Глобальный финансовый кризис (2008 года): причины, формы проявления и последствия

Рассмотренные теоретические положения о природе финансового кризиса подтвердились лишь частично в ходе глобального финансового кризиса 2008 г. Несовершенство предлагаемых теорий отразилось хотя бы в том факте, что никто из современных специалистов по теории кризисов не смог предсказать ни характер, ни сроки наступления этого разрушительного явления.

Начиная с 2008 г. кризисные процессы в сфере финансов стали доминирующими событиями в мировой экономике. Все прошедшие годы постоянно можно было слышать заявления ведущих политиков и экономистов различных стран, сравнивающих эти процессы с Великой депрессией 1929–1933 гг. или даже с Первой мировой войной. Между тем финансовые кризисы последних нескольких десятилетий показали, что финансовая система, которую многие обвиняют в ее разрушительной природе, на самом деле обеспечивает смягчение кризисов. Достаточно сравнить ситуации в реальной экономике и на фондовом рынке в 1929–2003 гг.. Во время Великой депрессии биржевые котировки в США обвалились за три года более чем на 85%, а экономика сократилась на 34%. В 1973–1975 гг. фондовые индексы снизились на 52%, а реальное производство – всего на 7,6%. В 1980–1982 гг. эти цифры составляли уже 31 и 6%, в 1987-м фондовый рынок рухнул почти па 30%, а экономика показала рост; в 2000–2003 гг. двукратный обвал индексов привел лишь к полугодовой рецессии. Это означает, что финансовая сфера сегодня оказывается все более эффективной и неплохо справляется со своей основной задачей – "освоением" избыточных инвестиций, которые не могут найти применения в экономике.

Предвестником глобального финансового кризиса можно считать "азиатский" финансовый кризис и крах на рынке NASDAQ в начале 2000-х гг. В данном случае негативную роль сыграли уже не стихийные рынки, а государства, не давшие прошлому кризису элиминировать избыточную массу финансов. Видя, что глобальная экономика вступает в период серьезных потрясений, правительства начали снижать процентные ставки и замещать фиктивные избыточные средства вполне реальными. Новым "мотором роста" стали банковские кредиты, что и определило весьма особенный облик нынешнего кризиса.

Выделим основные черты кризиса.

  • 1. Мировой финансовый кризис начался в 2007 г., хотя кризисные процессы еще носили ограниченный характер. Они спровоцированы ипотечным кризисом в США и не были обвальными для остального мира, хотя и весьма болезненными. Позднее последовали банкротства системообразующих финансовых учреждений, прежде всего в США и Великобритании, которые потянули за собой многие связанные с ними кредитные учреждения.
  • 2. Эпицентром финансового кризиса стала денежно-кредитная сфера, а не производство и реализация товаров и услуг, что отличает нынешнюю ситуацию от обычных циклических кризисов перепроизводства. Циклические кризисы раньше также могли начинаться с фондовых кризисов, которые играли роль пускового механизма, но основные процессы происходили в сфере производства и реализации товаров и услуг. Сейчас доминирующее воздействие оказывает финансовая сфера.
  • 3. В свою очередь, в финансовой сфере центром кризиса стали внутренние кредитно-денежные отношения, а не мировая валютная система – безусловно, самое слабое звено в мировом хозяйстве из-за постепенного сильного ослабления позиций ведущей ключевой мировой валюты – доллара США – и накопления Соединенными Штатами гигантского внешнего и внутреннего долга. Именно в этой области можно было ожидать возникновения наибольшего напряжения. Но все выглядит по-другому: главные события развертываются не в мировой валютной системе. Более того, неожиданно для многих валютный курс доллара даже заметно вырос по сравнению с 2008 г.
  • 4. Высокая скорость распространения финансового кризиса практически по всем странам и континентам. Он очень быстро стал мировым, затронув даже те страны, где объективных предпосылок для кризиса вроде бы не было. В качестве примера можно было бы привести Россию. Следовательно, кризис был подготовлен соответствующими процессами в других странах, иначе он не принял бы столь всеобщего и глубокого характера. Такое быстрое распространение "кризисного вируса" – несомненное следствие глобализации мировой экономики.
  • 5. Мировой финансовый кризис породил кризис либерально-монетаристской доктрины, доминировавшей в экономических воззрениях и экономической политике правительств большинства стран последние 25 лет. "Невидимая рука рынка", так восхваляемая сторонниками экономического либерализма, оказалась абсолютно несостоятельной в сложившихся условиях.
  • 6. Следует отметить незамедлительную и согласованную реакцию правительств развитых стран на преодоление кризисных явлений в финансовой сфере. В помощь финансовому сектору были выделены беспрецедентные финансовые вливания – более 1 трлн долл. Формы поддержки финансового сектора весьма разнообразны. Наиболее важные из них:
    • а) прямые государственные кредиты ключевым банкам для поддержания их ликвидности, поскольку внешне финансовый кризис проявляется прежде всего в резком обострении этой проблемы. Самое опасное в финансовом кризисе заключается не столько в огромных потерях собственников ценных бумаг, прежде всего акций, вследствие обрушения их курсов, сколько в распространении кризисных процессов на банковскую деятельность из-за массового снятия средств со счетов многими вкладчиками и неплатежеспособности многих должников в это время. В результате кредитно-денежная система не может нормально функционировать, и это крайне отрицательно сказывается на экономике в целом;
    • б) усиление государственного контроля, вплоть до национализации некоторых ключевых кредитных учреждений или выкупа государством части их акционерного капитала для предотвращения банкротства;
    • в) частичная поддержка неплатежеспособных должников. Это коснулось ряда плательщиков по ипотечным кредитам в США и Великобритании;
    • г) расширение лимитов страхования вкладов в банках с целью успокоить вкладчиков и уменьшить отток капиталов;
    • д) выделение средств частным компаниям на погашение задолженности иностранным кредиторам в случае необходимости, с тем чтобы предотвратить переход существенной части их акционерного капитала в иностранные руки.

В качестве причин глобального финансового кризиса обычно указывают на типичные ошибки в политике коммерческих и центральных банков, выражающиеся, в частности, в чрезмерном расширении круга заемщиков в погоне за прибылью без должного контроля за их платежеспособностью, в неоправданной кредитной экспансии, которая не корректировалась должным образом центральными банками, а также на непомерный разгул спекуляций на финансовых рынках. В результате возникло большое количество "плохих долгов", фактически невозвратных, которые тяжелым грузом висели на балансах коммерческих банков. Особенно наглядно это проявилось в ходе ипотечного кризиса в США, когда общая задолженность по кредитам превысила фантастическую сумму в 10 трлн долл. Во много раз увеличились спекуляции на фондовом рынке. Особенно разросся деривативный сегмент финансового рынка, составивший, по оценкам экспертов, 1,2 квадриллиона долл. Несомненно, бесконтрольность спекуляций на этом сегменте создала синергетический эффект. Поэтому в качестве одной из причин глобального финансового кризиса следует назвать беспрецедентный масштаб спекуляций на финансовых рынках. Это в свою очередь породило снижение сроков инвестирования. Инвесторы не хотят вкладывать деньги в долгосрочные инвестиции, что негативно отражается на расширенном воспроизводстве на новом инновационном базисе.

Однако недостаточно свести дело только к деривативам и не затронуть глубинную причину кризиса мировой кредитно-денежной системы. Таковой является чрезмерный отрыв финансовой сферы от потребностей производства и реализации товаров и услуг, постепенно развившийся после Второй мировой войны. Важнейшим процессом, подстегнувшим нынешний кризис, стала финансиализация глобальной экономики. Если в 1950-е гг. в финансовом секторе создавалось 3,9% ВВП Соединенных Штатов и 3,0-4,1% ВВП большинства европейских стран, то уже в середине 2000-х гг. эти показатели составляли 9,8 и 7,3-7,9% соответственно. В 1955–1965-х гг. отношение средней капитализации фондовых рынков к размеру валового продукта страны достигало в Германии 35%, в США – 60%, в Великобритании – 73%, а по итогам 2007 г. – соответственно 64, 134 и 170%. Масштабы валютообменных операций на протяжении второй половины XX в. увеличились в 110 раз при росте глобального валового продукта всего в 6,4 раза. Финансы превратились в центральный элемент западных экономик.

В конечном счете это выглядело как приобретение новых широчайших возможностей борьбы с кризисами перепроизводства и стимулирования экономического развития с помощью расширения финансовой надстройки. Кризис перепроизводства на поверхности означает, что товаров и услуг на рынке много, а спроса (денег) не хватает. Отсюда рецепт – создавать деньги. Их и создавали в разных формах и в огромных количествах. Однако за нестабильность денежной системы приходится платить, и прежде всего возрастанием рисков в финансах и экономике. Это связано с угрозами стабильности денежного обращения и опасностью инфляции, которые нередко оказываются весьма серьезными. Однако было бы неправильно не замечать и несомненных достижений такой политики. После Второй мировой войны кризисы перепроизводства заметно ослабели, если их сравнивать с предшествующей историей развитого капитализма, а темпы экономического роста, наоборот, повысились.

Экономическая наука и практика до сих пор не установила количественные границы между кредитно-денежной экспансией и ростом экономики, но они объективно существуют. Нормальный кредит должен в конечном счете способствовать расширению производства товаров и услуг. Если этого не происходит, то возникает нарушение баланса между спросом и предложением. Такое расширение кредитно-денежной сферы является спекулятивным, и "пузырь" рано или поздно должен "лопнуть". Таковы законы рыночной экономики. Есть основания утверждать, что эти процессы сейчас и происходят, вызывая потрясения всей системы.

Прошедшие с момента начала кризиса годы не дают оснований для утверждения, что кризис в экономике и финансах преодолен. Будущее выглядит весьма неопределенно. Неизбежно дальнейшее замедление темпов экономического роста в мире, прежде всего в развитых странах, на длительный период времени. Это будет определяться прежде всего тем, что борьба с финансовым кризисом в любом случае будет означать проведение более строгой кредитной политики, ограничение финансовых спекуляций и безудержного расширения фондового рынка. Соответственно уменьшится дополнительное "накачивание" спроса за счет финансовых инструментов, что было очень важным фактором экономического развития после Второй мировой войны.

Неизбежно снижение жизненного уровня основной массы населения стран развитого мира, что вряд ли может пройти без обострения социальных противоречий. Серьезное недовольство многих вызывает немалая помощь государства, фактически за счет налогоплательщиков, кредитным учреждениям, которые, по распространенному мнению, прежде всего сами виноваты в сложившемся положении.

Можно также ожидать потрясений в мировой валютной системе. Огромный дефицит торгового и платежного баланса США никуда не исчезнет, что подрывает прочность международных позиций доллара. Америка уже давно "живет не по средствам", потребляет больше, чем производит. Для радикального изменения положения необходимо резкое снижение импорта и внутреннего потребления населения в США, что невозможно по политическим соображениям, если не случится какой-нибудь катаклизм вроде дефолта правительства по своим международным обязательствам (уже начали поговаривать о возможности даже такого крайнего (пока маловероятного) варианта развития событий).

Еще один важнейший источник нестабильности финансовой системы в рыночной экономике – хроническая и повсеместная задолженность всех стран мира. Желание жить в кредит овладело большинством людей и стало "родовой" чертой капитализма. Поэтому одной из причин глобального финансового кризиса является нравственное разложение людей, и прежде всего национальной и мировой элиты. В этой связи, как и во времена зарождения капитализма, необходимо развивать в новых условиях нравственные законы экономики. Эту тему поднял один из величайших экономистов мира Адам Смит в XVIII в. в труде "Теория нравственных чувств", продолжил немецкий социолог и экономист Макс Вебер в книгах "Протестантская этика и дух капитализма" (1905 г.) и "Хозяйственная этика мировых религий" (1919 г.). Однако позднее это направление экономической науки пришло в упадок. Но есть надежда, что глобальный кризис в экономике и финансах заставит по-новому взглянуть на мировоззренческие аспекты экономической деятельности человека. России нужны "новые люди" – образованные интеллектуалы, уважающие национальные ценности, принципы социальной справедливости и нравственные нормы, которые базируются на православной этике.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >