ДОКЛАД О РУССКО-ГЕРМАНСКИХ ДОБАВОЧНЫХ ДОГОВОРАХ НА ЗАСЕДАНИИ ВЦИК 2 сентября 1918 г.

Заключение новых договоров между Германией и Россией требовалось для того, чтобы положить конец созданному Брестским договором неопределенному положению, открывавшему широкий простор политике захватов по отношению к России. Для временно оккупированных областей, лежащих к востоку от окончательно отошедших от России по Брестскому договору местностей, этот договор не только не устанавливал границы, но даже не предусматривал способа ее установления. Ничего не говорилось в нем и о границах Финляндии и Украины. В то же время он оставлял полную возможность путем фиктивных самоопределений отделять от России новые части, или создавая из них полусамостоятельные государственные единицы, как Грузия, или таким путем присоединяя новые местности к отошедшим от России областям. Ненормальным оставалось и государственно-правовое положение Эстляндии и Северной Лифляндии, занятых германской полицейской властью для установления в них государственного порядка.

К территориальным вопросам присоединялись также не разрешенные Брестским договором финансовые вопросы. За содержание русских военнопленных в Германии и за причиненные во время войны германским подданным в России и Германии, в Восточной Пруссии убытки Россия должна была уплатить Германии значительные суммы, размер которых и способ уплаты требовалось определить. Возможность наложения на нас таким путем контрибуции была неограниченной. Некоторые финансовые обязательства лежали и на Германии по отношению к России. Окончательный баланс должен был быть точно установлен.

Брестский договор предусматривал также заключение нового соглашения для урегулирования вопросов, вытекающих из аннулирования Россией государственных займов и из связанных с ее экономической политикой нарушений прав собственности. Из всех капиталистических государств, интересы которых нарушает антикапиталистическая политика Советского правительства, одна Германия была бы в состоянии непосредственным нападением положить конец этой политике и нам необходимо было гарантировать себя от этой опасности, уплачивая, так сказать, выкуп германскому капитализму.

Впервые предложение о том, чтобы Германия зафиксировала свои притязания, было нами сделано 26 апреля, когда германские войска без объяснения причин продвигались вперед в Курской и Воронежской губерниях, когда вдоль всей демаркационной линии с германской стороны совершались постоянные мелкие продвижения вперед, а финские войска вторгались в Мурманский край. В результате нашего предложения германское правительство изъявило согласие на новые переговоры и со своей стороны предложило нам точно определить вопросы, подлежащие при этом обсуждению. Данное нами перечисление вопросов легло в основание работы политической комиссии в Берлине и составило программу подписанного 27 августа Дополнительного договора. Одновременно работала в Берлине Финансово-правовая комиссия, выработавшая Финансовый и Частноправовой договоры, подписанные также 27 августа. Эти три договора подлежат ратификации Центральным Исполнительным Комитетом 2 сентября.

Политический договор [от] 27 августа требует установления демаркационных линий для всех занятых германскими войсками территорий с оставлением при этом нейтральной зоны между обоими фронтами.

Чрезвычайно важным для нас является обязательство Германии немедленно начать очищение временно оккупированных местностей. Территория, лежащая к востоку от Эстляндии и Лифляндии, очищается немедленно после установления их границы. Территория к востоку от Березины очищается по мере уплаты Россией требуемых от нее по Финансовому договору взносов, т. е. в ближайшие четыре месяца; об очищении же временно оккупированных местностей к западу от Березины будет заключено новое соглашение по мере исполнения Россией ее дальнейших финансовых обязательств.

Заявление о том, что Россия отказывается от государственного верховенства над Эстляндией и Лифляндией, является только констатацией фактического положения вещей, и это обстоятельство в Договоре 1от] 27 августа специально оговорено, так что с нашей стороны есть только признание голого факта. Тут же прибавлено, что судьба этих провинций будет определена по соглашению с их населением.

Для того чтобы Россия не была отрезана от моря, ей предоставляется свободный от таможенных сборов и от превышающих нормы провозных тарифов транзит на Ревень, Ригу и Виндаву и специальные районы порто-франко в этих приморских городах. Специальный договор должен дать возможность для России использовать водные силы Наровы для снабжения Петрограда электричеством.

Россия обязуется принять все возможные меры для изгнания военных сил держав Согласия из Северной России. Германия же гарантирует, что Финляндия не будет в это время нападать на Россию. Особо оговаривается гарантия Петрограда от такого нападения. После удаления держав Согласия из Северной России, гарантируется безопасность от подводных лодок русского каботажного плавания в пределах 3 миль от берега и парусного рыболовства в пределах 30 миль от берега.

Ввиду того, что применение метода фиктивных самоопределений к пограничным частям России могло бы всякое установление границы сделать иллюзорным, Договор [от] 27 августа заключает в себе специальное обязательство Германии не способствовать отделению от России новых самостоятельных государственных единиц, кроме тех, которые уже упомянуты в этом Договоре.

Статьи Договора, касающиеся юга России, содержат постановления как выгодные для Германии, так и более выгодные для России. Мы не признаем сами самостоятельность Грузии, но мы выражаем согласие на признание ее Германией. С другой стороны, бесповоротно за Россией оставляется Бакинский уезд, причем Германия будет стараться о том, чтобы третья держава — имеется в виду Турция — не перешла через пограничную линию этого уезда.

Надо заметить, что предательство буржуазии и соглашателей в Баку и приглашение ими англичан сильно затрудняют для нас наше положение при проведении в жизнь этой статьи.

Пока часть Донецкого бассейна, не отходящая к Украине, остается оккупированной Германией, нам гарантируется получение втрое большего количества тонн угля, чем мы будем доставлять Германии нефти из Баку, и вчетверо большее количество тонн угля, чем мы будем доставлять бензина; мы же обещаем доставлять Германии четверть добываемой нефти и во всяком случае не менее такого количества тонн, которое мы определим в специальном соглашении.

Железная дорога Ростов—Воронеж будет очищена Германией, как только мы этого потребуем, и по ней и по железной дороге Таганрог—Курск и Таганрог—Ростов допускается провоз наших товаров. Вообще же лежащие близ Черного моря области вне Кавказа будут очищены Германией после ратификации русско-украинского договора; если же к моменту всеобщего мира она не состоится, то местности, не упомянутые в украинском III универсале, будут очищены при всеобщем мире. Русские военные суда, находящиеся в германских руках, если Россия не уступит их Украине или Финляндии, поскольку эти суда захвачены после ратификации Мирного договора, признаются собственностью России и будут ей возвращены после всеобщего мира.

Другой договор касается финансовых обязательств России по отношению к Германии и способов уплаты по ним. После того, как общая сумма обязательств России была исчислена в 6 миллиардов марок, из которых 1 миллиард приходится на Украину, а на 27амиллиарда марок мы заключаем в Германии заем по 6 процентов, остальные 27s миллиарда марок уплачиваются следующим образом: 1V2 миллиарда золотом и ассигнациями в пять точно определенных сроков и 1 миллиард марок товарами или же вместо них германскими ассигнациями, или же золотом и русскими ассигнациями. Гарантией заключаемого нами займа служат как некоторые государственные доходы, которые еще будут определены, так и концессии, относительно которых состоится особое соглашение.

Этими выплатами покрываются как наши обязательства за причиненные немцам во время войны убытки и за содержание наших военнопленных в Германии, так и убытки, причиненные германским подданным нашим аграрным законодательством и национализацией или социализацией имущества германцев и аннулированием государственных займов. В покрываемые таким образом убытки включаются те, которые были причинены до 1 июля 1918 г., а за дальнейшие такие же убытки мы должны платить германцам немедленно полностью. Декрет 28 июня, провозгласивший национализацию громадного числа промышленных предприятий, подпадает под убытки, покрываемые этим Договором. Одновременно предусматривается возможность денационализации отнятого у немцев имущества; в таком случае они получат обратно свое имущество по той стоимости, какую им теперь уплатит германское правительство, хотя бы эта стоимость была значительно ниже действительной.

Для разрешения спорных вопросов при выдаче депозитов из банков создаются особые комиссии с нейтральными представителями, каковыми будут шведские консулы в Берлине, Москве и Петрограде. Депозиты будут выдаваться не заинтересованным лицам, а особому государственному комиссару, посылаемому каждой из сторон в пределы другой стороны. Вопрос о наследовании разрешен в том смысле, что налоги с наследства взимаются тем государством, к которому наследователь принадлежал.

Третий договор относится к разрешению частноправовых споров в связи с войной, касающихся уплаты по векселям и чекам валютных сделок, патентных прав, сроков давности и, наконец, третейских судов, в такого рода граж- данскоправовых и торговоправовых спорах.

Суммируя содержание договоров в целом, можно сказать, что они фиксируют дань, уплачиваемую нами за наше революционное законодательство, которое мы теперь можем свободно продолжать, и в то же время отчасти фиксируют и отчасти ограничивают результаты германского наступления на нас, которым Б реет-Литовский договор оставил широкую возможность дальнейшего проявления и в некоторых пунктах, в особенности в вопросе о начинающемся очищении нашей территории, эти договоры представляют для нас серьезное улучшение нашего положения.

«Документы внешней политики СССР», т. I, Госполитиздат, 1957, стр. 463—467.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >