Какими инструментами можно регулировать развитие крупного бизнеса и повышать его кризисоустойчивость?

Важность инструментов государственного антициклического регулирования развития крупного бизнеса в России объясняется его высокой ролью в обеспечении устойчивости экономики страны: доля крупных предприятий в экономическом обороте составляет более 80%. Такая значимость крупного бизнеса вызвана рядом факторов: преобладанием в течение почти всего XX в. концепции развития на основе концентрации и специализации производства, отрицанием роли конкуренции в плановой экономике, а также сырьевой структурой нашей экономики – наличие крупных месторождений полезных ископаемых породило соответствующие им по размерам добывающие и перерабатывающие предприятия.

Крупный бизнес неоднороден, состоит из нескольких кластеров и к каждому из них применяются различные антициклические инструменты.

Среди крупных предприятий особое место занимают так называемые стратегические предприятия, к которым относятся компании, определяющие обороноспособность и экономическую безопасность страны. Инструменты, с помощью которых осуществляется государственное антициклическое регулирование их деятельности, сложно разделить на системные и селективные. Так, само выделение кластера стратегических предприятий предполагает применение системных инструментов их регулирования, однако придание статуса "стратегический" основано не на прозрачных критериях, установленных нормативными правовыми документами, а на основе Перечня таких предприятий, ежегодно утверждаемого Постановлением Правительства РФ. Такой подход размывает критерии отнесения компаний к стратегическим, допускает волюнтаризм и лоббирование.

Хотя набор инструментов антициклического регулирования и поддержки стратегических предприятий в целом прописан законодательно (особые условия признания банкротом, предоставление госзаказа, оказание финансовой поддержки через уполномоченные банки на льготных условиях и пр.), и, на первый взгляд, носит системный характер, для каждого стратегического предприятия система регулятивных инструментов уточняется с учетом стоящих перед ним проблем. В связи с этим инструменты регулирования носят точечный, селективный характер (безвозмездные субсидии, взносы в уставный капитал, налоговые льготы отдельным предприятиям).

Пример 2.4

Перечень системообразующих предприятий на начало острого кризиса 2008–2009 гг. включал 304 предприятия. В дополнение к Федеральному перечню сформирован Перечень регионального значения из 1148 предприятий. Примерами стратегических предприятий могут служить ОАО "АвтоВАЗ", ОАО "Молот", ОАО "НТМК", ОАО "НЛМК". ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат", ОАО "КАМАЗ", ОАО ГМК "Норильский никель", ОАО "Трубная Металлургическая Компания" и др.

Стратегические предприятия, как правило, являются и "градообразующими предприятиями". Так, Тольятти образован ОАО "АвтоВАЗ", Нижний Тагил существует на основе ОАО "НТМК", в Липецке градообразующим является ОАО "НЛМК". Градообразующие предприятия выступают источниками различных благ для населения (рабочие места, профессии, заработки, льготы и привилегии, особый статус работников этой организации). Расходы на содержание инфраструктуры жизнеобеспечения людей зачастую включаются в себестоимость продукции градообразующего предприятия, делая ее во многом неконкурентоспособной.

Следует отметить, что понятие "стратегическое предприятие" характерно только для российской экономики и экономик некоторых стран постсоциалистического лагеря (Румыния, Албания), так как в других странах, даже если схожие предприятия существуют, нет смысла их выделять в особую группу: они вписаны в рыночную экономику, развиваются по ее законам – участвуют в глобальной конкуренции, получают доход либо банкротятся. В России для них созданы "тепличные" условия, бесконкурентная среда.

Инструментами, повышающими финансово-экономическую устойчивость стратегических предприятий, могут стать:

  • • разработка четких критериев отнесения предприятий к системообразующим (стратегическим) и на этой основе сокращение их перечня;
  • • применение в качестве государственной поддержки стратегических предприятий следующих типовых мер:
    • – предоставление государственных заказов на время, за которое предприятие может "вписаться в рынок",
    • – создание механизмов возврата субсидий и субвенций в случае невыполнения задач, применение санкций и штрафов к недобросовестным ресурсополучателям,
    • – предоставление государственных гарантий по кредитам, т.е. принятие государством на себя части финансовых рисков,
    • – субсидирование процентных ставок по кредитам,
    • – реструктуризация налоговой задолженности стратегических предприятий;
  • • предоставление права стратегическому предприятию на приобретение по минимальным ценам в собственность земельных участков, на которых оно размещено, что позволит повысить ликвидность сто активов;
  • • сокращение деятельности неэффективных градообразующих предприятий и развитие новых производств в регионе путем:
  • – активизации государственной программы создания особых экономических зон (ОЭЗ),
  • – льготного подключения к энергоносителям и другие бонусы,
  • – создания инфраструктуры для развития бизнеса,
  • – приглашения к участию иностранных инвесторов,
  • – разукрупнения компаний путем аутсорсинга.

Отметим, что часть указанных мер уже применяется. Однако, например, при реструктуризации налоговой задолженности отсутствует оценка результатов, не разработан механизм возврата потраченных средств при их нецелевом использовании.

Определенная часть инструментов антициклического регулирования крупного бизнеса реализуется через госкорпорации (ГК). Инструментарий регулирования их создания и деятельности тоже сложно разделить на системный и селективный. С одной стороны, согласно действующему законодательству, все они являются некоммерческими организациями, учрежденными Российской Федерации для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Имущество госкорпораций является их собственностью, на них не распространяются положения о раскрытии информации, обязательные для открытых акционерных обществ (ОАО), а также действие Закона о банкротстве. С другой стороны, для образования каждой госкорпорации принимался соответствующий закон, в соответствии с которым условия их деятельности конкретизировались, т.е. для их управления используются селективные инструменты.

В целом необходимость госкорпораций, как и стратегических предприятий, обычно обосновывается целесообразностью поддержки государством стратегических видов деятельности, обеспечивающих экономическую безопасность страны.

Пример 2.5

Сейчас на территории Российской Федерации функционируют восемь госкорпораций. Особое место среди них занимает ГК "Ростехнологии", которая включает 443 предприятия, на балансах которых находятся более 40000 объектов.

ГК "Ростехнологии" выступает в качестве управляющей компании, ее главная задача – обеспечение финансирования. В частности, кредитование ОАО "АвтоВАЗ" на беспроцентной основе осуществляет ГК, а она получает целевые средства в качестве субсидии из бюджета.

В долгосрочной перспективе созданные для госкорпораций привилегированные условия не выполняют своей цели – увеличения экономической безопасности, так как не позволяют им вписаться в конкурентную рыночную экономику и улучшать качество продукции, создают предпосылки для неэффективной деятельности и коррупции.

Помимо выделенных выше групп крупных предприятий – стратегических, госкорпораций – значительное число крупных компаний так или иначе "вписано" в рыночные условия. Рыночное становление и функционирование крупных российских компаний имеет свои особенности, требующие специфических инструментов антициклического регулирования.

К системным мерам создания таких компаний можно отнести массовую приватизацию, что в целом отражало потребности развития страны, но из-за неразвитости инструментов ее проведения и контроля за ней во многих случаях приводило не к повышению устойчивости развития, а к ее снижению.

Пример 2.6

Доля государственных предприятий за 1996–2009 гг. снизилась с 14,3 до 2,6%, муниципальных – с 8,8 до 5,2%, число частных предприятий возросло до 84,1%. Количество ежегодно приватизируемых предприятий достигло своего пика в 1993 г. и составляло почти 43 тыс. за год, затем их число стало снижаться: в 1997–2002 гг. оно составляло 2–3 тыс. предприятий в год, постепенно снижаясь до сотен и десятков в год. В 1992– 2009 гг. создано 33,6 тыс. открытых акционерных обществ.

В большинстве случаев владельцами становились руководители бывшего государственного предприятия: низкая осведомленность работников о потенциале бизнеса, неготовность быть собственниками и нести риски позволяла скупать акции (доли) фактически за бесценок. Применяемые инструменты проведения приватизации привели к тому, что в ее ходе были реализованы интересы прежде всего узкой группы приближенных к власти лиц или менеджмента предприятий. Неразвитость инструментов фондового рынка, несовершенное корпоративное законодательство тормозили перераспределение собственности новым эффективным собственникам, сохраняли неустойчивость российской экономики, приводили к необходимости сохранения стратегических предприятий и созданию госкорпораций.

В то же время механизмы государственного регулирования позволили ряду успешных компаний использовать инструменты традиционно рыночного роста на основе первичных публичных размещений акций (IPO). IPO обеспечивают успешным компаниям возможность привлечения большого объема финансовых ресурсов для дальнейшего развития, увеличивают прозрачность, повышают культуру ведения бизнеса.

Пример 2.7

В периоды подъема экономики российский рынок первичных публичных размещений демонстрировал явную положительную динамику роста числа и объемов IPO. Пик размещений пришелся на 2006– 2007 гг. Рекордные показатели продемонстрировали Роснефть и ЛФК "Система". Однако половина всех IРО в России проводится в объеме до 150 млн долл., затем идет интервал 300–500 млн (17%), т.е. объемы российских IPO в среднем меньше, чем на Западе.

IPO в России имеют ясно очерченную отраслевую специфику: на долю трех ведущих секторов – нефтегазового, телекоммуникационного и потребительского пришлось 86% всех размещений. Тем не менее, постепенно структура российских размещений трансформируется в сторону банковского, металлургического и транспортного секторов.

Российские компании размещаются как на российских, гак и на зарубежных площадках, при этом предпочтение часто отдается Лондонской фондовой бирже. В частности, шесть компаний – АФК "Система", Пятерочка, ЕвразХолдинг, Rambler, НоваТЭК и Urals Energy – привлекли на ней суммарно 3 млрд 718 млн долл. Это создало оптимистичные ожидания на рынке. Однако исследование IPO 23 российских компаний различных отраслей в 2001–2007 гг. показало, что уровень первоначальной доходности российских IPO невысок: в среднем он составил 4,87%, наибольший наблюдался у "Трубной Металлургической компании" – 25,69%. В то же время долгосрочная динамика акций большинства эмитентов является положительной. Также позитивной тенденцией можно назвать реинвестирование привлекаемых российскими компаниями средств в бизнес, хотя часть компаний использует их для погашения кредитов.

Важной проблемой регулирования IPO является то, что российский фондовый рынок в значительном объеме "вытекает" за пределы страны: около 30% оборота акций российских компаний приходится на зарубежные площадки. Инструменты, применяемые Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР), препятствуют этому процессу, но не всегда удачно: многие зарубежные площадки по-прежнему более привлекательны для российских компаний, так как позволяют привлечь больше средств, повышают престиж компаний, улучшают их имидж.

Развитие инструментов регулирования в сфере IPO может включать:

  • • создание возможностей для выхода на рынок относительно небольших компаний по типу Лондонской фондовой биржи AIM. Пока у нас наблюдаются лишь попытки создания таких площадок;
  • • улучшение правовых условий деятельности и стимулирования венчурных капиталистов: во всем мире они играют важную роль в выходе на IPO инновационных предприятий, но в России культура венчурных инвестиций еще не сложилась;
  • • ориентация на проведение IPO на российских торговых площадках компаний стран СНГ: они могут найти более выгодные условия для размещения в России, чем в своей стране.

Вопросы регулирования деятельности крупного бизнеса напрямую касаются структур холдингового типа (холдингов). Их распространение в России обусловлено возможностью эффекта синергии, позволяющего реализовывать задачи, не решаемые на уровне отдельной компании, оптимизировать связи между фирмами, страховать от финансовых потерь. Недостатки инструментов регулирования затрудняют деятельность холдингов:

  • • отсутствие в законодательстве облегченного режима совершения сделок с заинтересованностью между участниками холдинга приводит к появлению различного рода препятствий для развития бизнеса;
  • • значительное число ограничений, установленных антимонопольным законодательством, не учитывает особенности холдингов, сдерживает их развитие;
  • • широко используемая менеджментом возможность осуществления безвозмездного финансирования в рамках холдинга приводит к снижению прозрачности, сами руководители зачастую не могут определить истинный уровень такого финансирования. Это затрудняет контроль, снижает эффективность финансирования в целом;
  • • трансфертное ценообразование внутри холдингов, с одной стороны, позволяет снижать затраты, с другой – манипулирование ценами, особенно в сделках между компаниями, попадающими под разные юрисдикции, позволяет уходить от уплаты налогов, концентрировать прибыль в регионах с льготным налоговым режимом;
  • • отсутствие единого универсального определения правовой конструкции аффилированности способствует снижению эффективности регулирования деятельности;
  • • аудиторский контроль за деятельностью холдингов в существующем виде не может препятствовать злоупотреблениям в области трансфертного ценообразования, что приводит к недополучению колоссальных средств в государственный бюджет.

Пример 2.8

Головные компании часто пытаются скрыть степень своего участия и контроля за деятельностью дочерних, в связи с чем распознать аффилированность компаний – часто трудное дело. В то же время головные компании влияют на деятельность дочерних, в частности, путем формирования персонального состава совета директоров дочернего общества. Однако привлечение материнской компании к ответственности, например по долгам дочерней, в этом случае невозможно, так как совет директоров "дочки" является ее собственным органом и ответственность за принимаемые решения возникает только у членов совета директоров в рамках ст. 71 Федерального закона № 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

В данной связи актуальной является проблема аудита холдингов как группы взаимосвязанных компаний. Так, нередки случаи нарушения принципа независимости аудиторской деятельности, когда функции аудита дочерней компании выполняет аудиторская организация, участником которой является основное общество или же происходит частичное совмещение функций внутреннего и внешнего аудита.

В целях регламентирования деятельности холдингов еще в 1999 г. был разработан первый Проект Федерального закона "О холдингах", который так и не был принят.

В части деятельности бизнес-групп (холдингов) целесообразно использование следующих инструментов:

  • • предусмотреть, подобно международной практике, возможность заключения соглашения о ценообразовании между налоговым органом и компанией. Сейчас в силу общих и расплывчатых формулировок в российском законодательстве налоговики не могут приводить неоспоримые доказательства недоплаты налогов, а корпорации не чувствуют себя в правовой безопасности;
  • • ввести дополнительные признаки взаимозависимого лица, так как в настоящий момент определение взаимозависимости неоднозначно;
  • • конкретизировать перечень оснований аффилированности и разработать четкие критерии отнесения тех или иных лиц к аффилированным;
  • • вменить группам компаний в обязанность составление консолидированной отчетности. Регулярная публикация сведений обо всех дочерних обществах компании будет выступать в качестве гарантии прав инвесторов, повысит открытость.

Часть действующих системных инструментов антициклического государственного регулирования направлена на препятствование рейдерству и недружественным поглощениям Рейдерские захваты, незащищенность бизнеса снижают финансово-экономическую устойчивость не только отдельных компаний, но и дестабилизируют социально-экономическое развитие страны в целом: при отсутствии должного регулирования они могут привести к сокращению реального сектора экономики, снижению налогооблагаемой базы и, как следствие, к сокращению социальных выплат. В то же время следует отметить, что имеющиеся инструменты государственного антициклического регулирования не могут приостановить широкое распространение рейдерских захватов, развитие технологий ("инструментов") их проведения.

Пример 2.9

Рассмотрим некоторые технологии недружественных поглощений и рейдерства.

  • 1. Принятый в 1998 г. Закон о банкротстве оставлял лазейки для "искусственного" банкротства и захвата чужой собственности. Несостоятельность компаний может быть вызвана как объективными причинами, так и специально созданными ситуациями: умышленным невозвратом дебиторской задолженности, отказом в реструктуризации долга и т.п. В этих случаях часто включалась схема выпуска ценных бумаг. При эмиссии акций у компании мог появиться новый собственник, а при выпуске облигаций, как правило, один из кредиторов скупал долги и получал право преобладающего голоса на собрании кредиторов. Инструменты сдерживания подобных схем были предусмотрены лишь Законом о банкротстве 2002 г., который установил право размещения дополнительных акций по закрытой подписке при наличии преимущественного права покупки у акционеров должника, и принятие решения о выпуске только по ходатайству органа управления должника.
  • 2. В соответствии с Законом об акционерных обществах возможно получение контроля над компанией путем приобретения даже небольшого пакета голосующих акций, например на основе доверенности от миноритарного акционера на действия от его имени.
  • 3. Право созыва внеочередного собрания акционеров при обладании 10% акций также дает возможность выдвижения подконтрольного кандидата в органы управления обществом. Вероятность достижения "нужного" исхода собрания увеличивается, если отсутствует часть акционеров, уведомленных о собрании лишь формально. В сочетании с положением ст. 58 Закона об акционерных обществах, позволяющим проводить повторные собрания акционеров при наличии кворума для принятия решений 30% голосов, формально законные решения могут быть приняты акционерами, владеющими лишь 15% плюс одна акция.
  • 4. Недружественные захваты имели место и на основе оспаривания законности приватизации. Это приводило к снижению стоимости актива либо к риску реституции, при которой все акции должны вернуться государству.
  • 5. В ряде случаев формирование контрольных пакетов осуществлялось путем дополнительных эмиссий акций по закрытой подписке среди узкого круга лиц, тогда как акции первого выпуска распределялись среди большого числа акционеров. Рейдеры проводили массовую скупку мелких пакетов акций первого выпуска и оспаривали последующие выпуски. В результате в обращении оставались лишь акции первого выпуска, уже приобретенные рейдерами.
  • 6. Ряд рейдерских захватов был осуществлен благодаря несовершенству регулирования изменений, связанных со сменой собственников акций (долей), корректировкой учредительных документов и(или) информации в реестре юридических лиц и реестре акционеров.

Следует отмстить, что привлечение рейдеров к ответственности в нашей стране – явление весьма редкое. Тем не менее, квалификация противоправных деяний лиц, причастных к рейдерству, происходит на основании статей, наказывающих за мошенничество, преднамеренное и фиктивное банкротство, злоупотребление полномочиями, дачу взятки и т.п.

Таким образом, в целом защита компании от захвата зависит от действий, предпринимаемых каждой конкретной фирмой.

Для противостояния рейдерству возможно применение следующих инструментов:

  • • введение института предварительного судебного контроля за проведением внеочередных общих собраний акционеров, инициируемых миноритарными собственниками, так как они зачастую действуют в интересах рейдеров. Однако следует учитывать, что эта мера может нарушить баланс интересов акционеров и менеджеров компании;
  • • законодательное закрепление порядка предоставления сведений из реестра акционеров, урегулирование процедуры передачи реестра другому регистратору, так как реестр часто становится предметом манипуляций при корпоративном захвате;
  • • введение проверок соблюдения учредителями компании законодательства по вопросам внесения изменений в учредительные документы, о реорганизации/ликвидации, избрании постоянно действующего исполнительного органа и пр.;
  • • нотариальное заверение наиболее важных и часто подделываемых документов;
  • • уточнение правовых основ процедур слияний и поглощений в законах о ценных бумагах, антимонопольном законодательстве и прочих документах, тем самым увеличить транспарентность, не допускать запутанных схем афиллированности, перекрестного владения, использования подставных фирм-однодневок;
  • • использование международного опыта контроля сделок слияний и поглощений межгосударственными договоренностями во взаимоотношениях со странами СНГ.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >