ОСТРОВ И МАТЕРИК

Опубликованная в «Известиях» 24 июня сводка отзывов французской печати об отношениях Франции с Германией и с СССР заключает в себе сообщение о крайне интересном выступлении журналиста Филуза на страницах «Сан филь». Филуз указывает, что будущий крупный конфликт возникнет не на Рейне, а скорее в Азии, где господствующее положение будет принадлежать СССР, владеющему путями сообщения, ведущими в Азию. Интересы Франции, по его словам, нигде не сталкиваются в Азии с интересами СССР. Ввиду этого он заявляет себя сторонником соглашения Франции с СССР, ибо такое соглашение обеспечит всеобщий мир, ключи к которому находятся не только на Рейне.

Эта статья ставит под новым углом зрения вопрос об азиатской политике Франции. Еще при Пуанкаре французская политика неоднократно стремилась стать на рельсы содействия национальным движениям в Турции и в некоторых других восточных государствах, но эти попытки всегда кончались зигзагами в противоположную сторону. Связанный по рукам и ногам своей политикой в Рурской области, Пуанкаре в решительные моменты всегда отступал перед Англией в своей азиатской политике и, так сказать, продавал Восток за Запад. Оказывая французскому правительству поддержку на Рейне и на Руре, Англия, таким образом, покупала себе поддержку Франции в Азии, или по крайней мере отказ Франции от политической линии содействия национальному движению в Турции. Спрашивается, что еще заставляет Францию идти в фарватере английской политики в Азии, после того как английское правительство совершенно изменило свою линию в Европе? Выступление Филуза показывает, что во Франции начинают приходить к убеждению в необходимости эмансипации французской политики от английского руководства на Востоке. Последствия этого могут быть чрезвычайно важными для всего дальнейшего развития мировых отношений.

Одновременно с этим нельзя не обратить внимание на появление в английской печати заявлений, указывающих на стремление некоторой части английских политических кругов к дальнейшему сближению с Германией, с очевидным намерением использовать Германию как орудие против СССР. Трехмесячный журнал «Роунд тэбль», известный орган британской имперской политики, объединяющий писателей, специализировавшихся на политических вопросах Британской империи, содержит в себе чрезвычайно любопытную статью «Кельн, гарантийный пакт и Лига наций». В этой статье доказывается, что для улажения европейских дел недостаточно заключить рейнский гарантийный пакт; основная европейская проблема заключается в том, как «восстановить для Германии то положение свободы и равноправия в Европе, которое является ее естественным правом». Границы в Восточной Европе есть «зыбкий песок», и вопрос о них может в любой момент быть поставлен с полной остротой событиями в России, в Балтийских государствах или в самой Польше. Вывод автора статьи: «Необходимо вооружить Германию». Совершенно в том же духе выражается известный консервативный писатель Гарван в «Обсервере».

Вся кампания гарантийного пакта была начата Англией в связи с желанием изолировать СССР, оторвать от него Германию, создать против него единый фронт, получить возможность при удобном случае возобновить против него систему блокады. Выдвигаемая теперь некоторой частью английских политических деятелей мысль о вооружении Германии является точно так же этапом по этому пути. Статья в «Роунд тэбль» ясно говорит о том, что вооружение Германии якобы необходимо на случаи событий в Восточной Европе.

Эти перспективы могут казаться весьма соблазнительными некоторым германским политическим деятелям; однако позволительно сомневаться, чтобы они попались на эту удочку. История показала, что роль исполнителя предначертаний британской политики на материке приносит с собой очень большое бремя и очень небольшую выгоду. Английская политика всегда стремилась к тому, чтобы иметь на материке преданного ей исполнителя, но этих исполнителей она всегда меняла с большой легкостью и выбрасывала. как выжатый лимон. Вопрос о тесном сближении с Англией неоднократно становился перед Бисмарком, но он тщательно избегал того, чтобы нарушить комбинации своей континентальной дипломатии ради прекрасных глаз островной империи. Бисмарк отлично понимал, что международное положение Германии определялось, прежде всего, континентальными политическими отношениями. Бисмарк сам рассказывает о том, что он ночей не спал, опасаясь соединения в одну коалицию Франции, России и Австрии против Германии, отлично сознавая, что такая коалиция могла бы нанести Германии смертельный удар, что бы при этом ни стала делать Англия. Континентальную безопасность Бисмарк ни в коем случае не был готов принести в жертву выгодам сближения с заморской Англией. Как бы ни были велики эти выгоды, они не могли перевешивать тех угроз для безопасности Германии, которые могли бы явиться результатом расшатывания германских континентальных отношений.

Нет сомнения, что нынешние германские государственные деятели не забывают об этом принципе германской политики. Участник Раппальского договора с германской стороны, Ратенау, наладив на твердом договорном основании отношения Германии с Советской республикой вслед затем старался о том, чтобы содействовать улучшению отношений между Советской республикой и Англией. Сближение с Англией для него непременно соединялось с прочной линией длительных дружественных отношений с Советской республикой, а не мыслилось отдельно от них. Ратенау точно так же понимал, что остаться без друзей на материке и опираться только на Англию значило бы для Германии повиснуть в воздухе.

Стремление английского правительства оторвать Германию от СССР и направить ее против последнего является одним из основных факторов международной политики настоящего момента. Это есть ключ к очень многим сложным и запутанным явлениям нынешних дипломатических отношений. Имеется, однако, достаточно признаков того, что германские политические деятели отказываются от такой опасной игры. Упорный отказ германского правительства от вступления в Лигу наций без оговорок, освобождающих Германию от участия в репрессивных актах против СССР, достаточно ярко показывает, что германское правительство ясно понимает серьезную опасность, таящуюся для нее в нынешней английской линии.

Несмотря на все демонстративные подчеркивания дружбы между Англией и Францией, в действительности следует признать, что между ними растут и углубляются расхождения. Сближение Германии с Англией значило бы для Германии, что единственной точкой опоры она будет иметь Англию, всегда готовую пожертвовать исполнителями своей политики на материке. Все, что мы знаем о нынешних настроениях берлинских сфер в этом вопросе, укрепляет нас в уверенности, что германское правительство не пожертвует своими дружественными отношениями с СССР.

Статья Филуза показывает, что французские политические деятели начинают тяготиться ролью секундантов при английском империализме в Азии. Есть достаточно оснований надеяться, что эту роль не захочет перенять Германия.

«Известия» № 146 (2479), 30 июня 1925 г.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >