год

ДОКЛАД О БРЕСТ-ЛИТОВСКОМ МИРНОМ ДОГОВОРЕ НА IV ЧРЕЗВЫЧАЙНОМ ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ 14 марта 1918 г.

Товарищи, те чрезвычайно тяжелые условия мира, ратификация которого предлагается нынешнему собранию, были в буквальном смысле слова продиктованы нам германским империализмом в то время, когда русская армия была демобилизована и сама демобилизовалась и отступила, не оказывая никакого вооруженного сопротивления, В это время германская армия совершила вооруженное наступление на беззащитную Россию, и она совершила это наступление под лозунгом восстановления порядка. Ее выступлению предшествовало распространение листков, призывающих буржуазию оказывать поддержку приближающейся германской армии. Германская армия вступила при ликовании буржуазии, подготовлявшей ее наступление.

В этой обстановке, при невозможности оказания вооруженного сопротивления, германский ультиматум был принят ВЦИК, и тем не менее наступление германских войск продолжалось и после того, как наша делегация выехала в Брест-Литовск. Первым актом нашей делегации было — при занятии германскими войсками Пскова — требование приостановления дальнейшего наступления, и тем не менее наступление продолжалось. Нам было заявлено, что наступление будет продолжаться вплоть до того момента, когда мир будет подписан. В такой обстановке происходили так называемые переговоры в Брест-Литовске. В сущности, это не были переговоры, это было продиктование вооруженной силой условий мира одной стране, не имевшей возможности защищаться. Когда начались наши заседания в Бресте, наша делегация прежде всего потребовала сообщения всего материала всех изготовленных противной стороной проектов, и, после того как эти проекты были нам сообщены, мы знали, что нам предстоит. После этого, прежде всего на собрании представителей делегаций, председатель нашей делегации заявил, что мы будем подписывать мир, не обсуждая его, что мы отказываемся от всякого обсуждения, являющегося бесцельным в данной обстановке.

И действительно, какое могло быть обсуждение в то время, когда наступление германских войск продолжалось в беззащитную страну и когда переговоры могли создать лишь фикцию, иллюзию соглашения, лишь иллюзию того, будто мы можем иметь какое-либо влияние на исход переговоров, будто между народами России, Австрии и Германии происходит какое бы то ни было соглашение.

В момент подписания мира мы выступили с декларацией, в которой заявили, что при данных условиях, при тех неслыханных в истории насильственных действиях, которые к нам применялись, мы вынуждены мир подписать, но мы отказались от всякого его обсуждения.

Другая декларация была нами сделана специально по вопросу об отделении Батума, Карса и Ардагана, после того как Центр [альным] Исполн[ительным] Комитетом были приняты ультимативные условия мира германского правительства и его союзников; после того как мы прибыли в Брест-Литовск нам было предъявлено еще одно новое условие, ухудшавшее прежний ультиматум, а именно: отделение от России Карса, Батума и Ардагана, причем нам было сообщено, что это есть минимальное требование противоположной стороны. И поэтому кроме нашей общей декларации о подписании мира без обсуждения нами была сделана еще специальная декларация протеста по поводу нового условия, еще ухудшавшего навязанный нам ранее ультиматум.

Переходя к фактическому рассмотрению условий мира, я должен указать, что территории, на которые условия мира распространяются, разделяются на пять категорий. Первая категория — это есть территории, окончательно отходящие от российского верховенства, это есть территории, лежащие к западу от линии, намеченной еще при первых брестских переговорах, от линии, проходящей к северу от Риги, затем переходящей непосредственно к югу от Двинска и затем направляющейся на юг к западу от Вильно вплоть до Брест-Литовска. К западу от этой линии остается Курляндия и наибольшая часть Лифляндии, Литва и Польша. Эта территория окончательно отходит от верховенства России, причем ее будущее устройство будет определено германским и австро-венгерским правительствами в согласии с их населением. Эта крайне неопределенная фраза есть единственное, что осталось от фикции самоопределения, под флагом которой при первых брестских переговорах эти области отнимались.

Другая категория — это есть Карс, Ардаган и Батум. Относительно этих областей договор не высказывает ясно, что эти области от России отходят, — эти области очищаются от русских войск, Россия не будет вмешиваться в их новую организацию. Новый строй будет установлен в согласии с соседними государствами, в' особенности с Турцией. В данном случае аннексия имеет несколько более прикрытый вид, чем в первом случае, но сущность ее, разумеется, остается той же.

Третья категория — это есть Эстляндия и Лифляндия. Эстляндия и Лифляндия занимаются германской полицейской властью; полицейская власть — это не означает полицейских, это значит, что эти области могут быть заняты и армией, но армией в целях исполнения полицейских функций.

Эстляндия и Лифляндия занимаются германскими войсками в чисто полицейских целях, с целью установления общественного порядка, и будут занимаемы ими вплоть до того момента, когда так называемый общественный порядок будет обеспечен собственными учреждениями и государственный порядок будет восстановлен.

Следующая, чётвертая, категория — это есть местности, временно занятые германскими войсками. К востоку от черты, отделяющей указанные ранее местности, германские войска продвинулись вперед кое-где на значительные расстояния: занят Псков, например занят Двинск. Эти местности будут оккупированы германскими войсками до заключения всеобщего мира, до полной демобилизации русских войск.

> Пятая категория — это есть Украинаи Финляндия. В Финляндии и в Украине вмешательство Германии происходит под фикцией оказания помощи дружественному правительству. Германское правительство исходит из того якобы, что в Финляндии и на Украине имеются свои законные правительства, которые обратились к Германии за помощью. Условия, предъявленные нам, заключаются в том.

чтобы очистить Украину и Финляндию от наших войск и Красной гвардии и тем самым предоставить их на полное растерзание германским войскам. Относительно Украины имеется специальное постановление, что Россия обязуется заключить мир с Украинской Народной Республикой. Что такое Украинская Народная Республика? Это видно из дальнейшего. Россия обязуется признать мирный договор между этим государством и державами Четверного союза[1]. Но мирный трактат с державами Четверного союза был заключен именно буржуазной радой. Итак, очевидно, что мир, который Россия обязуется заключить, должен быть миром с буржуазной радой.

Кроме Финляндии должны быть очищены от русских войск также Аландские острова[2]. Аландские острова не должны быть укрепляемы; позднее это ограничение было отменено. Теперь это ограничение восстанавливается, и, кроме того, должно быть заключено соглашение об Аландских островах между Германией, Финляндией и Швецией. Германская печать указывает, что таким путем посредством всех этих постановлений создастся пояс, более или менее ясно принадлежащий Германии или находящийся под германским протекторатом или полупротекторатом, местностей, являющихся как бы оплотом против революционной «заразы», идущей с Востока. В дополнение к этому пункту специальный пункт трактата обязывает Россию прекратить революционную агитацию, направленную против держав Четверного союза или же учреждений, причем этот пункт имеет характер обоюдный: как та, так и другая сторона обязуются прекратить агитацию против правительства другой стороны и их государственных и военных учреждений. Затем специальное постановление обязывает Россию прекратить также агитацию против Финляндского правительства и против Украинского правительства.

В целях гарантирования дальнейшей безопасности Россия, во-первых, обязуется произвести полную демобилизацию своей армии, включая и вновь образованные войсковые части, т. е. Красную Армию. Но здесь идет речь о демобилизации, а не о расформировании, речь идет, таким образом, о переходе на мирное положение, но не о полном уничтожении армии. Что. касается флота, то военные суда России должны быть введены в русские гавани и оставлены там до всеобщего мира или немедленно разоружены. В такое же положение должны быть поставлены суда других держав, воюющих против Германии и ее союзников. Таким образом, доступ в Россию преграждается ее прежним союзникам морским путем. Таким образом, отменяется возможность России в,случае желания продолжать войну помогать прежним союзникам морским путем. К этому нужно прибавить, что так называемая нейтральная зона сохраняется на Ледовитом океане — и только на Ледовитом океане.

Имеется еще специальный пункт о Персии и об Афганистане, предусматривающий признание их полной независимости и неприкосновенности.

Обе стороны отказываются от всякой контрибуции, т. е. от возмещения военных расходов, и отказываются от возмещения только тех убытков, которые были произведены в зоне военных действий. Это означает, что те убытки, которые были произведены германской армией в местностях оккупированных, этому возмещению не подлежат, и, наоборот, убытки, связанные с войной и произведенные в тылу, возмещению подлежат. Эта статья, очевидно, выгодна для германского правительства и невыгодна для борющихся против Германии государств. К основному договору с четырьмя державами присоединены первые четыре дополнительных договора между Россией и каждым из четырех государств, до сих пор против нее борющихся. Дополнительные договоры по поводу восстановления правовых отношений и четыре приложения экономического содержания, заключающие в себе торговые договоры между Россией и ее четырьмя противниками. Что касается Дополнительных правовых договоров, то образцом для всех четырех договоров послужил трактат с Германией. Это есть до мельчайших деталей разработанный план восстановления правовых отношений после прекращения состояния войны. Я отмечу несколько наиболее существенных пунктов. Прежде всего восстанавливаются все имевшие силу до войны трактаты между Россией и Германией. Но в течение 6 месяцев после прекращения войны и Россия и Германия могут отказаться от всякого из прежних договоров, от которых они отказаться пожелают. Таким образом, сохранение договоров чисто номинальное. И та и другая сторона вполне свободны отказаться от всяких имевших ранее силу договоров. Наиболее важны в этом трактате две главы: о восстановлении частноправовых отношений и о вознаграждении за убытки, причиненные невоенными действиями.

Наиболее важны 2 статьи, которые имели в виду наше новое советское законодательство: статья, относящаяся к аннулированию государственных займов, и статья, относящаяся к экспроприации частной собственности в России. Что касается первой, то прежде всего постановляется, что все кредиторы восстанавливаются в своих правах, в том числе и держатели русских государственных займов — германские подданные. Они восстанавливаются в своих правах. Но это постановление не применяется по отношению к другой стороне, которая только после подписания мирного договора перешла к подданным другой страны. Это значит, что лишь те государственные ценности, которые до подписания трактата находятся в германских руках, должны быть оплачиваемы. Это значит, что германские подданные не могут приобретать русских госуд [арственных J ценностей во Франции, Англии и др[угих] странах после подписания мира и предъявлять их нам для оплаты. Как я сказал, мы не вели переговоров, но мы вначале ознакомились с тем материалом, который нам предлагался, и в порядке ознакомления мы выслушали толкования германских дипломатов. В частности, одно из руководящих лиц германского министерства иностранных дел в разговоре с нами, в частности со мной, истолковывая данную статью, указало, что Германией будут приняты немедленно меры, для того чтобы к оплате были предъявлены лишь те русские государственные] ценности, которые до сих пор находились в германских руках. При этом он указал, что, по подсчету германского правительства, в германских руках находится не более чем полмиллиарда русских государственных ценностей.

Г Другая статья относится к экспроприации земельной собственности, концессий, права собственности на недра земли и акций. Эта статья прежде всего имеет в виду ту экспроприацию германских земельных собственностей, которая была произведена еще при царском правительстве.

Однако и [в] ее нынешнем виде она целиком имеет в виду наше нынешнее советское законодательство. Она имеет в виду следующее: все имущественные права германских подданных вообще должны быть восстановлены, но это постановление не применяется, поскольку утверждаемое имущество перешло в руки государства или местных самоуправлений и остается в их обладании на основании законодательных актов, обязательных для всех обитателей страны и для всех имуществ одинакового рода. В этих случаях вознаграждение владельца определяется согласно указанной статье, т. е. особой комиссией. Итак, поскольку в России была произведена экспроприация частной собственности и поскольку этим затронуты интересы германских подданных, нам предоставляется возможность от них, так сказать, откупиться. При этом, опять в порядке толкования, нам было указано тем же самым автором этого проекта, что нам будет дана возможность откупиться сравнительно, по их мнению, скромной суммой, причем было названо 3 миллиарда.

Следующая глава посвящена обмену военнопленными, и в этой главе принято как раз предложение русской делегации, сделанное на первых брестских переговорах, а именно: германское правительство требовало, чтобы за содержание военнопленных было уплачено той страной, в которой эти военнопленные состоят подданными, другими словами, Россия должна бы уплатить колоссальную сумму, скрытую контрибуцию за содержание русских военнопленных в Германии. Русская делегация требовала, чтобы те военнопленные, которые работали, тем самым считались погасившими своей работой расходы по их содержанию. Это требование было сделано еще при первых брестских переговорах и было принято германским правительством и включено в окончательный текст мирного договора. Итак, Россия должна уплатить за содержание лишь тех военнопленных, которые в Германии не работали. Поскольку они работали на государство или на частных предпринимателей, они тем самым погасили издержки на их содержание.

В главе об амнистии заслуживает внимания следующее: не только дается амнистия военнопленным, бывшим на территории той и другой страны, но каждая страна обязуется амнистировать своих собственных граждан, бывших военнопленных другой стороны, поскольку на территории противника они могли участвовать в каких-либо работах, направленных против интересов их отечественного государства. Специальный пункт относится к обитателям тех местностей, которые отходят окончательно от верховенства России. По отношению к ним обе стороны — и Россия и Германия — освобождают их от наказания за их политическое и военное поведение до ратификации мирного трактата. Германия, однако, сохраняет за собой право в административном порядке содержать их в заключении, поскольку это необходимо, по ее мнению, для военной безопасности.

Я не буду касаться остальных постановлений, имеющих второстепенный характер, укажу только, что после подписания трактата через четыре месяца должна собраться комиссия для его дополнения и разрешения вытекающих из него вопросов. Вопрос о том, в какой форме должен быть поставлен вопрос о выкупе по отношению германских подданных, права которых нарушены, все это должно быть выработано в течение четырех месяцев после заключения мира.

Такой же дополнительный трактат заключен с Австро- Венгрией, Болгарией и Турцией, при этом, что касается Австро-Венгрии, то вопрос о держателях русского государственного займа постановлено оставить открытым и отложить до особого соглашения в будущем. В трактатах Болгарии и Турции этот вопрос не затрагивается совсем, и в отношении формы всех имущественных прав, как бы то ни было, кредит восстанавливается. В трактате с Турцией имеется несколько постановлений, специально относящихся к демобилизации на турецкой границе, причем на границе России не должно быть сконцентрировано русских войск и на всей территории Кавказа во все время продолжения мира не должно быть сконцентрировано более одной дивизии. Если необходимо сосредоточить большее количество войск, то предварительно испрашивается разрешение держав Четверного союза. Таким образом, демобилизация, которая в общей форме постановляется относительно других границ, на турецкой границе конкретизируется совершенно определенными постановлениями.

Четвертое экономическое положение в заключенном между Россией и ее бывшими противниками трактате — это так называемый провизориум. Это значит, что бывшие до сих пор торговые трактаты отменяются. Новые трактаты должны быть заключены после заключения всеобщего мира.

До этого момента и, безусловно, до конца 1919 г. наступает утверждение опредеаенных статей этого договора. Что касается Германии, то оставляются прежние торговые тарифы, прежние торговые договоры и регламент восстанавливается почти в том же виде, как раньше; но, кроме того, Россия и Германия в заключенных в этом трактате пунктах признают друг за другом права наиболее благо- приятствуемой державы, причем эти права наибольшего благоприятствования должны продолжаться во всяком случае до 1925 г., причем предупреждение о прекращении этих отношений должно быть сделано не позднее 31 декабря 1922 г. За все время действия наибольшего благоприятствования должен быть предоставлен беспошлинный вывоз из России леса и всякого рода руды. Почти такое же экономическое соглашение имеется и с Австро-Венгрией, причем восстановление прежних тарифов, действовавших между Россией и Австро-Венгрией, также предусмотрено. Что касается Болгарии и Турции, то экономическое соглашение сводится к признанию прав наиболее благоприятст- вуемых держав. Все остальные пункты имеют чисто второстепенный, частью технический характер. Вот содержание договора, который нас заставили подписать, приставив ко лбу пистолет. Кроме того, что я вам изложил, других пунктов, имеющих важное экономическое содержание, в договоре нет.

«Документы внешней политики СССР», т. I, Госполитиздат, 1957, стр. 666—673.

  • [1] Державы Четверного союза — Германия, Австро-Венгрия,Болгария и Турция.
  • [2] Аландские острова — группа островов в Балтийском мореу входа в Ботнический залив. До 1809 г. Аландские острова входили в состав Швеции. Послерусско-шведской войны по Фридрихсгамскому миру 1809 г. Швецияуступила их России. В 1920 г. по Юрьевскому мирному договоруСоветская республика уступила острова Финляндии.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >