СКВОЗЬ ПРИЗМУ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕТАЛИ

Разговор о развитии русской литературы в первой трети XIX в., об эпохе романтизма мы начали с анализа некоторых оппозиций (см. гл. 1). Иными словами, с рассмотрения противостоящих друг другу предметов изображения, таких как характер одежды (халат или мундир?), знаки отличия либо украшения (венок или венец?), наконец, место обитания, проживания (шалаш (вариант: хижина) или дворец?). Оказалось, что демонстративное предпочтение одного другому (например, шалаша дворцу) вовсе не было случайностью. В этом предпочтении отразилось изменение художественного вкуса, настроения, миропонимания, что, в свою очередь, подготовило почву для возникновения нового художественного направления — романтизма.

Затем мы познакомились с более крупными, можно сказать, структурными элементами художественного текста — построением коллизий (конфликтов). И увидели, что выбор этих коллизий (конфликтов) тоже не случаен: в них непосредственно, наглядно воплощается романтическая природа произведения (см. гл. 5). Однако, оказывается, в художественном произведении значимы нс только крупные элементы или блоки, но и очень мелкие, те, которые обычно называют подробностями, деталями. Одна из таких деталей — поза, которую принимает персонаж, т.е. устойчивое положение его тела, головы, движение рук. Подсчитано, что количество поз исчисляется сотнями, и все эти позы не безмолвны, они нам что-то говорят, даже тогда, когда уста хранят молчание.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >