Журналы и альманахи

Возникновение журналистики европейского типа в России связано с именем Николая Михайловича Карамзина, издававшего сначала «Московский журнал» (1792—1792), а затем «Вестник Европы» (1802— 1803). Это были журналы с постоянными отделами, в том числе и отделом критики, разнообразием материала, более или менее единым идеологическим и художественным направлением, увлекательностью и доступностью изложения и, наконец, что немаловажно, с определенной периодичностью, позволявшей издателю быть оперативным, идти в ногу со временем.

Эти достоинства были унаследованы и преумножены следующим поколением журналов. Из них самыми значительными в 1820—1830-е гг. были «Московский телеграф» (1825—1834) Н. А. Полевого, «Телескоп» с приложением газеты «Молва» (1831—1836) Н. И. Надеждина, «Московский Наблюдатель» (1835—1839; первый редактор — ученый-статистик В. П. Андросов). Многообещающим был журнал «Европеец» И. В. Киреевского (1832), но просуществовал он недолго (на третьем номере был закрыт после публикации статьи самого Киреевского «Девятнадцатый век»: ее автор показался «человеком неблагомыслящим и неблагонадежным»). Па рубеже третьего и четвертого десятилетия XIX в., в 1841 г., появился журнал «Москвитянин» (редактор и издатель — историк и писатель М. II. Погодин).

Все эти журналы выходили в Москве, но и новая столица по этой части не уступала старой. Раньше всех, в 1818 г., появились в Петербурге «Отечественные записки» — вначале как сборник произведений, а с 1820 г. как журнал (издатель — этнограф и писатель П. П. Свиньин). Затем, в 1834 г., возник журнал «Библиотека для чтения» (основал его книгопродавец и издатель А. Ф. Смирдин, а редактировал журналист, писатель и ученый- востоковед О. И. Сенковский). В 1836 г. вышел в свет пушкинский «Современник» (после гибели поэта в 1837 г. журнал издавался П. А. Плетневым, А. А. Краевским и др.).

Важную роль в литературной жизни играли альманахи: «Полярная звезда» (1823—1825; издатели К. Ф. Рылеев и А. А. Бестужев), «Северные цветы» (1825—1832; издатель — А. А. Дельвиг, после его смерти очередную книгу — «Северные цветы на 1832 год» издал А. С. Пушкин). Оба альманаха издавались в Петербурге.

В Москве в 1827 г. вышел альманах «Северная лира»; издатели - С. Е. Раич, основатель «Общества друзей», в который входили будущие «любомудры» (о них речь впереди), и участник этого общества Д. П. Ознобишин. Именно но поводу «Северной лиры» Пушкин написал знаменательные слова (в черновике статьи, предназначенной для «Московского вестника»): «Альманахи сделались представителями нашей словесности. По ним со временем станут судить о ее движении и успехах».

Какова была общественная позиция этих изданий? Ретроспективно, в свете более поздних событий, мы невольно соотносим их с западничеством и славянофильством. Однако оформление западничества и славянофильства как самостоятельных общественных течений произошло на рубеже 1830—1840 гг. Поэтому применительно к более раннему времени корректнее говорить об их предвестии, начатках, что отчасти отразилось уже в названиях журналов. «Вестник Европы» Карамзина, «Европеец» Киреевского свидетельствовали о европейской ориентации (впоследствии позиция Киреевского, ставшего одним из первых идеологов славянофильства, изменилась). «Москвитянин» (если обратиться к примеру более позднему) своим названием подчеркивал почвенническую, славянофильскую ориентацию. Название пушкинского «Современника» акцентировало прежде всего верность времени — критерий, который обусловливал более широкую, «надгрупповую» позицию журнала.

В целом же, при всех различиях и оттенках, роль русских журналов в указанный период была велика и многообразна. Журналы были источником просвещения, «телеграфом идей» (выражение современника о «Московском телеграфе»), проводниками философской, эстетической, экономической, а подчас и политической информации. Журналы воздвигали более или менее прочную и постоянную базу литературы: почти вся литература — и поэзия, и проза, не говоря уже о критике и библиографии — проходила через журналы. Периодические издания создавали традицию непрерывного чтения, культивировали постоянство художественных и интеллектуальных интересов, содействуя формированию и постепенному расширению круга читателей. Наконец, журналы являлись артериями литературного общения, международной коммуникации, осуществляя подключение русского читателя к мировому художественному опыту. Даже и в тех случаях, когда почвеннические устремления порождали негативное отношение к явлениям западной культуры, само упоминание этих явлений, факт полемики с ними расширяли кругозор читателя.

Просветительскую роль журналов в России отметил А. И. Герцен. Непосредственно он имел в виду более поздние, 1840-е гг., но сказанное им применимо и к предшествующим десятилетиям:

«Ни в одной стране, исключая Англию, влияние журналов не было так велико. Это действительно лучший способ распространять просвещение в обширной стране. <...> Они давали возможность читателям Омской и Тобольской губернии читать романы Диккенса или Жорж Саид спустя два месяца после появления их в Лондоне или Париже»[1].

Что же касается соотношения позиции журналов с литературными направлениями, в том числе с романтизмом, то оно не было однозначным. С наибольшей определенностью эстетические принципы романтизма выражал «Московский телеграф» Н. А. Полевого, написавшего, можно сказать, слово «романтизм» на своем знамени. «Телескоп» же был решительно против романтизма или, как предпочитал говорить Н. И. Надеждин, против так называемого романтизма: критик считал, что время романтизма давно прошло и наступил черед другой, новой поэзии. Тем не менее он вдохновенно и проницательно писал о романтике Жуковском, об его «таинственной мечтательности», «бесконечном поэтическом отчаянии». Столь же непрямолинейно и сложно соотносились с романтизмом и позиции литературных объединений и кружков.

  • [1] Герцен А. Я. Собр. соч.: в 30 т. М., 1954-1966. Т. 7. С. 217-218.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >