Аваль (вексельное поручительство).

Наше право знает еще одну любопытную фигуру, которая также имеет шанс стать должником по векселю. Нам попадался бланк переводного векселя, где мы видели пустые места для акцепта и для еще так называемого аваляЕ Что это такое? Аваль у нас по-другому называется вексельным поручительством. На векселе еще может расписаться так называемый авалист — лицо, давшее аваль или вексельное поручительство. Слово «поручительство» здесь употребляется не в строго юридическом смысле, то есть обозначает не правоотношение из договора поручительства, но нечто похожее. Подобно тому, как содержание и предел обязанности поручителя определяется существом и пределом обеспеченного (основного) [1]

обязательства, точно также и правовое положение авалиста определяется правовым положением того, за кого он дал аваль. Если аваль был дан за кого-то из прямых должников, то и сам авалист также становится прямым должником по векселю. Если авалист дал аваль за кого-то из регрессных должников, то и сам авалист также становится регрессным должником — отвечает так же как и тот, за кого он дал аваль. Авалистов может быть в одном векселе сколько угодно — хоть по десятку авалистов за одного и того же должника (лишь бы места на векселе для всех этих авалей хватило) — а сами авалисты, соответственно, могут оказаться в числе как прямых, так и регрессных должников.

Отказ в акцепте или платеже. Протест в неакцепте и неплатеже. Хочу сразу обратить ваше внимание вот на какой интересный момент. Может ведь быть такая ситуация. Хорошо, если у нас лицо, выписавшее переводной вексель (векселедатель), прежде чем отчуждать его сначала отправится к плательщику и получит акцепт векселя. Потом, естественно, вексель гораздо легче попадает в оборот. Но бывают и иные ситуации, когда в оборот попадает еще неакцептованный вексель. Почему бы и нет? Выписывается вексель, но вместо того, чтобы сначала получить на нем акцепт, его сразу отправляют в обращение. Векселедержатель (да и любое вообще лицо, у которого вексель просто находится) вправе предъявить вексель к акцепту. Если акцепт совершается, то не вопрос, вексель продолжает обращение до наступления срока платежа. Но если случается так, что вексель не акцептуется, не принимается (в акцепте отказывается), то считается, что вексель... ну, скажем так, не оправдал своего назначения (возложенных на него ожиданий); что, видимо, возникли какие-то проблемы в отношениях между векселедателем и плательщиком (отношениях покрытия). Вспомним наш пример, который мы раньше обсуждали (с некачественным товаром): представим себе, что у нас был выдан вексель не простой, а переводной. Продавец выписал переводной вексель на покупателя в пользу обслуживающего банка; отгрузил покупателю товары, за акцептом не пошел, будучи уверенным в том, что все прекрасно, что покупатель честный, добросовестный и так далее; и банк точно также не заинтересовался, а чего это вексель не акцептован, все было хорошо. Вексель где-то обращался, попал к третьему... пятому... десятому держателю... — вот он-то и обратился с требованием акцепта. А покупатель к тому времени выявил нарушение продавцом условия договора о качестве товаров, вследствие чего и отказал в акцепте. То есть отказ в акцепте — о чем он свидетельствует? О том, что что-то такое между векселедателем и плательщиком случилось — отношения покрытия, позволившие было выписать вексель, пока тот обращался, развалились[2].

Что именно случилось — этого, конечно, из векселя понять нельзя, в нем это не отражается, но сам факт неакцепта говорит, что что-то не так. Точно, как в песне Юлия Кима: «Просто что-то не так, не так. Что-то не удалось». А Пётр Павлович Цитович, да и не он один — многие русские цивилисты — говорили о том, что именно «не так» прямо, не стесняясь, — они говорили, что вексель был... обесчещен.

Вопрос: имеет ли смысл вот такой — обесчещенный — вексель оставлять в обороте? Следует ли от векселедержателя требовать, чтобы тот дожидался срока платежа, и предъявлять его к платежу плательщику, — тому самому, который только что отказал в акцепте и не принял на себя обязанности платить по векселю? Скорее всего (99%) что нет: если плательщик отказал даже в акцепте (принятии на себя обязательства уплатить), то уж в платеже-то он откажет наверняка. Собственно, с какой стати ему вообще такой платеж производить — ведь он не акцептовал векселя и, стало быть, платить вообще не обязан. Да, может быть, ситуация исправится и как раз к сроку платежа; в нашем примере продавец, будучи уведомленным о том, что товар некачественный, или заменит его товарами качественными, или что-то там еще такое сделает, что удовлетворит интерес покупателя (плательщика). Сам плательщик в конце концов скажет: как же не повезло-то ему — векселедержателю-то этому! Вот чего его вчера чёрт принес за этим акцептом? — не мог денечек обождать? Пришел бы он сегодня — когда мне качественные товары взамен некачественных привезли, а некачественные вывезли, — так я бы никаких претензий к векселедателю не имел бы и вексель бы конечно акцептовал. Такое тоже может быть, но это маловероятно; во всяком случае надеяться на такое развитие событий даже законодатель не рекомендует. А рекомендует он сделать следующе: специальным нотариальным актом (протестом) удостоверить такое печальное в «жизни» векселя событие, как его бесчестье (отказ в акцепте). Вспомните наш пример с векселем в пользу «Берли- нер-Банка» — вот он был опротестован.

Протестнотариальный акт, удостоверяющий определенные фактические обстоятельства, значимые для вексельного обращения. Один из таких фактов — отказ в акцепте переводного векселя. Что дает факт удостоверения протестом отказа в акцепте? Отказ в акцепте переводного векселя, удостоверенный протестом, дает возможность векселедержателю обратиться к регрессным должникам, поставившим свои подписи на векселе, с требованием об уплате денежной суммы согласно условиям векселя. Почему только к регрессным? Да потому, что никаких других должников в таком переводном векселе нет и не может быть. Ведь если в акцепте — принятии плательщиком на себя обязательства уплатить — было отказано, то откуда бы в таком векселе мог бы взяться прямой должник? Его в векселе так и не появилось. Ну а что будет дальше? В итоге предъявляется требование, допустим, по цепочке всех индоссантов, начиная с последнего, тот, расплатившись, — предъявил требование к предпоследнему, тот, расплатившись, идет к своему предшественнику и так далее. На ком такая цепочка требований оборвется? На векселедателе переводного векселя, в нашем примере — на продавце, то есть на том лице, «благодаря» действиям которого вексель потерял свое основание и из-за упущений которого (поставки некачественного товара) в акцепте было отказано. То есть в итоге отношения по векселю, не оправдавшему возложенных на него ожиданий и надежд, таким вот образом — через регрессных должников — свободно развязываются (прекращаются).

Ну а может ли сложиться другая ситуация? — когда акцепт уже совершен, и только потом выясняется, что товар был некачественный. Да, может. Но эту ситуацию мы уже рассматривали, только на примере простого веселя. Если акцепт уже совершен — деваться некуда: прямой должник в векселе появился и по наступлении срока платежа векселедержатель предъявит вексель ему к платежу. Конечно, если вдруг вексель будет предъявлен... векселедателем (продавцом), акцептант ему откажет в платеже, заявив, что? Личные возражения — помним, что их можно заявить. Но если вексель предъявит хотя бы его первый приобретатель, назначенный в самом векселе, платить придется. Ведь он не участвует в отношениях плательщика и векселедателя, ничего о них не знает; он — формально легитимированный и добросовестный держатель. Да, легитимирован он не непрерывным рядом индоссаментов, а текстом самой бумаги, но что же это за бумага? Вексель, причем, переводной — вексель, векселедатель которого имеет статус кого? — первого индоссанта простого веселя. Значит, положение первого приобретателя переводного векселя идентично правовому положению приобретателя по первому индоссаменту. Соответственно, ему отказать в платеже нельзя; тем более нельзя отказать в платеже и никому из последующих формально легитимированных держателей. Разве только он сможет доказать недобросовестность того из них, кто обратится к нему с требованием о платеже. Но если нет, то соответственно, акцептанту придется расплатиться с законным векселедержателем, а затем уже разбираться со своим контрагентом — векселедателем. То есть тоже отношения здесь вполне себе нормально «развязываются».

Если паче чаяния случается так, что прямой должник... здесь уже неважно по какому векселю, хоть переводному, хоть простому... принял на себя вексельное обязательство, а потом не стал платить? Плательщик акцептовал вексель, а потом платить не стал. Или векселедатель простой вексель выдал, а платить тоже не стал — что тогда делать? И это обстоятельство — отказ в платеже по векселю — также подлежит удостоверению протестом, и, опять-таки, для чего же? Для того чтобы векселедержатель имел возможность обратиться с требованиями не только к прямым должникам — те-то и без всякого протеста обязаны будут по векселю, пока не расплатятся, — но и к должникам регрессным. Почему для этого нужен протест? А потому что регрессные должники точно не знают, как на самом деле обстояла ситуация. Вот приходит векселедержатель к своему предшественнику индоссанту и заявляет: так мол и так, тот вексель, который ты мне индоссировал, оказался... фиговым. Почему? Потому что я предъявил его к платежу — акцептанту, если это вексель переводной, или векселедателю, если простой — а он мне отказал в платеже. Что ему на это отвечает индоссант? Примерно следующее: может быть, оно, конечно, именно так и было, но мне-то откуда это видно? Может быть, ты говоришь правду, а может быть, и нет. Вдруг ты вообще не предъявлял векселя — пропустил срок платежа, а потом и прибежал ко мне, чтобы хоть с кого-нибудь что-то получить? Тебе никто ни в чем не отказывал. А может быть, даже и все еще хуже: ты, предъявив вексель к платежу, сговорился с прямым должником. На какой предмет? Он с тобой по векселю расплатился и... оставил его тебе не руках ... для чего же? Чтобы ты потом мог бы предъявить требование по векселю к нам, к регрессным должникам. В итоге ты какую-то сумму получишь, вы с прямым должником ее пополам поделите и разбежитесь. Словом, регрессным должникам следовало бы предоставить возможность убедиться в том, что акцептант (по переводному векселю) или векселедатель (по векселю простому) в платеже вам действительно отказал. Как они могли бы в этом убедиться?

Разные законодательства предусматривают разные способы такого «убеждения» или доказывания; законодательства континентальной Европы в основном предусматривают специальное нотариальное действие — протест. А как узнает о том, действительно ли было отказано в платеже (или в акцепте) сам нотариус? А нотариус сам и предъявит соответствующее требование. Когда к нему поступит вексель для совершения протеста, он его примет под специальную квитанцию, после чего будет связываться по телефону, лично или еще как-то с акцептантом, плательщиком, векселедателем (сообразно случаю) и выяснять у этих лиц, а каково их отношение к этому векселю? Будут ли они совершать акцепт или платеж? Если связаться не удается, или же нотариусу отвечают, что нет, платеж (акцепт) векселя в их намерения не входит, или отвечают что-то невразумительное (типа, «эти вопросы я не решаю, и не знаю, кто решает», или «ой, а у нас сейчас отсутствует главный бухгалтер — она уехала отдыхать в Турцию и там пропала без вести», «вы ж понимаете, как сейчас все сложно, и вообще — санкции» и тому подобное) — вот все это и есть ни что иное, как отказ в платеже (в акцепте). Если вам заявляют нечто типа «Да, да, да, конечно я готов заплатить!» — это тоже не считается. Единственное, чем можно предотвратить нотариальный протест, — это реальный платеж или реальный акцепт. Всё. Ничего другого не допускается. Если вы делаете что-то другое — в том числе и соглашаетесь платить (акцептовать), но при этом не платите и не совершаете акцепта — этого недостаточно. Дело не в том, чтобы согласиться заплатить, а в том, чтобы заплатить. Чувствуете разницу? Заплатить или акцептовать. Если не совершается того или другого, то совершается нотариальный протест.

И вот теперь у нас в руках не просто вексель, а вексель с отметкой нотариуса о совершенном протесте в неплатеже или неакцепте —

опротестованный или преюдицированный вексель — по такому векселю можно открывать процесс против не только основного должника (в простом векселе он всегда имеется, а в переводном — только если вексель акцептован), но и против должников регрессных. Основному должнику — я это еще раз подчеркиваю — протест ни к чему. Векселедатель простого векселя или плательщик переводного и без всякого протеста точно знает, как было дело: предъявляли ли им вексель на самом деле или нет, а если предъявляли, то что они на самом деле сделали (заплатили, акцептовали, отказали и так далее). Поэтому для них протест не обязателен.

  • [1] Слово «аваль», по-видимому, происходит от латинского avallum — очень многозначного, корень которого имеется кажется во всех европейских языках. Слова с этимкорнем чаще всего обозначают какую-нибудь низину, лощину или долину (вспомним,что среди титулов мушкетера Портоса был и такой, как барон дю-Валлон — вот этои есть барон долины), некую далекую и труднодоступную, где-то даже мистическуюместность (вспомним средневековый валлийский эпос про Короля Артура, обретшеговечный покой на остров Аваллон). Словом, аваль — некая надпись, сделанная внизу илив глубине документа (векселя, чека).
  • [2] 2 Возможен, впрочем, и противоположный вариант: между векселедателеми плательщиком чего-то не случилось, т. е. отношения покрытия, в расчете на будущееустановление которых составлялся и выдавался переводной вексель, в итоге ко временипредъявления векселя к акцепту так и не установились.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >