Справедливость

В современной науке сложилось несколько принципиально разных подходов к пониманию справедливости: справедливость как равенство, справедливость как пропорциональность заслугам и справедливость как гарантия неотъемлемых прав на обладание чем-либо[1]. Одна из самых популярных концепций справедливости, опирающаяся на работы Дж. Ролза, гласит: социальные и экономические неравенства должны быть организованы таким образом, чтобы они вели к наибольшей выгоде наименее преуспевших[2].

Здесь мы можем различать, согласно Аристотелю, два уровня: общую справедливость и частную справедливость. Общая справедливость, по выражению А. А. Гусейнова, есть не что иное, как общий моральный смысл существования общества. Частная справедливость — это справедливость конкретных общественных отношений. Она предполагает три разновидности, соответствующие трем основным сферам, которые определяют параметры любой свободной кооперативной деятельности. Это распределительная, воздающая (карательная) и меновая справедливость. Нормы и идеалы справедливости не могут осуществляться сами по себе. Они, по Парсонсу, должны быть сформулированы в виде системы прав, обязанностей, наказаний и поощрений. Иными словами, не может быть общественной справедливости, если нет указания на права. Права невозможны без обязанностей. То и другое вместе предусматривает поощрения и наказания.

В журналистике идея справедливости осознается ближе к концу XIX в. До этого предполагалось, что журналистика имеет дело только с сообщением новостей и печатанием объявлений. Новости могут быть правдивыми или неправдивыми, точными или неточными, но сами по себе они не имеют отношения к справедливости. Только с появлением в конце XIX — начале XX в. людей, которые увидели свою задачу в освещении общественных проблем и обнародовании того, что намеренно утаивалось от публики, в журналистику пришло понятие о справедливости. В начале XX в. в США таких людей стали называть «разгребатели грязи» (muckrakers). Они печатались в основном в журналах и занимались громкими общественно значимыми вопросами — такими, как законы о детском труде или монополия на добычу нефти. В результате их работы вскрывались замалчиваемые в обществе факты несправедливости и принимались решения, направленные на борьбу с ними. Позже из таких материалов «вырос» жанр журналистских расследований.

Здесь нужно отметить, что у справедливости в журналистике существуют два аспекта. Первый относится к поведению: журналист должен справедливо относиться ко всем героям своих материалов. Это значит, что он должен избегать дискриминации, давать слово тем, у кого нет другой возможности высказаться, всегда помнить о презумпции невиновности и т.д. Второй касается результатов работы журналиста: его деятельность должна способствовать установлению справедливости в обществе. При этом названные два аспекта тесно переплетены: справедливое отношение к героям материалов чаще всего является одним из шагов к установлению справедливости в обществе. Расследуя случаи коррупции в государственных органах, неравного обращения с людьми в зависимости от их национальности/пола/возраста и т.д. или вынесения предвзятых приговоров в суде, журналист тем самым утверждает справедливость.

Особенное значение принцип справедливости приобретает в рамках коммунитаристского подхода к этике и журналистике. Коммунитаризм сформировался в конце XX в. в качестве оппозиции либерализму. Представители коммунитаристского подхода к этике СМИ Г. Ф. Кристиане, Дж. П. Ферре и М. Факлер пишут: «Пресса, взращенная на коммунита- ристской этике, требует от себя большего, чем честное освещение достойных внимания событий. В рамках представления о том, что сама справедливость — а не просто беспорядочное просвещение публики — и есть telos прессы, новостные СМИ обязаны рассказывать те истории, которых требует справедливость»[3]. Коммуиитаристы считают, что справедливость подразумевает четкую, ясную и однозначную преданность беднейшим, слабейшим и наиболее уязвимым членам рода человеческого. Справедливый журналист в рамках этого подхода должен в первую очередь обращать внимание на нужды наименее привилегированных слоев населения и сообщать о них.

К коммунитаризму же можно отнести этическую и правовую теорию под названием «критическая теория рас» (criticalrace theory), зародившуюс я в США в начале 1990-х гг.[4] Сторонники этой теории резко выступают против свободы слова в том смысле, в каком его понимают мыслители либерального и тем более либертарианского толка. Они основывают свою позицию на том, что идеальных условий, где у всех были бы равные возможности публично высказать свое мнение, в реальном мире не существует, и поэтому наименее защищенные слои населения — представители национальных и сексуальных меньшинств, бедняки и т.д. — оказываются в ущемленном положении. Чтобы «выравнять» условия «игры», они предлагают наложить дополнительные ограничения на использование языка вражды (подробнее о нем см. гл. 7, параграф 7.5), в первую очередь против представителей национальных меньшинств.

Необходимо признать, что понимание справедливости сильно зависит от идеологических позиций и выявить некое «общепринятое» понимание справедливости в журналистике (как и в целом в философии) не представляется возможным. Здесь, так же как и во многих других ситуациях, нужны дополнительные исследования.

  • [1] Прокофьев А. В. Справедливость социальная // Этика : энциклопедический словарь /под ред. Р. Г. Апресяна, А. А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2001. С. 460.
  • [2] Ролз Дж. Теория справедливости. М.: ЛКИ, 2010. С. 267.
  • [3] Christians С. G., Ferre J. Р., FacklerM. Good News: Social Ethics and the Press. N. Y.: OxfordUniversity Press, 1993. P. 93.
  • [4] Одно из классических изложений основных тезисов этой теории представлено в сборнике: Matsuda M.J., Lawrence III Ch. R., Delgado R., Crenshaw K.W. Words That Wound. CriticalRace Theory, Assaultive Speech and the First Amendment. Boulder : Westview Press, 1993.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >