Специфика социологического ПОДХОДА К ПРАВУ И СПРАВЕДЛИВОСТИ

Справедливость вообще имеет множество аспектов. О личностно-психологическом уже упоминалось. Разные люди по-разному реагируют на те или иные проявления несправедливости, и поэтому в повседневной жизни встречается великое множество разноречивых, очень часто противоречащих друг другу мнений о справедливости как таковой и, соответственно, ее оценок. Зависит это от многих факторов и обстоятельств: от общего настроя и состояния души (что называют «чувством справедливости»), от воспитания, мировоззрения, положения в обществе, иногда даже от настроения. В любом учебнике можно прочитать, что справедливость — это категория морального, правового и социально-политического сознания. Означает ли это, что, с точки зрения морали, справедливость — это одно, с точки зрения права, — нечто иное, а с точки зрения социально политического сознания, — еще что-то третье? История свидетельствует о том, что именно так чаще всего и обстояло дело в действительности, так оно обстоит и сейчас. На языке обыденного сознания это означает, что в мире вообще нет справедливости. Нет и... Не будет? В таком случае, может быть, стоило бы отказаться и от самого слова «справедливость»? Зачем мучиться и страдать от того, чего нет и быть не может? Есть бедные и богатые, как есть везучие и невезучие, есть дворяне и купцы, помещики и крепостные. Почему это кому-то кажется несправедливым, если именно так устроено общество и по-другому быть устроено оно, по-видимому, не может? Никого ведь не возмущают законы природы, которые при известной доли фантазии тоже легко себе представить действующими по-иному. Героиня известной пьесы задается вопросом: «Отчего люди не летают так, как птицы?» Но при этом любой вменяемый читатель или зритель «Грозы» понимает, что она бросается с обрыва отнюдь не по этой причине.

С формально-логической точки зрения, справедливость — это оценка отношений между двумя или большим количеством индивидов, взаимодействующих непосредственно или косвенно. В первом случае можно говорить о справедливости (или несправедливости) того или иного поступка, мнения, отношения или конкретного че- ловека, в последнем — о справедливости (или несправедливости) социального института, государства, общества в целом. В любом случае речь идет о субъект-субъектных отношениях, которые выражаются посредством таких универсалий культуры, как «Я», «свобода», «совесть», «честь», «справедливость» и т. п. «Универсалии культуры выполняют три основные функции в человеческой жизнедеятельности. Они, во-первых, выступают как формы трансляции социально-исторического опыта, осуществляя его предварительную селекцию. Предположим, человек совершил какой-то поступок. Люди, усвоившие универсалии культуры своей эпохи, будут считать этот поступок справедливым (или несправедливым), но если спросить у кого-либо из них, что такое справедливость на уровне обыденного сознания, он будет отвечать, используя конкретные примеры, образцы поступков. Ему трудно дать определение справедливости вообще, он может не знать философских определений категории справедливости и всех этических рассуждений, которые строят философы. Но у него есть понимание справедливости и то, что поступает в поток трансляции в виде образцов поступков и действий, определено во многом смыслом этой категории, тем, как она функционирует в культуре его эпохи. Быть формами трансляции социально-исторического опыта - это первая функция универсалий культуры.

Вторая их функция состоит в том, что универсалии культуры определяют категориальный строй сознания людей определенной ист орической эпохи, они функционируют в качестве категорий сознания.

И третье: в своих сцеплениях и взаимодействиях универсалии культуры задают целостный образ человеческого жизненного мира, мировоззрение эпохи. Они задают отношение человека к миру, его переживание мира, определяют структуру осмысления, понимания и переживания мира.

Философия выступает как рефлексия над основаниями культуры, то есть над ее фундаментальными категориями (универсалиями).

Каждая историческая эпоха в универсалиях своей культуры выражает характерные для нее ценности и жизненные смыслы. И философия эти смыслы пытается “вытянуть” из недр культуры, поставить на суд разума, как-то критически их определить»[1].

Далее на основе этих жизненных смыслов философия выражает их через свои категории и начинает оперировать ими, подобно тому, как математика оперирует числами и как любая теория оперирует идеальными объектами. В этом смысле философ «выходит за рамки своей культурной традиции и открывает новые возможные миры человеческой жизнедеятельности. Вот почему, несмотря а общие истоки, смысл философских категорий и категорий культуры различен. Между ними не существует полного тождества. Но каждая система универсалий культуры задает некоторое поле философских размышлений, определяя движение философской мысли».

В чем состоит сущность социологического подхода к справедливости? Или, точнее говоря, возможна ли социология справедливости? Во-первых, социология в силу своей специфики занимается только социальной справедливостью, т. е. исследует традиционные для нее проблемы социальной дифференциации, стратификации, мобильности и т. п. с точки зрения их справедливости. Во-вторых, поскольку справедливость есть ценность идеальная, она не поддается точному измерению, и поэтому никакая формула справедливости, подобная формуле свободы, невозможна. В силу этих причин подход теоретической социологии к проблеме справедливости есть обобщение нравственного, философского, правового и прочих к ней подходов. Эмпирическая же социология, по определению, может исследовать лишь общественное мнение по поводу справедливости данного общества вообще или справедливости того или иного установления, института и т. д. Разумеется, общественное мнение может ошибаться, но не следует забывать, что, если осознание несправедливости того или иного правового акта, того или иного строя или государства овладевает массами, они обречены на отмену или на уничтожение. Поэтому мониторинг общественного мнения о справедливости или несправедливости играет огромную роль в любом демократическом государстве.

Здесь следует еще раз подчеркнуть, что русское слово «справедливость» гораздо шире и поэтому расплывчатее, чем английское «justice». Достаточно сказать, что английское «justice» озна-

1

чает одновременно и справедливость, и правосудие, тогда как в русском языке это два самостоятельных слова, причем не всегда они синонимы, во всяком случае, синонимы неглавные, а в ряде случаем могут быть и антонимы: правосудие в России, увы, может быть и несправедливым (в России, как известно, человека можно «засудить»)1.

  • [1] Степин В. С. Философия и универсалии культуры. СПб., 2000. С. 12-13.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >