Журналистика как общественная служба

Другая попытка переосмыслить традиционные подходы к понятию «журналистика» предпринята сторонниками так называемого общественного вещания. Данный тип журналистики подразумевает реализацию СМИ определенных функций, наиболее важными среди которых являются: налаживание диалога между обществом и властью, побуждение граждан к активной общественной и политической жизни, устранение конфликтных ситуаций. Предполагается, что роль журналистов в данном случае заключается в полном и адекватном информировании аудитории о происходящих событиях. Приоритетом для работников СМИ становятся общественные интересы. При этом политики, представители общественных организаций получают равные возможности для высказывания своих взглядов в СМИ. Кроме того, идеальным воплощением идеи общественной журналистики является независимость радио- либо телевизионной станции от идеологического влияния государства и частного капитала.

Например, в Рекомендации № 1641 (2004) Парламентской Ассамблеи Совета Европы «Общественное вещание» утверждается, что «общественное вещание, кем бы оно ни осуществлялось — общественными организациями или частными компаниями, — отличается от вещания по чисто коммерческим и политическим причинам своей особой задачей, которая, по существу, заключается в том, чтобы вести свою деятельность независимо от экономической и политической власти. Общественное вещание обеспечивает общество в целом информационными, культурными, образовательными и развлекательными программами, способствуя росту социальной, политической и культурной активности граждан и сплочению общества. В связи с этим оно, как правило, является универсальным с точки зрения содержания и доступа, гарантирует редакционную независимость и беспристрастность, представляет собой критерий качества, предлагает множество разнообразных программ и услуг, удовлетворяющих запросам всех групп населения, и несет ответственность перед всем обществом. Эти принципы верны вне зависимости от того, какие изменения придется внести для того, чтобы удовлетворять требованиям 21-го века»[1].

Таким образом, по мнению сторонников этой концепции, призвание общественного радио- и телевещания, в отличие от коммерческого или контролируемого государством, заключается в том, чтобы служить обществу. Речь идет о радио и телевидении, которые принадлежат обществу. Они обращаются к каждому человеку как к гражданину. Организации общественного вещания содействуют доступу граждан к общественной жизни и участию в ней, а также распространению знаний, расширяют представления людей об окружающем их мире и о других людях и позволяют лучше узнать самих себя.

Разговор об общественном вещании надо начинать с Британской общенациональной общественной телерадиовещательной организации Би-би-си (ВВС). Би-би-си была учреждена в 1926 г. не законом парламента, а Королевской хартией. Ее создание подчеркивало особое значение вещания и стало также средством поставить новую организацию над политическими баталиями, которые велись в парламенте. Деятельность Би-би-си регулируется отдельным соглашением, которое является частью устава и признает ее редакционную независимость[2].

Общественное вещание[3] в США пришло на смену образовательному {educational broadcasting). Образовательные вещательные станции существовали в Америке уже с 20-х гг. XX в. Они, как правило, функционировали на базе колледжей и университетов и впоследствии стали основой нового типа вещания. В соответствии с новым законом была создана Корпорация общественного вещания {Corporation for Public Broadcasting — СРВ), в которую затем вошли Служба общественного вешания {Public Broadcasting Sendee — PBS) и Национальное общественное радио {National Public Radio — NPR), организационно объединившие общественные теле- и радиостанции всей страны. Управление СРВ было возложено на совет директоров, состоящий из 15 членов, каждый из которых назначался президентом США с согласия сената, причем не более восьми из них могли принадлежать к одной политической партии. Финансирование СРВ осуществлялось за счет государственных средств и грантов частных организаций[4].

В 1967 г. был опубликован доклад Комиссии Карнеги «Общественное телевидение: программа к действию». Комиссия была образована в 1965 г.

фондом Карнеги. Ее первой рекомендацией было провести различия между коммерческим (предназначенным для большой или массовой аудитории), учебным (основное содержание которого составляют образовательные передачи) и общественным телевидением (служит целям налаживания общественных отношений). Было также рекомендовано создать корпорацию общественного телевидения для аккумулирования средств от государства и из других источников, разработать систему стимулирования для поощрения взаимосвязей между различными станциями.

Через семь месяцев, в ноябре 1967 г., Закон об общественном вещании (Public Broadcasting Act) вступил в силу. Он устанавливал организационные и финансовые условия функционирования общественных аудиовизуальных СМИ.

Специальным биллем Конгресса США в 1981 г. была создана Временная комиссия по альтернативному финансированию общественных телекоммуникаций (Temporary Commissionon Alternative Funding for Public Telecommunications — TCAF). В 1981 г. власти особым актом разрешили проведение 18-месячного эксперимента, согласно которому десять общественных телевизионных станций получали бы смешанное финансирование — из бюджета и от рекламы. Однако он не нашел поддержки, поскольку, с одной стороны, рекламодатели не особенно активно стремились вкладывать деньги в «элитарное телевидение», а с другой — у самих властей, похоже, не было особого желания превращать общественное телевидение в коммерческое.

В последние годы феномену общественной журналистики в США уделяется достаточно большое внимание. Это связано с популяризацией идей некоммерческой журналистики и их активным воплощением на практике: ряд СМИ заявляют о поддержке особых стандартов профессиональной деятельности.

Как указывается в одной из работ[5], посвященных общественному вещанию, в большинстве западноевропейских стран вещание начиналось как общественная служба, финансируемая главным образом за счет абонентской платы[6]. Все соглашались с тем, что «общественная функция» вещания заключается в предоставлении «основных вещательных услуг надлежащего уровня всем гражданам», в том числе группам меньшинств. «Основная услуга» определялась как «информация, образование, культура и развлечения». Такая услуга рассматривалась в качестве «неотъемлемого элемента демократического общества», способствующего свободному формированию мнений в общественно-политическом контексте страны. «Основная услуга» для всех служила обоснованием обязательной для каждого абонентской платы. Система абонентской платы гарантировала и определенную степень независимости от органов государственной власти. Деньги поступали не из государственного бюджета, а от слушателей и зрителей, хотя размер платежа устанавливался парламентами. Кроме того, в большинстве европейских стран общественные вещатели на определенных условиях (временные и количественные ограничения) могли также прибегнуть к показу рекламы и получать таким образом дополнительные финансовые средства.

В 90-е гг. XX в., с ростом частного вещания и резким удорожанием прав на показ фильмов и спортивных состязаний, конкуренция за деньги рекламодателей стала жестче. Частные вещатели стали утверждать, что система финансирования общественных вещателей является нарушением европейского законодательства о конкуренции. По их мнению, абонентская плата давала общественным вещателям несправедливое преимущество и подрывала способность частных вещателей конкурировать с ними на равных условиях. Среди внесенных предложений были такие меры:

  • • полный отказ от системы абонентской платы (что привело бы к ликвидации системы общественного вещания);
  • • четкое разграничение между общественным вещанием, финансируемым за счет лицензионных платежей, и частным вещанием, финансируемым за счет поступлений от рекламы;
  • • переопределение «основных услуг» для общественных вещателей и исключение из их числа спорта и фильмов (что повлекло бы за собой маргинализацию общественного вещания).

В результате всех этих споров Совет Европы обсудил проблему и принял в качестве составной части Амстердамского договора (2 октября 1997 г.) специальный Протокол по системе общественного вещания, в котором не только отражена единодушная политическая воля европейских государств сохранить систему общественного вещания, но и обращается внимание на особые интересы частных вещателей.

В России летом 2004 г. состоялась конференция «Как осуществить Общественное телерадиовещание в России?», организованная Союзом журналистов России и Европейским институтом средств массовой информации. Проект являлся частью крупномасштабной программы мероприятий, направленных на активизацию общественных дебатов о том, как можно создать общественное телерадиовещание в условиях России и вовлечь в решение этой проблемы критически настроенные слои общества. Результатом конференции стала публикации книги «Как создать общественное вещание в России?»

1

На сегодняшний день есть три более-менее популярные модели такой журналистики: гражданская журналистика, журналистика соучастия и социальная журналистика.

  • [1] URL: http://www.medialaw.ru/laws/other_laws/european/recl641-2004.htm (дата обращения: 29.08.2016).
  • [2] Подробнее см.: URL: http://www.tv-digest.ru/news.php?id=1643 (дата обращения: 29.08.2016).
  • [3] Термин public journalism в общенациональном масштабе стал широко использоватьсяв США в конце 60-х гг. XX в., характеризуя деятельность определенного типа радио- и телевизионных станций.
  • [4] Так, с 1969 но 1980 г. Конгрессом США на нужды общественного вещания быловыделено свыше 800 млн долл. Вместе с тем фонд Форда «с 1968 по 1972 г. в виде грантовпредоставил Корпорации общественного вещания сумму в размере 90 млн долларов» (см.:Blakely R. То Serve the Public Interest. N. Y., 1979. P. 201).
  • [5] Кляйнвахтер В. Общественное вещание в Европе. Амстердамский протокол ЕС 1997 г.и переговоры по GATS в рамках ВТО. URL: http://www.medialaw.rU/projects/l/3/k6.htm(дата обращения: 03.10.2016).
  • [6] Хорошо это или плохо, но стопроцентное финансирование социально ориентированного вещания самим обществом существует только в Японии, где такая модель сформировалась недавно. К этому также близки в Норвегии (99%), Швеции (98%), Дании (91%),Германии (82%) и, естественно, в Великобритании — родоначальнице общественного радиои телевидения (около 80%). За возможность смотреть качественные социально ориентированные передачи жители этих государств платят абонентскую плату или ее аналог — специальный лицензионный сбор, вносимый ежемесячно с момента покупки телевизионногоприемника. Некоторые телекомпании этих стран восполняют недостающие средства за счетспонсорства: рекламы нет или почти нет, государственные субсидии тоже отсутствуют. В тоже время в моделях общественного вещания, например, Испании, Португалии, Франциии Канады для такого восполнения, как и в американской сети Пи-би-эс, предусмотрены государственные субсидии,
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >