Иван Грозный на московском престоле

Ивану IV было три года, когда умер его отец Василий III. Регентшей при малолетнем сыне стала его мать, Елена Глинская (1533–1538), происходившая из старинного западнорусского княжеского рода. Фактическим правителем в государстве стал дядя Елены Михаил Глинский, а затем – фаворит великой княгини Иван Овчина-Телепнев-Оболенский. В годы регентства Елены Глинской велась ожесточенная борьба за власть преимущественно между двумя феодальными группировками – Шуйскими и Бельскими, ослаблявшая центральную власть.

В то же время благодаря отдельным мероприятиям в правление Глинской постепенно изживались остатки прежней феодальной раздробленности. Дальнейшее развитие получила поместная система. Земельные раздачи московским служилым людям, получавшим владения на новых землях, т.е. "испомещенным" там, стали называться поместьями, а сами владельцы – помещиками. Как форма условного держания, поместья отличались от вотчин: их было запрещено продавать и дарить. Такая форма феодальной земельной собственности увеличивала число людей, целиком зависящих от центральной московской власти и являвшихся ее сторонниками.

Была проведена административная реформа с целью усилить местный аппарат власти и повысить в нем роль служилых людей. Страна была разделена на территориальные округа – губы, границы которых не всегда совпадали с прежними границами уделов. На всей территории Московского государства были введены одинаковые единицы измерения веса, объема сыпучих масс и длины. Раньше все они (меры, золотники, аршины, локти и ир.) хоть и назывались одинаково, но отличались друг от друга в разных концах страны.

Денежная реформа 1535 г. установила единую монетную систему. Основной счетной единицей стала московская серебряная копейка с изображенным на ней всадником с копьем взамен двух наиболее распространенных ранее новгородских и московских "денег" ("деньга" – название монеты).

Женитьба 17-летнего Ивана IV на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой означала достижение им совершеннолетия и возможность править самостоятельно. Но 1547 г. ознаменовался восстанием в Москве, поводом к которому послужил страшный пожар, уничтоживший практически весь город. Возмущенные москвичи обвиняли во всех бедах бояр Глинских. Укрывшемуся в селе Воробьеве (нынешние Воробьевы горы) Ивану с трудом удалось подавить беспорядки.

Действительный приход к власти Ивана IV (1533–1584) был обставлен невиданным ранее ритуалом: в 1547 г. он торжественно венчался на царство "шапкою Мономаха" в Успенском соборе Московского Кремля, приняв титул царя (сокращ. от "цесарь", лат. – caesar) из рук главы церкви митрополита Макария, который разработал ритуал венчания. Это придало великокняжеской власти характер абсолютной, неограниченной власти самодержца над своими подданными. Церковь становилась ее духовным гарантом. Царь считался равным германскому императору, царями на Руси прежде называли византийских императоров и ханов Золотой Орды. Полный титул главы Российского государства отражал "составной" характер этого государства, представлявшего еще не столько единое централизованное государство, сколько совокупность прежних земель и княжеств.

В произведении начала XVI в. "Сказание о великих князьях Владимирских", обосновывавшем авторитет верховной власти, автор выводил происхождение русской царской династии от римского императора Августа. Ссылки на него позволяли

Ивану IV все настойчивее утверждать, что российское государство – наследник традиций Рима и Константинополя. Этой же идее было подчинено летописание – "Летописец начала царства" и "Степенная книга", символизировавшие возвышение царской власти и нерушимость ее союза с церковью.

Один из списков огромной Никоновской летописи, названной по имени владевшего ею в XVII в. патриарха Никона, был богато иллюстрирован тысячами цветных миниатюр и получил название Лицевого свода ("лицо" – изображение).

Высочайшему уровню "книжности", литературы способствовало использование бумаги (XIV в.), ускорение письма (переход от "устава" и "полуустава" к скорописи в XV в.) и начало русского книгопечатания. Первопечатник Иван Федоров работал в типографии на Никольской улице в Москве, где издал первую русскую датированную книгу "Апостол" (1564).

В архитектуре этой эпохи утверждается шатровый стиль, храмы которого строились по новому принципу: не имея внутренних опор (столбов), вся их устремленная ввысь конструкция покоилась на фундаменте. Самые знаменитые из шатровых храмов – сооруженные в честь рождения Ивана IV церковь Вознесения в Коломенском и в честь взятия Казани Покровский собор (собор Василия Блаженного) на Красной площади. В середине XVI в. в Москве были возведены новые линии каменных укреплений – кирпичный Китай-город (к востоку от кремлевских стен) и белокаменный Белый город (по линии современного бульварного кольца, архитектор Федор Конь).

Первый период царствования Ивана IV принято называть "политикой компромисса" между властью и боярской аристократией. Была сделана попытка укрепить государственную власть путем смягчения противоречий между всеми слоями господствующего класса. В основе "политики компромисса" лежала программа Избранной Рады – совета из приближенных к царю деятелей. Кроме митрополита Макария в Избранную Раду вошли богатый, но незнатный дворянин Алексей Адашев, священник кремлевского Благовещенского собора и личный духовник царя Сильвестр, князь Андрей Курбский и др.

В середине XVI в. Избранная Рада провела серию реформ, направленных на централизацию государства. Прежде всего, почти втрое был расширен состав Боярской думы, с тем чтобы ослабить в ней роль старой аристократии. В 1549 г. был созван первый Земский собор – орган, отражавший объединение земель под властью одного государя. В состав Земского собора входили Боярская дума, Освященный собор из высшего духовенства, а также представители дворянства и верхушки посада (городов). В деятельности Земского собора, все члены которого назначались царем, историки усматривают отдельные элементы сословно-представительной системы, но и они имели на Руси большое своеобразие по сравнению с существовавшими в ту же эпоху сословно-представительными органами в Европе.

На соборах решались основные вопросы внутренней и внешней политики. В случае междуцарствия на Земских соборах избирались новые цари, принимались другие важные для судеб страны решения. В XVI–XVII вв. созыв Земских соборов отражал разделение верховной власти между монархом и феодальной аристократией, в поддержке и одобрении которой власть пока нуждалась и которая участвовала таким образом в государственной деятельности. А участие в Земских соборах духовенства, дворянства и горожан уравновешивало влияние знати.

Важнейшим мероприятием стало создание приказной системы. В ведении приказов как органов исполнительной власти находились определенные отрасли управления (Посольский, Разрядный, Пушкарский, Стрелецкий приказы) или отдельные территории Московского государства (приказы Сибирского дворца, Казанского дворца и др.). Во главе приказа стоял боярин или дьяк, которому подчинялись подьячие. Приказы ведали управлением, сбором налогов и судом. Оформление приказной системы позволило централизовать управление страной.

Начала складываться единая система управления на местах, что позволило в 1556 г. отменить систему кормлений. Была продолжена губная реформа: сыск и суд по особо важным государственным делам были переданы в руки губных старост из местных дворян. Там, где не было частного землевладения, избирались земские старосты из числа зажиточных черносошных (государственных) крестьян. В городе функции местного управления осуществляли городовые приказчики, или "излюбленные головы", также из местного дворянства. В отличие от пришлых кормленщиков местная администрация была кровно заинтересована в проведении политики центральной власти и установлении жесткого порядка.

В 1550 г. принят новый Судебник (свод законов). Основанный на Судебнике 1497 г., он был лучше систематизирован и учитывал новую судебную практику. Развитие поместной системы было неразрывно связано с укреплением крепостнических отношений. Судебник 1550 г. подтверждал правило Юрьева дня и увеличивал плату за "пожилое". Усилилась власть над крестьянами феодала, на которого теперь возлагалась ответственность за преступления его подопечных. Это стало новым шагом на пути усиления крепостничества.

С отменой кормлений возникла потребность в централизации сбора налогов. Население страны было обязано нести тягло – комплекс натуральных и денежных повинностей в пользу государства. С этой целью была установлена территориальная единица налогообложения – большая соха (400–600 га земли), с которой взимались подати. В продолжение начатой Е. Глинской денежной реформы был введен единый московский рубль, ставший основной счетной единицей.

Централизация коснулась и церковной сферы. В государстве создавался единый пантеон святых из числа местных святых, почитавшихся в отдельных русских землях. Эти решения были утверждены в 1551 г. так называемым Стоглавым церковным собором, по числу статей, вошедших в принятый им документ. Собор, работой которого руководил митрополит Макарий, унифицировал церковные обряды на всей территории страны. Он регламентировал искусство, утвердив образцы: в живописи – творчество Андрея Рублева, в зодчестве – Успенский собор Московского Кремля, в литературе – сочинения митрополита Макария. За церковью оставались все земли, приобретенные до Стоглавого собора, но в дальнейшем приобретение земли стало возможным только с согласия царя.

Важные внешнеполитические задачи требовали проведения военной реформы. Ядро армии, как и ранее, включало конное ополчение вотчинников ("детей боярских") и поместных дворян. По составленному впервые Уложению о службе четко определялось, что все дворяне и дети боярские должны начинать военную службу в 15 лет и передавать ее по наследству. Служба была пожизненной и прекращалась только в случае тяжелой болезни. Это пополнило категорию "служилых людей по отечеству", т.е. по происхождению. С каждых 150 десятин своей земли (около 165 га) землевладелец выставлял одного воина и являлся на смотры "конно, людно и оружно".

В 1550 г. было также сформировано постоянное стрелецкое войско, составившее основу пехоты. Была усилена артиллерия, для несения пограничной службы привлекалось казачество. Эта группа составляла "служилых людей по прибору", т.е. но набору.

В середине XVI в. состав аристократических родов был точно определен родословным справочником – "Государевым родословцем". На время военных походов местничество ограничивалось. Хотя местничество давало аристократии некоторые гарантии ее господствующего положения, оно все больше выдвигало на первый план тех, кто издавна и верно служил московской власти. Все назначения фиксировались в Разрядных книгах, которые велись в Разрядном приказе. Все записи были систематизированы в официальном "Государевом разряде", который упорядочивал местнические споры.

Одновременно с внутренними реформами правительство Ивана IV проводило активную внешнюю политику. Она имела три основных направления: на западе (борьба за выход к Балтийскому морю), на востоке (борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начато освоения Сибири) и на юге (защита границ от набегов крымского хана). Развитие централизованного государства требовало проведения активной внешней политики.

Образовавшиеся в результате распада Золотой Орды Казанское и Астраханское ханства контролировали Волжский торговый путь и плодородные южные степи, совершали набеги на русские земли, держали в плену многие тысячи русских рабов. Поход на эти ханства становился общенациональной задачей. Ряд дипломатических и военных попыток подчинить Казанское ханство окончился неудачей, и Иван IV начал подготовку к решающему походу. У р. Свияги, при ее впадении в Волгу, была построена крепость Свияжск, ставшая опорным пунктом для наступления. Казань была взята штурмом 2 октября 1552 г. (в праздник Покрова Богородицы), а хан Ядигар-Магмет попал в плен и впоследствии крестился, получив имя Симеон Касаевич, и стал верным союзником царя. В бою отличился своей храбростью князь Андрей Курбский. Казанское ханство утратило независимость и было присоединено к Московскому государству. В честь победы в центре Москвы был сооружен Покровский собор, позднее получивший также название храма Василия Блаженного.

В 1556 г. была завоевана Астрахань, а в 1557 г. в состав России добровольно вошли Чувашия и большая часть Башкирии. Таким образом, все Среднее и Нижнее Поволжье оказалось в составе Московского государства.

Эти военные успехи открыли для русской колонизации огромные пространства плодородных и малонаселенных земель, куда со второй половины XVI в. устремился поток русских колонистов. Возникают новые русские города – Самара, Саратов, Царицын, Уфа, в XVII в. – Симбирск, Сызрань, Пенза, Тамбов и др. Присоединение Поволжья открыло возможность для продвижения в Сибирь. Богатые промышленники Пермского края Строгановы, скупщики пушнины, на свои средства снарядили войско во главе с атаманом донских казаков Ермаком Тимофеевичем. В 1581 г. Ермак разбил войска хана Кучума и взял столицу

Сибирского хана Кашлык (Искер). Колонизационные потоки русских крестьян двинулись в необъятные просторы Сибири. В 80–90-х гг. XVI в. Западная Сибирь вошла в состав России.

Новая ситуация в Поволжье нарушила агрессивные планы Крымского ханства и его покровительницы – Османской империи. Московское правительство не считало возможной прямую конфронтацию с Крымом и ограничивалось оборонительными мерами. Так, в 1550-е гг. было начато строительство первой "засечной черты" – оборонительной линии из лесных засек, крепостей и естественных преград южнее Оки в районе Тулы.

Достигнув успехов на востоке, Иван IV обратил свое внимание на запад. Здесь своей целью он ставил выход к Балтийскому морю и открытие путей сообщения с Западной Европой. Первоначально Иван IV дал привилегии в торговле английским купцам, которые высадились в устье Северной Двины близ Холмогор. Фактически они монополизировали на долгое время внешнюю торговлю на Белом море. В 1555 г. в Лондоне была образована знаменитая впоследствии "Московская компания", которой Иван IV' предоставил право беспошлинной торговли в России. Так продолжалось до середины XVII в., когда под влиянием английской буржуазной революции (1640–1649) и казни Карла I дружественное отношение к англичанам сменилось враждебностью. В 1649 г. русское правительство разорвало дипломатические отношения с Англией и ликвидировало привилегии английских купцов в России: "...англичане всею землею учинили большое злое дело, государя своего Карлуса короля убили до смерти...". Новоторговый устав 1667 г. закрепил лишение английских купцов всех привилегий и запретил им торговлю внутри страны (кроме Архангельска). Часть этих привилегий была передана голландцам, что было связано с расширением торговли с Голландией.

А в середине XVI в. выход к Балтийскому морю и торговле с Европой по-прежнему закрывали владения Ливонского ордена в Прибалтике. Поводом к началу войны стала невыплата Орденом так называемой "юрьевой дани" за город Юрьев (основанный Ярославом Мудрым) в пользу Московского государства. Тяжелая и изнурительная 25-летняя Ливонская война (1558– 1583) началась победами русских войск, взявших Нарву, Юрьев и около 20 ливонских городов, и привела к распаду Ливонского ордена (1561). Последний магистр Ордена признал вассальную зависимость от польского короля, получив во владение Курляндию. Другая часть бывших владений Ордена оказалась у Швеции (северная Эстония с Ревелем) и Дании (о. Эзель).

Неудачи потребовали от Ливонии крайнего напряжения военных и финансовых сил, вынудив просить помощи извне и перейти под протекторат Литвы. После взятия русскими войсками Полоцка литовское правительство убедилось, что не может продолжать войну собственными силами, и вынуждено было начать переговоры с Польшей об унии. В 1569 г. в Люблине была заключена уния, согласно которой великое княжество Литовское и корона Польская составили единое государство – Речь Посполитую с совместно избираемым общим государем и сеймом. Постепенно в войну оказались втянуты Польша, Швеция и Дания, которые контролировали земли бывшего Ливонского ордена. Вместо одного Ливонского ордена у России оказалось три сильных противника. Таким образом, продолжение Московским государством Ливонской войны вызвало тяжелые и длительные военно-политические осложнения.

Есть мнение историков, что против войны на Западе (в отличие от восточной политики Ивана IV) выступали многие группы боярства, в частности, из-за нежелания воевать с православным населением Литвы. Возможно, с противоречиями между Иваном и знатью по поводу продолжения войны связано также разочарование царя в Избранной Раде. Поэтому последующему переходу к политике резкого усиления царской власти могли способствовать и внешнеполитические факторы.

Затянувшаяся война продолжалась без успеха и завершилась поражением России. В 1582 г. в Яме-Запольском было заключено перемирие с Речью Посполитой, в 1583 г. – Плюсское перемирие со Швецией. По их условиям Россия утратила все свои приобретения в Ливонии и Белоруссии, хотя некоторые русские города, кроме Полоцка, были России возвращены. К Швеции перешла большая часть побережья Финского залива.

Поражение в Ливонской войне явилось следствием экономической отсталости России. Отрыв России от морского побережья способствовал сохранению и укреплению феодально-крепостнических порядков и препятствовал зарождению предбуржуазных элементов, которые не могли успешно развиваться без выхода на морские торговые пути. Между тем участие страны в мировой торговле могло бы стать – но не стало – мощным капитализирующим фактором.

Прекращение в 1560 г. деятельности Избранной Рады и неудачи в Ливонской войне послужили прологом к одному из самых мрачных периодов отечественной истории – опричнине (1565–1572). Она составляет второй этап правления Ивана IV, утвердивший самодержавие как абсолютную, ничем не ограниченную власть в своей стране. Опричнина получила название от личного удела государя, в свою очередь поименованного от слова "опричь", т.е. "кроме" всей остальной земли – "земщины". Она означала решительный поворот во внутренней политике, который позволил царю проводить в стране беспощадный террор. Отсюда и прозвание царя – Грозный.

Ситуацию усугубило бегство в Литву А. Курбского, заранее им обдуманное и подготовленное. Речь шла не просто о переходе на сторону противника, а об устойчивости в среде феодальной знати представлений о своих политических правах: ее представители продолжали считать себя вольными избирать себе сюзерена. В новом российском государстве отъезд уже давно означат непризнание государственного строя и приравнивался к государственной измене.

А. Курбский вступает в переписку с Иваном Грозным. И в письмах царя не случайно приводятся отрицательные примеры западного монархического устройства, абсолютизм которого ограничен зарождающимся подобием парламентаризма, институтами церкви и права, властными полномочиями аристократии. Любопытно, что после своего неудавшегося сватовства к королеве Елизавете Английской отвергнутый царь укорял ее, что она в своей стране "как есть пошлая (т.е. обыкновенная, простая) девица", "ажно у тебя мимо тебя люди владеют, и не токмо люди, но и мужики торговые и... ищут своих торговых прибытков". Под "торговыми мужиками" Грозный понимал представленное в английском парламенте третье сословие.

Опричнина была политическим предприятием, направленным на перераспределение земель – земли противников центральной власти отдавались ее сторонникам – и физическое истребление оппозиции. Основной смысл опричнины заключался в нанесении феодальной раздробленности последнего удара путем казней, расправ, лишения земли. В реальной российской действительности отсутствовали те социальные силы, на которые мог бы опереться Иван IV, не мог он также централизовать государство иными, в первую очередь экономическими, средствами.

Усиление дворянства и ослабление вотчинного землевладения были необходимы государственной власти прежде всего из соображений внешней политики. Уровень экономического развития страны после ордынского ига не позволял содержать войско на одном денежном жалованье. За военную службу дворянство получало обработанную и заселенную крестьянами землю. Неосвоенная земля хозяйственной ценности не имела, а потому поместная система на малонаселенных окраинах почти не развивалась.

Угроза лишения поместья была сильным средством подчинения дворянства государству. Выросшая из условного держания, поместная система становилась преобладающим централизующим фактором, тогда как крупное вотчинное землевладение с автономией боярства вступало в противоречие с интересами центральной власти. Вместе с тем современные исследователи предостерегают против преувеличения степени оппозиционности вотчинников усилению царской власти. Судя по всему, Иван решил нанести удар по всем, кто мог представлять реальную или потенциальную опасность для его единоличной власти, – независимо от их принадлежности как к боярской знати, так и к менее родовитым поместным дворянам.

Вся страна была поделена на части – личный удел государя опричнину и земщину. В опричнину были взяты наиболее важные в хозяйственном и военном отношении земли с богатыми городами, например черносошные поморские земли, ставшие финансовой базой опричнины, часть Москвы. Вошли в царский удел и уезды с развитым феодальным землевладением, служилые люди которых были исконной опорой и верными слугами московской великокняжеской власти (Суздальский, Ростовский, Костромской, а также уезды, граничившие с Литвой). Здесь Иван IV отбирал поместья и вотчины у противников государственной централизации и раздавал опричникам. Опричники были не только личной стражей царя, но и послушными исполнителями карательных операций. Террор начался сразу после учреждения опричнины в феврале 1565 г. Во главе опричнины оказались родственник покойной царицы Анастасии А. Басманов, брат второй жены царя кабардинской княжны Марии Темрюковны (Кученей) князь М. Черкасский, а также князь А. Вяземский и сподручный царя дворянин Малюта Скуратов-Бельский.

Остальная часть государства вошла в земщину, управление которой было возложено на "земских бояр". Население земщины должно было содержать опричное войско. В своем стремлении навсегда покончить с воспоминаниями о некогда существовавшей независимой боярской республике Иван Грозный беспощадно разгромил Новгород Великий (1570), поднявшийся по своему экономическому и общественному уровню выше Москвы. По дороге к Новгороду опричники устроили погромы в Твери, Торжке.

Последствия опричнины и Ливонской войны для дальнейших судеб России были крайне тяжелы. В стране начался хозяйственный кризис. Центр и северо-запад были опустошены. Во многих уездах обрабатывалось лишь 20% освоенных ранее земель. Население умирало от голода и эпидемий, многие бежали из разоренных мест на юг, в Среднее Поволжье, Приуралье, Западную Сибирь. Выход из кризиса правительство искало в дальнейшем оформлении крепостного права в России. В 1581 г. впервые был объявлен указ о "заповедных летах" ("заповедь" означала запрет), отменявший Юрьев день и переход крестьян на неопределенный срок. При неразвитости экономических связей только деспотическое правление могло удержать крестьян в повиновении.

Будучи по своей природе насильственной, опричнина не могла привести к подлинному внутреннему сплочению страны. Она не изменила феодальную структуру земельной собственности, так как не уничтожила боярско-княжеского землевладения, хотя сильно ослабила его мощь. Изменился персональный, но не социальный состав земельных собственников. Окончательно закрепился крепостнический путь развития России со всеми его отрицательными последствиями, такими, как обнищание крестьянства и укрепление консервативных черт в идеологии и культуре. Усилилось отставание России от Западной Европы, вступившей в этот период в эпоху великих географических открытий и накопления капитала.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >