Предшественники и традиции

Символизм ориентирован на опыт культуры Средневековья. Большую роль в становлении и бытии символизма играл миф. Миф всегда содержит аллегорию и символ, поэтому символисты всегда тянулись к мифу.

При воссоздании образов прошлого и облика прошлых эпох символисты не придерживались исторической точности и их образы были условны. Это был маскарад, герои которого наряжались в античные одеяния, костюмы эпохи Средневековья или рококо.

Ш. Бодлер своим творчеством предвосхитил символизм. Важное значение в становлении символизма сыграли кроме Бодлера и два других "проклятых поэта" Франции - Поль Верлен и Артур Рембо. У них появились собственно символистские последователи.

В Германии символизм опирался на традиции великих романтиков XIX в. и на стилизованные традиции немецкого рыцарского средневековья.

Философско-эстетические и исторические основы

Ф.В. Шеллинг и братья Шлегели утверждали, что природа искусства символична. Эти идеи были известны французским литераторам, зачинавшим новое художественное направление - символизм, и сыграли роль в его возникновении.

Во французской культуре конца XIX - начала XX в. возникают отрицание философии позитивизма, отталкивание от эстетики и художественной практики натурализма и тяготение к романтизму. На рубеже веков (XIX и XX вв.) выходят в свет интуитивистские работы Анри Бергсона, в которых утверждается первостепенная значимость для художника "непосредственных данных сознания". На авансцену философии выдвигаются сочинения Артура Шопенгауэра, возрождающие внимание к классическому идеализму. Все это способствовало рождению французского символизма.

Символистам близка была философия неоплатонизма. Как и неоплатоники, символисты истинный мир видели в мире идей. Этот мир зыбок, расплывчат, туманен. Выражая его в своих произведениях, символисты тщились выразить невыразимое.

Как подчеркивает журнал "Штурм", суть требования символизма - упразднение объекта и сосредоточение художественной деятельности на ней самой.

Бодлер выдвинул теорию "соответствий", утверждающую существование поэтически постигаемых аналогий между природными явлениями, реальным миром и душевными состояниями, внутренним миром поэта. В "соответствиях" осуществляется единство мира. Сонет Бодлера "Соответствия" (1855) имеет богатое эстетическое содержание. Идея соответствия восходит к философии Платона, утверждавшего, что цвета, запахи, звуки могут выражаться друг через друга. Эта теория сыграла большую роль в эстетике символизма.

На развитие русского символизма повлияли немецкие философы и писатели-романтики. Теоретики символизма опирались на Шопенгауэра и Ницше и вслед за этими философами возвышали музыку над всеми другими искусствами, ибо она охватывает всю сферу бытия и духа, вбирая в себя возможности других искусств. Не случайно русский символист Андрей Белый называл свои произведения симфониями. Русский символизм находился под влиянием философии русского космизма. Так, в одном из произведений рефреном повторяются строки, не связанные с логическим ходом повествования и выводящие читателя на метафизические раздумья о мироздании, вечности, космосе: "А время текло без остановки. В течении времени отражалась туманная Вечность". И этот мотив часто возникает в творчестве символистов: "...неслись унылые и суровые песни Вечности великой, Вечности царящей. И эти песни были как гаммы. Гаммы из невидимого мира. Вечно те же и те же. Едва оканчивались, как уже начинались. Вечно те же и те же, без начала и конца" (Белый. 1997. С. 242).

Духовным отцом русского символизма был B.C. Соловьев. В его концепции "христианского социализма" исторический процесс - "развивающееся царство божие", подготовка "теократии". Философско-мистические темы часто разворачиваются Соловьевым в формах лирики. Белый писал: "... Мы... зачитывались поэзией Соловьева и бредили будущей теократией... Мы видели в лирике Соловьева вещание о перерождении человека и изменении органов восприятия мира" (Белый А. Поэзия слова. 1922. С. 137, 140). Об этом же свидетельствует и Блок: "... всем существом моим овладела поэзия Владимира Соловьева" (Блок. 1960. С. 13).

В. Соловьев в статьях "Красота в природе", "Общий смысл искусства", "Первый шаг к положительной эстетике", написанных в конце 1880-х - первой половине 1890-х гг. заложил философско-эстетические основы русского символизма, на которые позже опирались и другие авангардистские художественные направления (от футуризма до конструктивизма). Во главе угла этой соловьевской теоретической системы стоит идея "продолжающегося творения". Согласно этой идее божественное творение мира - не одномоментный акт, а продолжительный и все еще продолжающийся процесс (оригинальная вариация на тему гегелевской концепции бесконечного саморазвития абсолютной идеи). История мира "постепенный и упорный процесс" воплощения в хаотической, бесформенной материи духовного, божественного начала: сперва в неорганическом мире (воде, камнях, минералах), затем в растениях, животных - с неизбежными здесь муками, тупиками, "неоконченными набросками неудачных созданий" и, наконец, в человеке" (Ганева. 2005. С. 4).

На формирование эстетических принципов символизма влияла идея особой преданности действительности. От реального к реальнейшему - лозунг, выдвинутый Вяч. Ивановым (См.: Иванов. 1909. С. 305).

Эстетика русского символизма в конце XIX- начале XX вв. характеризовалась как бунтарская. Многие ее идеи изначально заимствованы у французского символизма. И в преддверии нового века В. Брюсов, К. Бальмонт, 3. Гиппиус противостояли национальной традиции. Однако вскоре под влиянием философии В. Соловьева русский символизм роднится с идеями христианской соборности, которые зазвучали в творчестве Белого, Иванова и Блока. Блок в начале XX в. сочувственно воспринимает мотивы философии и поэзии Соловьева. В письме Брюсову от 6 ноября 1904 г. Блок признается, что он многим обязан стихам Соловьева. Певец Прекрасной дамы пишет: "...мне продолжает быть близко и необходимо

"Соловьевское заветное", "Теократичный принцип". Чтобы чувствовать его теперь так исключительно сильно, как прежде, у меня нет пока огня" (Блок. 1930. С. 10).

Символизм - дитя исторически неопределенной, не созревшей социальной ситуации, предгрозовое предчувствие, штормовое предупреждение человечества, которому до всемирной бойни Первой мировой войны оставалось менее двух десятилетий.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >