ИНТЕРВЬЮ МОСКОВСКОМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ АРГЕНТИНСКОЙ ГАЗЕТЫ «ЛА НАСЬОН» ХУЛИО АЛЬВАРЕСУ ДЕЛЬ ВАЙО 24 июня 1924 г.

«Мы были бы весьма удовлетворены возобновлением отношений с Аргентиной и со всеми странами Южной Америки. Инициатива любой южноамериканской страны в этом направлении встретила бы с нашей стороны взаимопонимание и поддержку», — заявил Г. В. Чичерин. Затем он добавил, что «возобновление отношений Аргентины с Советским Союзом отвечало бы интересам как Советского Союза, так и Аргентины».

На вопрос об отношении Советского Союза к Лиге наций Г. В. Чичерин прямо заявил, что «Советский Союз не может вступить в эту организацию до тех пор, пока не будут устранены два основных препятствия — политика диктата некоторых стран в Лиге наций, что находит свое отражение на принимаемых Советом Лиги решениях, и право применения санкций против одного из членов Лиги». *Ла насьон», 24 июня 1924 г.

НОВЫЕ ЭТАПЫ МИРОВЫХ АНТАГОНИЗМОВ

Ветер крепчает. Барометр показывает приближение бури. Давление атмосферы возрастает. В то время как везде говорят о мире и покое, в то время как подавляющее большинство человечества действительно жаждет мира и покоя, злой рок, или вернее историческая неизбежность, толкает человечество все дальше и дальше по пути обострения мировых конфликтов.

Как будто соединенные электрической проволокой, огни сразу вспыхивают на огромнейшем протяжении. Последняя неделя, даже последние дни были свидетелями почти одновременного вспыхивания больших и малых, всемирных и местных столкновений, восстаний, агрессивных выступлений империализма в целом ряде стран. Английская интервенция в Кантоне, столице китайского национального революционного движения, не остается изолированной. Только что поднялась и не успела спасть новая волна контрреволюционного восстания в Афганистане, поддерживаемого

М. М. Литвинов, Г. В. Чичерин, Л. М. Карахан. — 1923 г.

и руководимого английскими агентами. Только что английским агентам удалось на границе Советского Туркестана вооружить и поднять первобытное племя иомудов против политики центрального персидского правительства, планомерно стремящегося к превращению Персии в современное развитое государство, к европеизированию ее. В то же время поднимаются наипреданнейшие вассалы Англии — айсоры, остаток древнего народа ассирийцев, живущие в некоторых местностях Западной Персии и в некоторых восточных провинциях Турции. В главной цитадели английского влияния на Ближнем Востоке, среди курдов, феодальные вожди которых чуть ли не в большинстве своем получают подачки от Англии, одноврменно началось движение за так называемую независимость, т. е. на самом деле борьба против модернизирующейся Турции и модернизирующейся Персии. Это движение чуть ли не минута в минуту совпало с внезапным и планомерным взрывом бандитского движения в Западной Грузии, в то время как эскадра адмирала Битти курсирует по Черному морю и готова вмешаться, где это понадобится Англии.

Давно английская дипломатия не обнаруживала такой лихорадочной деятельности. Громадная армия английских агентов разнообразного типа как будто старается наперерыв показать, на что она способна. Главная сила английской дипломатии всегда заключалась не в тех декоративных фигурах, которые сидят в роскошных помещениях посольств и миссий и умеют ослеплять окружающих блеском своих должностей и престижем представляемой ими империи. Эти эффектные фигуры в значительной мере выполняют то, что им предписывается окружающими. Сила английской дипломатии в ее многочисленных агентах, в особенности в тех преисполненных предприимчивости, ловкости и авантюристского духа полковниках, которые в Аравии руководят враждующими царьками и князьками, в Персии двигают отсталыми племенами против центрального правительства, играют курдскими феодалами то против Персии, то против Турции, подстрекают одни азиатские племена против других, а также племена против центральных правительств, наводняют своими шпионами и другими агентами нашу Среднюю Азию, искусственно поддерживают и подталкивают бухарскую контрреволюцию, пробираются в глубину Тибета и на Дальний Восток, поднимают против китайского национального движения компрадорскую буржуазию, то есть ту, которая наживается на торговом посредничестве между великими державами и Китаем. Весь этот исторически сложившийся воинствующий средний слой английской дипломатической машины остался, как он есть, при правительстве рабочей партии, и он действует теперь с еще большей активностью, чем прежде.

Параллельно с постепенным разложением капиталистического мира растут его внутренние противоречия. Влияние безысходного мирового кризиса, рост активности широких масс в сильнейших государствах, постепенное ослабление и разложение недавно еще столь крепко сколоченного капиталистического общества, все это повело к тому, что на сцене появились рабочие или просто левые правительства. Правящей верхушке капиталистического общества выгоднее спрятаться за эти правительства промежуточного типа и действовать их руками. Но приход к власти представителей мелкой буржуазии и рабочей аристократии и бюрократии связывался с новыми лозунгами в политике, с компромиссными стремлениями и попытками во всех областях, с призывом к глубоко охватившей все народы потребности в успокоении, со всеми атрибутами так называемой «пацифистско-демократической эры». И что же, прошло только несколько месяцев, и по всему миру вспыхивают огни новых столкновений, восстаний и империалистических выступлений, чреватых серьезнейшими последствиями.

Перед нами еще одно противоречие капиталистического мира. Пацифистская демократическая эра ознаменовалась обострением конфликтов и новыми империалистическими агрессиями. Правительство английской рабочей партии[1] уже перещеголяло Керзона. Миролюбивые лозунги оказались преддверием к новым бурям.

Это противоречие коренится в самой природе, вещей. Начавшееся в форме великой войны разложение капиталистического мира выражается и в виде прихода к власти промежуточных политических групп и в виде быстрого развития освободительного движения колониальных народов. Империализм сначала пытается обмануть колониальные народы надеждами на воображаемые блага, которые принесут им рабочие или левые правительства, но блага эти не осуществляются. Поступательное движение проснувшихся к самостоятельной жизни колониальных народов продолжается, и руками тех же промежуточного типа правительств империализм прибегает снова и даже в повышенной степени к мерам непосредственного насилия и к кровавым репрессиям. Освобождающиеся народы развиваются, их государства усиливаются и крепнут, они ускользают из рук мировых поработителей. И вот против них пускаются в ход все средства, испытанные некогда, подновляются и совершенствуются, ведущаяся против них подпольная работа превращается в яркие взрывы. Правительство компромиссного типа треплется ветром, как поблекшая тряпочка, а исторически сложившаяся машина империалистического господства делает свое дело и даже усиленным темпом. Предъявил ли британский консул свой ультиматум Сун Ят-сену с ведома или без ведома Макдональда? Этот вопрос десятистепенный, лишенный какого бы то ни было значения, ибо Макдональд берет на себя ответственность за последствия этого ультиматума, за всю политику, выразившуюся в этом ультиматуме, за самый принцип подавления освободительного народного движения в Китае. Несмотря на все предостережения, правительство английской рабочей партии не ликвидировало агрессивных действий английского империализма против Афганистана, не остановило своих агентов, поднимающих первобытные племена против эмира-реформатора. Пусть Макдональд умывает руки при виде кровопролития в Аравии, бандитских выступлений в Грузии, попыток сорвать обновление персидского государства, — его ответственность нисколько от этого не уменьшается. В конечном счете приходится сказать, что именно рабочая партия, придя к власти в Англии, с большей беспощадностью и с меньшей разборчивостью в средствах, чем прежние правительства, проводит во всем мире политику железной пяты.

Два крупных исторических факта оказали особенно сильное влияние на развитие нынешних мировых событий. Во- первых, англо-советский договор, явившись для значительной части империалистических правящих сфер неожиданностью, вызвал со стороны последних сильнейшую реакцию. Они пытаются во что бы то ни стало сорвать налаживающиеся урегулированные отношения между Советским Союзом и капиталистическими державами. Налет воинствующего британского империализма на Сун Ят-сена, восстание в Афганистане, Персии, Турции, бандитское движение в Грузии и даже нападение вагабитов на короля Хуссейна, — все это прямо или косвенно направлено против Советского Союза и его международного положения. Противниками создания урегулированных отношений с Советским правительством руководит при этом тонкий расчет: чем больше они будут толкать правительство Макдональда к авантюрам и агрессиям, тем больше усиливается напряженное состояние между массами организованного рабочего класса Англии и находящимися у власти верхушками, тем больше шансов, что удастся свалить правительство Макдональда не на популярном во всех английских массах вопросе о советском договоре, но на каком-либо вопросе колониальной политики, создающем в случае новых выборов более благоприятное положение для буржуазных партий. Как раз в это время в английской печати ведется бешеная кампания против англо-советского договора и против его ратификации.

Значительную роль в этой кампании играет само министерство иностранных дел, официально подчиненное Макдональду, но фактически старающееся при всякой возможности проводить свою политику, идущую вразрез с решениями компромиссного правительства рабочей партии. Что именно в нынешней английской политике исходит от Макдональда и что исходит от его министерства, мы сказать не можем, но факт тот, что его министерство^систематически и упорно старается сорвать его политику, в особенности в вопросе о советском договоре. Нынешняя вакханалия агрессивного британского империализма не только направлена против Советского Союза, но имеет целью отчасти создание для английских буржуазных партий более благоприятного положения на случай свержения Макдональда и роспуска парламента, чем в случае падения Макдональда из-за советского договора.

Таким новым фактором, или вернее фактором мировой политики, является совершившееся теперь активное выступление Соединенных Штатов на всемирно-политической арене. Теория изоляции Америки отжила свой век. Соединенные Штаты перестали быть самодовлеющим государством. Американский капитал бросился в мировую политическую жизнь и в мировые авантюры. Американская дипломатия внезапно с чрезвычайной предприимчивостью вторглась в европейские отношения и заняла положение арбитра между Германией и Антантой. Англо-американский блок все больше встает как решающая сила в повсеместной колониальной политике. Американские агенты и американское золото стали и на Ближнем Востоке 'играть чрезвычайно важную роль. В особенности же американское правительство заинтересовалось задачами мирового империализма на Дальнем Востоке.

Советско-китайский договор создал на Дальнем Востоке новое положение. Несколько сот миллионов китайского народа почувствовали, что их положение в комбинации мировых’сил изменилось. С необычайной силой вспыхнуло в Китае всенародное движение против мирового империализма, эксплуатирующего и угнетающего Китай, мешающего созданию объединенного и централизованного китайского государства и всячески поддерживающего китайских милитаристов. Это основное препятствие на пути развития китайского народа. Рабоче-крестьянская же республика выступает рука об руку с освобождающимся китайским народом. И это происходит как раз в тот момент, когда американский капитал лихорадочно ищет для себя новых территорий, когда от прежней политики открытых дверей он переходит к политике вмешательства в китайские дела.

Вокруг Шанхая и в соседних провинциях возобновляется междоусобная война китайских генералов, действующих при помощи американского, английского или японского золота и оружия. А когда ими же поддерживаемые и подстрекаемые китайские милитаристы вступают в схватку между собою, это служит для держав поводом, чтобы посылать военные суда и высаживать свои войска на китайской территории.

Столицей освободительного народного движения в Китае является Кантон. Это территориальная база демократической национально-революционной партии гоминдан с ее испытанным вождем старым революционером Сун Ят-се- ном во главе. В это место империализм должен был прежде всего ударить. И эту задачу, задачу удушения освободительного движения, взяло на себя правительство Макдональда. Оно желает, чтобы в Китае при его помощи, так сказать его руками, воцарилась жестокая контрреволюция, точно так же, как с помощью правительства рабочей партии Англии держится в Болгарии правительство погромщика и палача Цанкова.

Эта политика английского правительства рабочей партии имеет свою логику и даже свою железную логику. Но долго ли будут это терпеть организованные рабочие массы Англии. Правительство промежуточного типа, компромиссная группировка, совершенно утратив этот компромиссный характер, тем самым лишается смысла своего существования. Мало того, оно дает наглядный урок беспочвенности этого компромиссного типа. Оно на деле показывает, что этим компромиссам в настоящий период истории нет места.

Освободительное движение Китая переживает тяжелые критические моменты. Будут ли английские рабочие массы бездействовать при этом зрелище и тем самым способствовать удушению китайских народных масс правительством своей же рабочей партии, — вот вопрос, на который мы ждем ответа. Так или иначе, мировые антагонизмы углубились. Новый исторический урок дан народам. Под флагом рабочих или левых правительств, мировой империализм вступил в полосу новых усиленных наступлений на своих противников.

«Правда* № 201, 5 сентября 1924 г

  • [1] Речь идет о лейбористском правительстве Макдональда.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >