Журналистика как форма личностного самовыражения

Что касается следующего вектора, то речь идет о том, что журналистика рассматривается как одна из возможных форм самореализации личности. В рамках такого подхода отрицаются какие-либо социальные обязанности журналиста, здесь имеется в виду исключительно репрезентация творческого начала.

Самой яркой формой реализации этого вектора можно считать течение, которое обозначается такими понятиями, как «новый журнализм», «новая журналистика», или гонзо-журшишетика. Если традиционные модели журналистики требуют, чтобы журналист выступал в роли беспристрастного (а иногда и бесстрастного) регистратора фактов или же аналитика, сопоставляющего эти факты вместе с приглашенным экспертом, то возникший на стыке журналистики и литературы «новый журнализм» поставил своей важнейшей целью обогатить арсенал выразительных и изобразительных средств журналистики богатством приемов художественной литературы. Американская версия «нового журнализма» возникла под влиянием вьетнамской войны и нападок на журналистику президента Никсона. «Новыми журналистами» стали Т. Вулф, Дж. Брейслин, Г. Тал из, а также известные писатели Т. Капоте и Н. Мейлер.

Существует точка зрения, что «новая журналистика» возникла на фундаменте характерного для 1950-х гг. в США движения массового протеста против американского участия во вьетнамской кампании: университетских диспутов, сжигания повесток и бесконечных дебатов, вызванных исключительно жестоким характером войны. Идейные поиски леворадикальной молодежи выражали растущую общественную неудовлетворенность существующим образом жизни и образом мысли и потребность в иных ценностных ориентирах.

Попытки «бунтующего поколения» создать альтернативу буржуазной культуре выразились в особом культурно-историческом феномене, получившем название контркультуры и представляющем собой комплекс социально-психологических и идейно-мировоззренческих установок. Зафиксированное американскими исследователями в конце 1960-х гг. явление контркультуры знаменовало дальнейшее совмещение двух граней молодежного протеста — левого политического радикализма и движения хиппи.

Центральные мировоззренческие установки контркультуры были связаны с утверждением абсолютной ценности личности и апологией свободы самовыражения «естественного человека». Тотальное отрицание ценностей американской системы, провозглашенное молодыми бунтарями, проступало в особой манере поведения и стиле одежды, наркомании и морали так называемой сексуальной революции. Хиппи видели в этом пути социального и духовного освобождения личности в борьбе против авторитарно-бюрократических тенденций современного монополистического капитализма. Американский писатель и журналист, основатель гонзо-журналистики X. С. Томпсон не относил себя непосредственно к приверженцам того или иного протестного движения, однако его произведения и журналистский стиль в целом явились отражением нравов эпохи.

«Новые журналисты» утверждали, что наиболее достоверное, истинное изображение своего времени может быть достигнуто только с помощью художественного вымысла. При этом они отвергали упреки в искажении действительности и подчеркивали, что залогом истинности в «беллетри- зованных» репортажах является предшествующее процессу их написания самое скрупулезное изучение фактов реальной жизни.

В 1973 г., когда «новый журнализм» имел уже почти десятилетнюю историю, выходит книга Т. Вулфа «Антология новой журналистики»[1]. В ней сформулированы четыре основополагающих принципа новой журналистики.

  • 1. Журналист должен наблюдать события лично, не полагаясь на источники, и предельно полно, «посценно», излагать их.
  • 2. Максимально точная передача диалогов создает эффект достоверности и способствует более основательному созданию характеров.
  • 3. Для того чтобы дать читателю полное представление о происходящем, можно вести рассказ от третьего лица, превращая таким образом персонаж как бы в героя романа и «обращаясь» с ним соответствующим образом.
  • 4. Для глубины анализа необходимо подробное наблюдение обстановки.

Производя «новый журнализм» от литературы, Вулф не думал ограничивать его журналистикой; недовольный положением дел в современной отечественной словесности, он взывал к Золя и Диккенсу и заявлял, что «новый журнализм» в известном смысле заменит собою роман и даст читателю настоящее ощущение присутствия.

«Новый журнализм» обращался к широкому диапазону актуальных тем. Со временем он становится важным и влиятельным обстоятельством американской культурной и социальной действительности, повлияв как на культурную, так и на социальную журналистику. Именно из течения «нового журнализма» и возникла гонзо-журналисгика X. Томпсона.

Гонзо-журналистика (англ, gonzo — рехнувшийся, чокнутый, поехавший) — направление в журналистике, представляющее собой глубоко субъективный стиль повествования, ведущегося от первого лица, в котором репортер выступает в качестве непосредственного участника описываемых событий и использует личный опыт и эмоции для того, чтобы подчеркнуть основной смысл этих событий. Цитаты, сарказм, юмор, преувеличение и даже ненормативная лексика также являются неотъемлемой чертой этого стиля.

Впервые термин «гонзо» был использован редактором американского журнала The Boston Globe Б. Кардозо после того, как он прочитал опубликованную в журнале Scanlan’s статью X. Томпсона «Дерби в Кентукки упадочно и порочно» (1970).

Кардозо утверждал, что словом gonzo в ирландских кругах Южного Бостона называют человека, который последним из всей компании сможет стоять на ногах после ночного алкогольного марафона. Согласно другой версии, этот термин может происходить от испанского gonzagas, что означает «я тебя одурачил», «нелепости», или французского gonzeaux — «сияющий путь».

Сам Томпсон дал этому явлению такое определение: «гонзо-журиали- стика — по сути, “искусство” придания (или насильственное навязывание) журналистскому содержимому формы рассказа», и для того чтобы этим заниматься, «необходим талант, непосредственность и спонтанность мастера живого репортажа»[2].

Основной жанр гонзо-журналистики, как правило, репортаж. В «гонзо» автор выступает не просто рассказчиком, а непосредственным участником описываемых событий, которые, собственно, и крутятся вокруг него. Основной идеей гонзо-журналистики является следующая формула ведения репортажа: «Не события создают репортера, а репортер события».

Главные особенности гонзо-журналистики могут быть сформулированы следующим образом.

  • 1. Автор занимает центральное положение в структуре текста, выступает в качестве главного участника событий и единственного обозревателя, т.е. взгляд автора преподносится как единственно возможный.
  • 2. Преподнесение факта или события крайне субъективно, наибольшее значение для идейной конструкции текста представляет не событие как таковое, а реакция автора на него.
  • 3. Главная стилистическая и лингвистическая особенность текста - крайняя эмоциональность. Это проявляется в использовании эмоционально ярко окрашенной лексики, а также вопросительных и восклицательных конструкций, вне зависимости от жанра, в котором написан текст.
  • 4. Структура текста нестабильна, непостоянна, фактически никак не регламентирована. Она также не имеет связи с жанром текста.

  • [1] Вулф Т. Новая журналистика и Антология новой журналистики. URL: https://crowdspace.ru/files/comment/790/bac/97f/ad2a4835d4885a692fl 1620.pdf (дата обращения:03.10.2016).
  • [2] Страх и отвращение покинули Лас-Вегас. URL: https://lenta.ru/articles/2005/02/25/tompson/ (дата обращения: 03.10.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >