключением передачи уголовного дела в системе одного органа предварительного расследования) в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК, изымать любое уголовное дело или любые материалы проверки сообщения о преступлении у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета РФ1 с обязательным указанием оснований такой передачи;
  • - утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу;
  • - утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт или возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков;
  • - знакомиться с материалами находящегося в производстве следователя, дознавателя уголовного дела;
  • - осуществлять иные полномочия, предоставленные прокурору УПК и Законом о прокуратуре, в том числе: заключать с обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве и вносить в суд по окончании расследования представление о выполнении обвиняемым условий этого соглашения; рассматривать и проверять заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод человека и гражданина органами дознания и предварительного следствия; разъяснять пострадавшим порядок защиты их прав и свобод; принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба; требовать от руководителей и других должностных лиц органов следствия и дознания представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям; проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона; вызывать должностных лиц для объяснений по поводу нарушений законов.

Несмотря на то что УПК прямо не называет некоторых из этих полномочий в качестве составной части процессуального статуса прокурора, осуществляющего надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания, их наличие не вызывает сомнений. Органы следствия и дознания являются поднадзорными прокурору органами исполнительной власти, соблюдение которыми законов (ст. 21 Закона о прокуратуре), а также прав и свобод человека и гражданина входит в предмет прокурорского надзора (ст. 26 Закона о прокуратуре).

Большими полномочиями по обеспечению законности, прав и свобод личности прокурор обладает при производстве расследования в форме дознания, так как он осуществляет процессуальное руководство дознанием. Усмотрев нарушение закона при производстве дознания, выявив незаконность или необоснованность постановления дознавателя, прокурор вправе это постановление отменить, дать дознавателю обязательные для исполнения указания, отказать в удовлетворении ходатайства об обращении в суд за разрешением на применение мер и совершение действий, требующих судебного решения, отстранить дознавателя от расследования и т.д. Эти же полномочия по руководству предварительным следствием в соответствии с изменениями, внесенными в УПК Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ, выполняет руководитель следственного органа, за прокурором осталось право требовать от следователя устранения выявленных им нарушений закона, право отказать в утверждении составленного следователем обвинительного заключения и возвратить ему уголовное дело для дополнительного расследования со своими указаниями. Федеральным законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ прокурору частично возвращены полномочия, которых он был лишен в результате изменений, внесенных в УПК Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ, - право отменять постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении и прекращении уголовного дела.

Не имея возможности осветить в рамках настоящей работы все направления, формы и методы прокурорского надзора, обратим внимание на те из них, которые имеют наибольшее значение с точки зрения защиты прав и свобод личности в уголовном процессе.

Основная форма реагирования прокурора на нарушения прав и свобод личности - требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК). Уголовно-процессуальный кодекс не содержит конкретного указания на обязательность исполнения требования прокурора об устранении нарушений закона органами следствия или дознания, но это не свидетельствует о возможности его неисполнения. Требование есть инструмент власти, поэтому право требования принадлежит лишь лицу, имеющему право подчинять других своей воле. Поэтому употребляемое в законе словосочетание "требование об устранении нарушений законов" означает категорический приказ.

Согласно Толковому словарю русского языка С. И. Ожегова, Н. Ю. Шведовой (М., 2006) требование - это: выраженная в решительной, категорической форме просьба, распоряжение; правило, условие, обязательное для выполнения; внутренние потребности, запросы; официальный документ с просьбой о выдаче чего-нибудь, направлении кого-чего-нибудь куда-нибудь.

В целях реализации полномочий по надзору за законностью решений органов предварительного расследования закон возлагает на следователя и дознавателя обязанность незамедлительно информировать прокурора о задержании подозреваемого (ч. 3 ст. 92 УПК), а также направлять прокурору копии наиболее важных процессуальных решений - о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела, уголовного преследования, приостановлении предварительного следствия, привлечении в качестве обвиняемого (ч. 4 ст. 146, ч. 4 ст. 148, ч. 9 ст. 172, ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 211, ч. 1 ст. 213 УПК). Приказы Генеральной прокуратуры РФ от 02.06.2011 № 162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия" и № 137 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания" обязывают прокуроров тщательно проверять законность и обоснованность этих решений, а при необходимости требовать представления соответствующих материалов уголовного дела для проверки.

Информацию о нарушениях прав и свобод участников уголовного процесса прокурор получает также из жалоб на действия и решения следователя, руководителя следственного органа, дознавателя, руководителя подразделения дознания, начальника органа дознания, которые он в соответствии со ст. 124 УПК уполномочен рассматривать. В целях проверки жалобы прокурор вправе требовать для изучения материалы уголовного дела на основании мотивированного письменного запроса (ч. 2.1 ст. 37 УПК). Признав жалобу обоснованной, а действия (бездействие) или решения следователя (дознавателя) - незаконными, прокурор выносит постановление, в котором требует от органа предварительного расследования устранить нарушение закона. Полагаем, что прокурор в этом случае указать не только дознавателю, но и следователю, какие действия необходимо совершить для устранения этих нарушений.

Особенно заметна роль прокурора в обеспечении прав и свобод участников уголовного процесса на этапах начала и окончания предварительного расследования.

Уклонения от регистрации сообщений о преступлениях, незаконные отказы в возбуждении уголовного дела, не изжитые из практики правоохранительных органов, причиняют значительный вред правам и законным интересам, в первую очередь, потерпевших. Отказ в принятии заявления о преступлении, сокрытие преступлений от учета, отказ в возбуждении дела по надуманным основаниям, несвоевременное возбуждение уголовного дела, преграждают потерпевшему доступ к правосудию, нарушают его право на судебную защиту, а необоснованное возбуждение уголовного дела ставит под угрозу нарушения права и законные интересы других лиц, так как позволяет совершать в отношении них правоограничительные действия. Поэтому прокурор обязан проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешений сообщений о преступлениях1 (п. 1 ч. 1 ст. 37 УПК), причем делать это он должен регулярно, не реже одного раза в месяц. Такое требование закреплено в приказах Генеральной прокуратуры РФ от 02.06.2011 № 62 и 06.09.2007 № 137. При обнаружении признаков преступления прокурор в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса о наличии оснований для принятия решения о возбуждении уголовного дела и уголовном преследовании лица, совершившего преступление. В соответствии с изменениями, внесенными в УПК Федеральным законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ, указанное постановление прокурора является самостоятельным поводом к возбуждению уголовного дела, а необоснованное постановление органа расследования об отказе в возбуждении уголовного дела подлежит отмене.

Осуществляя надзор за законностью процессуальных решений на данном этапе, прокурор должен обеспечить надлежащий учет и проверку поступающих к нему копий постановлений о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела, в необходимых случаях он вправе требовать от органов следствия и дознания представления материалов, содержащих основания к возбуждению уголовного дела или свидетельствующих об их отсутствии. В случае незаконного возбуждения уголовного дела следователем или дознавателем прокурор в соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК выносит мотивированное постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Копия этого постановления незамедлительно направляется должностному лицу, возбудившему уголовное дело, чтобы предотвратить совершение им процессуальных действий, в том числе ограничивающих права и свободы личности.

Механизм устранения нарушений при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлениях, несмотря на восстановление права прокурора отменить постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, все еще недостаточно эффективен. Поэтому учеными предлагается восстановить право прокурора возбудить при обнаружении признаков преступления уголовное дело и передать его органу следствия или дознания для производства расследования. Это предложение представляется обоснованным: право возбудить уголовное дело не противоречит роли прокурора ни как субъекта уголовного преследования, ни как органа надзора за законностью, оно является адекватным способом реагирования прокурора на выявленное им нарушение уголовного и уголовно-процессуального закона.

Прокурор обязан проверять законность и обоснованность задержания подозреваемых, поскольку задержание является, хотя и кратковременным, ограничением свободы лица; незамедлительно пресекать нарушение прав задержанных, освобождать каждого, содержащегося под стражей свыше установленного законом, в данном случае 48-часового срока (ч. 2 ст. 10 УПК). Без согласия прокурора сохранение в тайне от близких родственников, а при их отсутствии других родственников, факта задержания подозреваемого не допускается.

Следует отметить, что эффективность надзора за законностью и обоснованностью задержания подозреваемых пока оставляет желать лучшего. Достаточно часто прокуроры не обращают внимание на требование ч. 2 ст. 92 УПК отражать в протоколе задержания не только основания, но и мотивы задержания, не только время составления протокола, но и время задержания, т.е. фактического ограничения свободы подозреваемого лица. Последнее часто ведет к нарушению срока содержания задержанного под стражей, что обнаруживается при рассмотрении судом ходатайства о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Оперативные работники УВД г. Тольятти 16 сентября 2005 г. в 15 час. 20 мин. задержали Н. Протокол его задержания был составлен 17 сентября 2005 г. в 18 час, т.е. с нарушением срока, предусмотренного ст. 92 УПК (три часа). Ходатайство о применении к Н. меры пресечения - заключения под стражу поступило в суд 19 сентября 2005 г. в 15 час, т.е. спустя почти 72 час с момента о фактического задержания подозреваемого. Несмотря на такое явное нарушение закона, прокурор ходатайство следователя поддержал, однако суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства в виду указанного выше нарушения, а вышестоящий суд впоследствии отклонил и кассационное представление прокурора.

В обязанности прокурора входит также надзор за соблюдением конституционных прав и свобод подозреваемых, обвиняемых при применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, залога, домашнего ареста, а также при совершении тех следственных действий, для которых необходимо разрешение суда (ч. 2 ст. 29 УПК). Участвуя в судебных заседаниях при рассмотрении этих ходатайств, прокурор высказывает свое мнение о их законности и обоснованности, что особенно важно по делам о преступлениях, расследование которых осуществляется в форме предварительного следствия, так как ходатайство следователя поступает в суд без предварительного одобрения прокурора.

В изменившихся условиях Генеральный прокурор РФ (приказ от 02.06.2011 № 162) потребовал от прокуроров обязательного участия в судебном заседании при рассмотрении судом ходатайств об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу, тщательной и активной подготовки к судебному заседанию, предварительного изучения постановления следователя на предмет определения соответствия его требованиям законности, обоснованности и мотивированности и даже составления письменного заключения об обоснованности заявленного ходатайства. Несогласие прокурора с ходатайством следователя не только возможно, но и вытекает из осуществляемой им надзорной функции.

Основной надзор за законностью производства следственных и иных процессуальных действий в связи с изменением статуса прокурора Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ фактически перенесен на этап окончания предварительного расследования. Только по окончании расследования прокурор получает доступ ко всем материалам уголовного дела, что позволяет ему оценить законность и обоснованность всех процессуальных действий и решений, проверить соблюдение прав участников уголовного процесса независимо от наличия жалоб заинтересованных лиц.

Поэтому прокурор обязан строго контролировать поступление в прокуратуру копий постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), регулярно (ежемесячно) проверять законность и обоснованность прекращения уголовных дел уголовного преследования. Незаконные необоснованные постановления дознавателя и следователя прокурор отменяет. При наличии грубых нарушений УПК прокурор должен принимать соответствующие меры прокурорского реагирования. При поступлении заявлений о применении незаконных методов расследования, сопряженных с применением насилия, а равно иных обращений, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки преступления, незамедлительно направлять их в соответствующие следственные подразделения для проведения проверки в порядке ст. 144 и 145 УПК. Установив в ходе осуществления надзора достаточные данные, указывающие на признаки преступления в действиях должностных лиц, выносить мотивированное постановление о направлении материалов в органы Следственного комитета Российской Федерации для решения вопроса об уголовном преследовании, (п.1.17 приказа Генерального прокурора РФ от 02.06.2011 № 162).

Задаче обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса служит также обязанность дознавателя получить согласие прокурора (следователь принимает такое решение с согласия руководителя следственного органа. - Примеч. авт.) на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по так называемым не реабилитирующим основаниям (ст. 25, 28 и 28.1 УПК), т.е. в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим, деятельным раскаянием обвиняемого, возмещением им в полном объеме ущерба, причиненного уклонением от уплаты налогов или иными преступлениями в сфере экономической деятельности, а также на обращение в суд с ходатайством о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в связи с возможностью его исправления без применения уголовного наказания (ст. 427 УПК). Согласно приказу Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 № 137, рассматривая вопрос о даче такого согласия, прокурор обязан тщательно изучить все обстоятельства совершения уголовно наказуемого деяния, проверить наличие оснований и условий, позволяющих принять решение об освобождении от уголовной ответственности. При этом необходимо выяснить, не является ли заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела результатом незаконного воздействия на него со стороны участников уголовного судопроизводства или иных лиц.

Надзор прокурора за соблюдением прав участников процесса особенно актуален при окончании предварительного расследования направлением уголовного дела в суд.

На этом этапе следователь (дознаватель) совершает комплекс процессуальных действий по обеспечению прав обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика на ознакомление со всеми материалами уголовного дела и заявление ходатайств о дополнении расследования. Изучая материалы уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, прокурор должен тщательно проверить, обеспечены ли права участников уголовного процесса, правильно ли разрешены заявленные ими ходатайства.

Напомним, что при окончании расследования в форме дознания материалы уголовного дела предъявляются обвиняемому, потерпевшему после составления обвинительного акта, однако объем их прав не может быть меньшим, чем по делам, расследованным в форме предварительного следствия. Прежде, чем материалы уголовного дела с обвинительным актом будут переданы прокурору, дознаватель обеспечивает права участников уголовного процесса так же, как это делает следователь: составляет протоколы их ознакомления с материалами уголовного дела, разрешает ходатайства, разъясняет право на предварительное слушание и вынесение приговора в особом порядке. Это обеспечивает прокурору возможность проверить соблюдение прав участников уголовного процесса.

Следует обратить внимание на достаточность времени, предоставленного для ознакомления с материалами дела, с учетом его объема и сложности, а также для подготовки обоснованного ходатайства, на обеспечение права обвиняемого на квалифицированную юридическую помощь и защиту, на помощь переводчика, если лицо не владеет в достаточной степени языком, на котором ведется предварительное расследование, и пр. Кроме того, прокурору необходимо тщательно рассмотреть жалобы обвиняемого или потерпевшего об отказе в предоставлении возможности делать выписки или снимать копии со всех документов, включая те, что составляют государственную тайну (последние в соответствии с ч. 2 ст. 217 УПК хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому во время судебного разбирательства).

Поскольку одна из задач рассматриваемого этапа - обеспечение обвиняемому права выбирать форму предстоящего судебного разбирательства, ходатайствовать о проведении предварительного слушания, в том числе для решения вопроса об исключении недопустимых доказательств, на следователя возлагается обязанность разъяснить обвиняемому в совершении преступлений, перечисленных в ч. 3 ст. 31 УПК (за исключением предусмотренных п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК), право быть судимым судом с участием присяжных заседателей, а обвиняемому в совершении тяжких и особо тяжких преступлений - коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Обвиняемому в преступлении, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, разъясняется право на применение особого порядка постановления приговора без проведения судебного разбирательства в соответствии со ст. 314 УПК.

В этом случае подсудимый праве рассчитывать на то, что назначенное ему наказание не будет превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 7 ст. 316 УПК).

Поскольку эти судебные процедуры особенные, т.е. применяются только по ходатайству обвиняемого, ему должна быть предоставлена полная информация об особенностях их проведения и последствиях их применения для обвиняемого. Прокурор должен обратить пристальное внимание на выполнение следователем этой обязанности, чтобы избежать возникновения негативных ситуаций в дальнейшем.

Если обвиняемым заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке в соответствии с нормами, содержащимися в гл. 40 УПК, необходимо выяснить, действительно ли он согласен с предъявленным ему обвинением, было ли обеспечено его право на квалифицированную юридическую помощь, и какова позиция потерпевшего по этому вопросу. Уголовно-процессуальный кодекс не обязывает следователей и дознавателей выяснять при окончании расследования мнение потерпевшего о заявленном обвиняемом ходатайстве, однако эта рекомендация не противоречит закону. Особый порядок принятия решения предусмотрен в случае отсутствия возражения со стороны потерпевшего (ч. 4 ст. 314, ч. 5 ст. 315 УПК), мнение которого выясняется лишь при его участии в судебном заседании (ч. 4 ст. 315 УПК), хотя обязательность такого участия в ст. 315 УПК не указана. Исходя из этого судьи при неявке потерпевшего учитывают мнение, высказанное им до направления уголовного дела в суд, если оно отражено в материалах уголовного дела и не вызывает сомнений. Полагаем, не противоречат закону действия прокурора, направленные на выяснение позиции потерпевшего и после получения для изучения уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом), особенно если потерпевший изложит свое мнение собственноручно, например в адресованном суду ходатайстве.

При окончании расследования в отношении обвиняемого, с которым ранее было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, прокурор обязан также убедиться в соблюдении обвиняемым условий и выполнении предусмотренных соглашением обязательств, проверить полноту и правдивость сообщенных обвиняемым сведений, оценить значение сотрудничества с обвиняемым для раскрытия и расследования преступления, изобличения других соучастников, розыска имущества, добытого преступным путем и т.д. (ст. 317.5 УПК). В этом случае одновременно с утверждением обвинительного заключения прокурор выносит мотивированное представление о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, предусмотренном ст. 316 и ч. 1 ст. 317.7УПК).

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве дает основание для применения к подсудимому ч. 2 и 4 ст. 62 УК - назначенное ему наказание не должно превышать половины максимального срока или размера наиболее тяжкого наказания, предусмотренного за совершенное преступление, а по усмотрению судьи с учетом положений ст. 64, 73 и 80.1 УК подсудимому может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за это преступление, применено условное осуждение или он может быть освобожден от отбывания наказания (ч. 5 ст. 317.7УПК).

Принимая решение об утверждении обвинительного заключения, обвинительного акта, прокурор должен убедиться в отсутствии таких нарушений закона, которые исключают возможность постановления судом законного приговора или вынесения иного законного решения (ст. 237 УПК). В частности, прокурор обязан проверить: имело ли место деяние, вменяемое обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления; нет ли в деле обстоятельств, влекущих прекращение дела; произведено ли дознание или предварительное следствие всесторонне, полно и объективно; обосновано ли предъявленное обвинение имеющимися в деле доказательствами; предъявлено ли обвинение по всем установленным дознанием или предварительным следствием преступным деяниям обвиняемого; привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; правильно ли квалифицировано преступление; правильно ли избрана мера пресечения; приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению; составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями УПК.

При наличии нарушений, исключающих возможность постановления судом законного и обоснованного приговора, прокурор обязан принять меры по восстановлению законности, т.е. возвратить уголовное дело со своими указаниями следователю или дознавателю для дополнительного расследования. Утвердить обвинительное заключение по делу, в ходе расследования которого допущены такие нарушения, прокурор не вправе.

Решение прокурора об утверждении обвинительного заключения, обвинительного акта означает, что расследование произведено полно и всесторонне, следователь выявил всех лиц, совершивших расследуемое преступление, и собрал достаточную для их изобличения совокупность доказательств; уголовное дело расследовано с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и прав и свобод участников уголовного процесса, а значит, уголовное дело может быть передано на рассмотрение суда. Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ полномочия прокурора на этом этапе досудебного производства, осуществляемого в форме следствия, были существенны ограничены. Действовавшая ранее редакция ст. 221 УПК наделяла прокурора гораздо более обширным перечнем полномочий: он мог составить новое обвинительное заключение, прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично; изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении; дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты. Пользуясь этими полномочиями, прокурор мог без лишней волокиты, связанной с возвращением уголовного дела следователю, устранить недостатки обвинения, не требующие для этого дополнительного расследования.

Механизм устранения ошибок в определении объема обвинения и его юридической квалификации, предложенный новой редакцией статьи, соответствует только тем ситуациям, когда обстоятельства дела исследованы неполно и, по мнению прокурора, свидетельствуют о совершении обвиняемым более тяжкого преступления или о наличии оснований для его обвинения и в других преступлениях. Расширение объема и усиление квалификации обвинения, естественно, требуют их предъявления обвиняемому, а иногда совершения дополнительных следственных действий, т.е. продолжения расследования, чего и добивается прокурор, возвращая уголовное дело следователю со своими письменными указаниями. В эту схему укладывается и право следователя возражать против этих указаний, обратившись через руководителя следственного органа к вышестоящему прокурору. Но при необходимости уменьшить объем обвинения, исключить из него отдельные эпизоды преступления, квалифицировать преступление как менее тяжкое, такой механизм правового регулирования представляется неоправданным и неэффективным. Кроме того, он противоречит праву прокурора с соблюдением правила о недопустимости поворота к худшему вносить в обвинение изменения и даже отказаться от поддержания обвинения в той или иной части или полностью, т.е. фактически прекратить уголовное преследование, на любой из судебных стадий (ч. 5 ст. 236, ч. 7 и 8 ст. 246 УПК).

Согласно ч. 8 ст. 246 УПК государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату вправе изменить обвинение в сторону смягчения путем: 1) исключения из юридической квалификации деяния при знаков преступления, отягчающих наказание; 2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой УК, нарушение которой ему вменялось в обвинительном заключении или обвинительном акте; 3) переквалификации деяния в соответствии с нормой УК, предусматривающей более мягкое наказание.

Орган расследования, который не вправе препятствовать прокурору в распоряжении обвинением после утверждения обвинительного заключения, почему-то может создавать такие препятствия в момент его утверждения. Такое нелогичное и бессмысленное правовое регулирование представляется скорее досадной ошибкой законодателя, чем выражением его действительной воли. Прокурор не может утвердить обвинительное заключение, если он не согласен с тем, как орган следствия определил объем обвинения или квалифицировал действия обвиняемых, как не может он быть принужден к поддержанию такого обвинения в суде. Прокурор не вправе зависеть от позиции органа расследования, за деятельностью которого он надзирает. Все это очевидно, поэтому полагаем, что законодателю следует незамедлительно принять меры к исправлению ситуации, для чего, прежде всего, необходимо восстановить права прокурора по прекращению уголовного дела или уголовного преследования, изменению объема обвинения, квалификации действий обвиняемых, предоставлению обвинительного заключения, внесению изменений в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

Исключение из ст. 221 УПК - указания на возможность внесения изменений в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, представляется вовсе лишенным смысла. Прокурор, доказывающий обвинение в суде, свободен в выборе средств и способов этой деятельности, самостоятелен в представлении и исследовании доказательств. Ни одно доказательство не может быть ему навязано, если он считает его недопустимым, недостоверным или не имеющим значения для дела. На наш взгляд, прокурор имеет право не только контролировать список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, но и весь перечень доказательств, которые именно он, а не следователь, представляет суду. Первым делом, это касается права прокурора исключить из предстоящего судебного разбирательства доказательства, полученные с нарушением требований закона. Такие доказательства не могут быть положены в обоснование обвинения, и прокурор обязан отказаться от их использования, тем более, что ст. 88 УПК дает ему право признать доказательство, полученное с нарушением закона, недопустимым, а недопустимое доказательство не подлежит включению в обвинительное заключение (обвинительный акт).

Несмотря на то что Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ прокурор этого права (полагаем, по ошибке) был лишен, Генеральный прокурор РФ указывает, что прокуроры должны выносить согласно ч. 3 ст. 88 УПК мотивированное постановление о признании недопустимыми доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, и об исключении их из обвинительного заключения. Постановления приобщать к материалам уголовного дела (п. 1.15 приказа Генпрокурора РФ от 02.06.2011 № 162).

Полномочия прокурора по делу, поступившему от органа дознания с обвинительным актом, представляются более адекватными роли прокурора на этапе принятия решения о направлении уголовного дела в суд. В соответствии со ст. 226 УПК прокурор вправе направить уголовное дело для производства предварительного следствия, исключить своим постановлением из обвинительного акта отдельные пункты обвинения либо изменить его юридическую квалификацию, применив статью уголовного закона о менее тяжком преступлении, а также прекратить поступившее с обвинительным актом уголовное дело по основаниям, предусмотренным ст. 24-28.1 УПК.

Утвердив обвинительное заключение (обвинительный акт), прокурор должен выполнить и другие действия по обеспечению прав обвиняемого: уведомить обвиняемого и его защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей о направлении уголовного дела в суд; вручить обвиняемому копию обвинительного заключения (обвинительного акта) или направить ее администрации места содержания обвиняемого под стражей для вручения обвиняемому под расписку, вручить такие же копии защитнику и потерпевшему, если они ходатайствуют об этом. Если обвиняемый уклоняется от получения копии обвинительного заключения (обвинительного акта), прокурор вправе направить уголовное дело в суд с указанием причин, по которым она не была ему вручена (ст. 222 УПК). Невыполнение этой обязанности влечет возвращение судом уголовного дела прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК). Отказ в получении обвинительного заключения (обвинительного акта) должен быть сделан в письменном виде, а факт неявки обвиняемого по вызову - подтвержден документально.

Роль прокурора в обеспечении прав и свобод участников уголовного судопроизводства не исчерпывается надзором за законностью предварительного расследования. На реализацию положений ст. 6 УПК направлена деятельность прокурора во всех судебных инстанциях. Поддерживая государственное обвинение, прокурор добивается не только признания обвиняемого виновным, но и признания прав потерпевшего, в том числе на восстановление справедливости, возмещение причиненного ему вреда. Этой же цели, а порой и защите прав осужденного, служит обжалование прокурором незаконного, необоснованного и несправедливого приговора и других судебных актов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >