Идея саморазвития общества у Спенсера.

Понятие эволюции гораздо шире понятия органического развития. Можно быть эволюционистом в социологии, не признавая, что общественное развитие должно быть всецело формулировано в терминах органического развития. Мы не рассматриваем здесь того общего взгляда на эволюцию, который проникает собою все части синтетической философии Спенсера, и отмечаем только одну сторону в приложении этого взгляда к социологии. «Общественный организм» Спенсера развивается, так сказать, сам собою, как развивается всякий растительный или животный организм, как развивается язык или развивается право по учению исторической школы в юриспруденции. Это — evolution spontanee Конта, т. е. идея о том, что в развитии общества все совершается, так сказать, непреднамеренно, без усилий со стороны членов общества, без борьбы между ними, от исхода которой зависят победы и поражения разных общественных возможностей. Допустим даже, что общественная эволюция вполне подобна эволюции органической и что сознательные стремления и преднамеренные усилия членов общества отнюдь не влияют на закономерный ход этой эволюции. Но если бы даже это было и вполне справедливо, отсюда отнюдь не вытекало бы еще необходимости отождествлять общество с организмом. Некоторые последователи экономического материализма даже ставят в особую себе заслугу, что исповедуемая ими доктрина стоит на точке зрения саморазвития общества (evolution spontanee) и отрицает всякую «роль личности». Но такое понимание социальной эволюции соединяется у экономических материалистов с общей концепцией общества, которая далека от органического взгляда. С другой стороны, дарвинизм также представляет эволюцию как саморазвитие видов: перенесение этого взгляда на общество, приводя к чисто механическим объяснениям социальных перемен, и тут не требует отожествления общества с организмом. Но это еще вопрос, действительно ли общественная эволюция может быть объяснена без всякого участия элементов сознания, преднамеренности и целесообразной деятельности. Если в современной биологии мы наблюдаем возрождение учений, не удовлетворяющихся чисто механическим объяснением онтогенетического и филогенетического развития (т. е. развития отдельных организмов и развития целых видов), то разные «жизненные силы» и телеологические начала, к которым при этом прибегают, суть в конце концов одни гипотезы, тогда как психические факторы общественного развития, т. е. мысли, чувства и акты воли членов общества, являются, наоборот, уже настоящими реальностями. И если даже чисто механическое объяснение биологической эволюции совершенно верно, отсюда отнюдь не следует, чтобы мы должны были закрывать глаза на существование в социальной эволюции таких реальных явлений, каковы сознательность, преднамеренность, целесообразность в человеческой жизни. Одним словом, есть основание не отождествлять социальной эволюции с органическою, а если бы даже такое отождествление было вполне законно, оно не давало бы нам никакого права на то, чтобы отождествлять строение и отправления общества с строением и отправлениями организма. Сам Спенсер указал, в чем заключается существенная разница между обществом и организмом, и его мысли об этом предмете могут сделаться исходным пунктом для критики всяких органических аналогий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >