Экономическая политика физиократов

Лозунг "laisser faire"

Школа физиократов дала интересные примеры того "союза философов и государей", который в век Просвещения любили выставлять на публику монархи, желавшие изобразить "просвещенным абсолютизмом" свое правление, отмеченное различными реформами "сверху".

Кенэ определил задачу процветания нации как сложение возможно более успешной обработки земли и охраны общества "от воров и дурных людей"; "первое дело приводится в систему частным интересом, второе поручается гражданскому правительству". Формы реализации этой задачи -"полная свобода конкуренции" и единая власть суверена1, употребляемая на гарантии прав собственности, всеобщее образование и улучшение путей сообщения. Отсюда два главных требования физиократов в экономической политике: свобода торговли (прежде всего, зерном) и преобразование налоговой системы с отменой искажающих "естественный порядок" косвенных налогов и установлением единого поземельного налога, размер которого физиократ II. Бодо (1730-1792) определил в 30% чистого продукта.

Отзвуком лозунга "laisser faire et laisser passer", популяризованного ближайшим последователем Кенэ маркизом де Мирабо (1715-1789), стало смягчение в 1766 г. русского таможенного тарифа императрицей Екатериной II. Она же по рекомендации князя Дм. Голицына, русского посланника в Париже, пригласила в 1767 г. в Петербург физиократа Мерсье де ла Ривьера (1720-1793), только что выпустившего трактат "Естественный и необходимый порядок политических обществ". Однако самонадеянный француз стал недипломатично излагать свои впечатления о "рабстве" русских крестьян и о том, что "в России все необходимо уничтожить и затем вновь создать", и был вскоре отправлен восвояси. Охладевшая к "экономистам" Екатерина II стала смеяться и над ними (как "дурачьем" и "крикунами"), и над предложениями князя Голицына предоставить крестьянам личную свободу и права арендовать и прикупать землю - для развития в народе "свободы распоряжения избытками" как пути к созданию в России "среднего сословия".

Полемика с Галиани

В самой Франции под влиянием физиократов была в 1764 г. установлена свобода торговли зерном, которую доктор Кенэ и его ученики считали верным целебным средством восстановления "естественного равновесия" в хозяйственном обороте. Они не допускали исторического подхода (принципиально отвергнутого Кенэ) и провозглашали единообразие и простоту своего принципа для "всех климатических зон и всех народов" (Мирабо). Однако освобождение хлебных цеп обострило продовольственную ситуацию в стране, и в 1770 г. правительство снова ввело ограничения, а посланник Неаполитанского короля в Париже Фердинандо Галиани (1728-1787) выступил в "Диалоге о торговле зерном" с едкой критикой физиократов. Абсолютизации ими принципов "естественного порядка" Галиани противопоставлял относительность экономической политики в зависимости от географического положения и исторически сложившихся условий: размера государств, плодородия или неплодородия почвы, достигнутого нацией уровня промышленности и морской торговли. Итальянец получил дружный отпор от учеников Кенэ и был отозван своим правительством из Парижа.

Неудача Тюрго

По опасность догматизма в экономической политике дала о себе знать в 1774 г., когда новый король Людовик XVI пригласил на пост генерального контролера финансов близкого к физиократам мыслителя и опытного администратора Жака Тюрго (1727 1781). Тюрго сразу восстановил свободу торговли зерном, спровоцировав беспорядки, названные "мучной войной": 1 мая 1775 г. толпа парижан разгромила мучные склады и булочные и двинулась на Версаль, чтобы заставить Королевский совет отменить указ. Тюрго временно получил полномочия военного министра и, стянув войска, подавил восстание, испортив свою репутацию в обществе. Предложенный им план реформ, включавший замену натуральной дорожной повинности поземельным денежным налогом, оплачиваемым собственниками, и уничтожение привилегий цеховых мастеров, обернулся скорой отставкой. С ней влияние физиократов во Франции резко ослабло1. Правда, продолжалось проведение в жизнь их рекомендаций некоторыми заграничными почитателями: герцогом Леопольдом Тосканским (братом "просвещенного" австрийского императора Иосифа II) в 1765- 1790 гг. и маркграфом Карлом Фридрихом Баденским в 1772-1802 гг.

Международное значение физиократии определялось не столько локальными экспериментами, сколько широким распространением идеи о земледелии как главном источнике народного благосостояния. В России осталось Вольное экономическое общество "благородных людей для изучения и распространения агрономических знаний", учрежденное Екатериной II до ее разочарования в "экономистах", когда она назидательно изрекала под их влиянием, что Франция, "умножая, поощряя и распространяя все мануфактуры, позабыла... хлебопашество". В Германии Альб-рехт-Даниель Тэер (1752-1826), как и Кенэ, лейб-медик, но в Ганноверском королевстве, а затем сельский хозяин-практик в Пруссии и профессор Берлинского университета, разрабатывал агрономические основы максимизации чистого продукта земледелия, положив начало сельскохозяйственной экономии.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >