Основные комбинации мировой политики

Всюду, куда бы мы ни посмотрели, какую бы частность нашей политики мы бы ни взяли, мы всюду наталкиваемся в конечном счете на основные комбинации мировой политики, т. е. на ту мировую политику великих держав, которые своими щупальцами проникают повсюду, которые действуют и в Польше, и в наших западных лимитрофах, и на всем протяжении Ближнего и Дальнего Востока. И здесь, в этих основных комбинациях мировой политики, мы усматриваем две категории комбинаций, две основных, можно сказать, противоположных, тенденции. Одна категория мировых комбинаций—это есть — с одного конца или с другого конца, с одного государства или с другого государства — создание единого фронта против нас. Я говорю не о поездках того или другого министра, опровергающего потом желание создать единый фронт. Я говорю об общих тенденциях, которые носятся в воздухе, о которых говорится в печати, о которых говорят политические деятели.

Комбинации другого разряда — стремления, вытекающие из антагонизмов великих держав и имеющие целью вовлечь нас в ту или другую комбинацию капиталистических государств. Например, во Франции в печати и в выступлениях государственных деятелей в период министерства Эррио выдвигалась, — конечно, не самим Эррио, — такая комбинация: Франция против Англии, то есть Франция, Россия вместе с Польшей и Японией против Англии, перетянувшей на свою сторону Германию. Вот одна из комбинаций, которые фигурировали за последнее время, причем фигурировали, конечно, и другие комбинации: Германия вместе с нами и т. д.

Во всей сложной политической обстановке, в которой нам приходится действовать с нашей политикой мира, создания мирных отношений на почве самоопределения народностей, нам приходится действовать среди этих двух категорий международных комбинаций: единый фронт против нас и попытки путем той или другой комбинации использовать нас на своей стороне.

Господствующая комбинация мировой политики — единый фронт против СССР

Надо сказать, однако, что за последнее время первая из этих категорий является господствующей. В политической обстановке за последнее время при усилении реакции в главнейших странах мира именно создание единого фронта является доминирующей темой. Когда в женевской печати, связанной с Лигой наций, последняя выдвигается как возможная база для создания против нас единого фронта, то это есть только продолжение комбинаций на ту тему, которая за последние шесть месяцев заполняет буквально всю печать господствующих держав всего мира.

Главная роль продолжает принадлежать Англии. Но Англия связана тесным блоком с Америкой. В том случае, когда задеты непосредственные интересы Северо-Американских Соединенных Штатов, они выступают с категорическими заявлениями, говоря повелительным тоном, как решающий фактор.

Чрезвычайно характерно в этом отношении первое выступление нового американского посла, только что приехавшего в Лондон, на состоявшемся после его приезда банкете. В своей речи он предостерегал государства Европы, что если они между собою не столкуются и будут нарушать налаженные отношения, то Соединенные Штаты Америки перестанут оказывать им какую бы то ни было помощь. И тут же он расшифровал, что под этими налаженными отношениями он подразумевает план Дауэса.

Таким образом, план Дауэса, который имеет своим результатом* непосредственное господство именно американского капитала больше, чем какого-либо другого в европейских отношениях, настолько интересует американское правительство, что оно угрожает европейским государствам, что если план Дауэса окажется в неблагоприятной обстановке, то Америка лишит европейские государства своей помощи, а так как золото после мировой войны главным образом сосредоточено в подвалах американских банков, так как Америка есть главный кредитор и главный возможный кредитор в будущем для всего мира, то совершенно ясно, что эта угроза финансового нажима может сыграть решающую роль в международных отношениях. Но если в некоторых основных вопросах, интересующих американский капитал, американская дипломатия выступает совершенно самостоятельно и выступает рашающим образом, то в других случаях, в повседневной международной жизни, где мелкие вопросы всех стран переплетаются и служат объектом разговоров, именно Англия и английская дипломатия являются наиболее активными и наиболее влиятельными.

Поэтому, когда мы ставим перед собою вопрос о нашем собственном положении, когда читаем в мировой печати о создании против нас единого фронта, когда мы спрашиваем себя, какую роль может сыграть то или другое государство, то нас, прежде всего, должно заинтересовать в этом отношении положение Англии. Но тут происходит нечто для нас не совсем ясное. Английский министр иностранных дел заявляет официально, что он не был автором, не является автором и не будет автором и инициатором каких бы то ни было планов единого фронта против нас. Тем не менее мы находим в мировой печати и в английской печати массу указаний на то, что английское влияние играет роль в создании обстановки всеобщей вражды против нас, в которой нам сейчас приходится работать.

Тут уже указывалось на ту депутацию консерваторов, которая обращалась к английскому правительству с требованием разрыва с нами. Консервативная печать сообщает, что английский министр иностранных дел будто бы заявил, что Англия одна не может взять на себя разрыва с Союзом ССР. Если эти слова верно переданы, это было бы намеком на то, что Англия могла бы идти на разрыв с нами в составе единого фронта. Если эти слова неверно переданы, это показывает, что влиятельные. консервативные круги, следовательно, круги, принадлежащие к той же партии, к которой принадлежит правительство, находят для себя важным поддержать обстановку единого фронта против нас.

Но, так или иначе, имеется ли налицо лишь одно течение консервативной партии, или же мы стоим перед возможностью правительственных действий в этом направлении, в обоих случаях приходится считаться с наличием чрезвычайно сильной тенденции в направлении создания единого фронта против нас. И надо сказать, что одно дело заверения, относящиеся к общему принципу бойкота или создания единого фронта против нас, другое дело фактическая политика. Мы могли бы выразить пожелание, чтобы в области фактической политики действия английского правительства в большей мере сообразовались с этими заверениями английского министра.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >