Польша и Ближний Восток

Дальше имеется Польша, у которой очень часто объективные и субъективные элементы в смысле отношения к СССР расходятся.

Объективные причины толкают Польшу к тому, чтобы искать экономического сближения с нами, но субъективный элемент далеко не всегда идет в ногу с этими объективными условиями — и отсюда проистекает политика колебаний.

Народы Востока дают нам картину чрезвычайно быстрого усиления освободительного движения, усиления позиций национальных правительств.

Народы Ближнего Востока постепенно становятся на ноги, а Китай охвачен таким грандиозным народным движением против вмешательства империалистических держав, против угнетения, что с полным правом можно сказать, что в истории очень редко были такие факты, как китайское всенародное освободительное движение.

Вот та обстановка, в которой развивалась наша работа.

Англия и СССР

Я начну с Англии. Ни с одним государством мы не имеем так много столкновений, как с Англией. Поэтому-то и вопрос о том, чтобы сговориться с Англией, стоит перед нами чрезвычайно серьезно.

Я убежден, что это довольно скоро произойдет. Действительно, когда имеются постоянные столкновения, то надо или договориться, или воевать. Воевать мы не хотим, ибо наша политика — политика мира, да и сама Англия находится не в таком уже положении, чтобы не хотеть с нами договориться.

Политики, которые составляют в нынешнем английском парламенте большинство, толкают английское правительство против нас, но ведь они не одни на политической английской сцене. В конце концов англичанам вовсе не хочется — объективно не хочется — продолжать повсеместное состояние вражды.

Во всяком случае дело не за нами. Мы уже заявляли, что готовы идти на соглашение, готовы начать новые переговоры. Это мы заявляли, на этом стоим.

Политику нового консервативного министерства[1] в Англии можно разбить на несколько стадий. Первые два месяца министерства Болдуина представляют картину необычайной энергии в проведении резкой империалистической политики. Одновременно произошли поездка Чемберлена в Париж и Рим, чрезвычайно решительные шаги по отношению к Египту, чрезвычайно решительные ноты по отношению к персидскому правительству. Между прочим, вопрос о том, действительно ли Чемберлен поехал в Париж и Рим с целью создать единый фронт против нас, в сущности, разрешается в общеполитическом отношении всей совокупностью обстоятельств того момента. Во-первых, вся печать, в особенности английская и французская, говорила, что целью политики английского консервативного кабинета являлось создание единого фронта против Советской республики и объединение всех так называемых цивилизованных правительств для борьбы против коммунизма. В этом же смысле высказывался в известном интервью с представителями иностранной печати польский мининдел Скшинский, восхвалявший эту политику Чемберлена.

Конечно, были и другие вопросы. Разрешение этих других вопросов далеко не всегда было благополучно, и очень скоро произошло изменение политики великих держав. Однако та травля против коммунизма, травля против Советского правительства, которая как раз в момент поездки Чемберлена началась в английской и французской печати и отчасти в печати других стран, продолжалась довольно долго, принимая уже несколько другие формы.

Таким образом, первый период нового министерства был периодом резкой агрессивной политики.

  • [1] Речь идет о консервативном правительстве Англии, возглавлявшемся Болдуином; оно ноходилось у власти с ноября 1924 помай 1929 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >