Признание де-юре

Напрасно многие думают, что нам нужно какое-то возведение в международный чин. Международный чин нам не нужен. О ярлыке мы не думаем. Признание де-юре интересует нас только как технический и практический шаг, который дает нам облегчение наших экономических сношений. Но это облегчение нужно не только нам, оно нужно и нашему контрагенту, и напрасно теперь, например, в Англии Макдональд и другие, которые, может быть, завтра возьмут власть, воображают, что они сделают нам какую-то честь, если признают нас де-юре. Ничего подобного! Это признание как де-юре одинаково нужно как нам, так и им. Признание де-юре необходимо для развития техники нашей торговли. Торговля между Англией и союзными республиками необходима и Англии и нам. Действительно, почему так горячо реагировали в Англии избирательные собрания на все речи о признании Советской республики? Потому что они знают, они чувствуют, что для самой Англии наш рынок необходим, наше сырье необходимо.

Наша роль в мировом хозяйстве уже настолько ясно сказывается, что является серьезным политическим фактором. Этот политический фактор сказался теперь на последних выборах в Англии. Поэтому мы говорим: мы желаем признания де-юре, оно необходимо нам для технических и практических целей. Оно необходимо также и вам, и поэтому мы не Пойдем ни на какие уступки ради того, чтобы получить какие-то мнимые милости. Это не милость, это есть то, что нам необходимо обоим, и нам и вам.

Точно так же в тех переговорах, которые теперь ведутся у нас с Италией, мы горячо приветствуем соглашение с ней. Оно нам в высшей степени желательно, но оно желательно и самой Италии, и поэтому мы идем на экономические уступки, поскольку они нам дают экономические выгоды. Мы исходим из принципа (doutes). Мы не идем на покупку права признания нас де-юре, ибо мы не хотим какого-то международного чина. В наших переговорах с Италией мы дальше этого не пойдем: взаимные уступки ради взаимной выгоды.

Можно сказать, что мы ежечасно во всей нашей работе ощущаем решающее значение экономического фактора.

Экономический фактор в то же самое время является одним из решающих факторов нашей политической работы. Почему, например, с Германией нам удалось наладить такие прочные отношения, которые в недавний довольно тяжелый момент пережили все затруднения? Потому что они основаны на взаимной экономической необходимости.

Если теперь мы по отношению к Франции говорим, что мы принуждены сократить нашу экономическую работу в самой Франции, то это отнюдь не означает, что мы стремимся к бойкоту Франции или к ослаблению связи с ней. Наоборот, это есть опять-таки экономический фак- трр, который должен иметь своей целью ускорение того политического соглашения с Францией, которое является желательным и для нас и которое, надеюсь, будет достигнуто не в таком уже далеком будущем.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >