ИНТЕРВЬЮ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ПЕЧАТИ ОБ ОТНОШЕНИИ СССР К СОБЫТИЯМ В КИТАЕ

2 июля 1925 г.

В некоторой части английской печати так же, как и в печати других стран, в связи с китайскими событиями, ведется ожесточенная кампания против нашего правительства. Эта кампания получила почти официальную санкцию через выступление министра по делам Индии лорда Биркенхеда по вопросу об отношениях между Англией и СССР. Лорд Биркенхед выразил сожаление о том, что британское правительство не имело случая обсуждать вместе с объединенной Европой вопрос о странном и угрожающем биче, известном под названием большевизма. Он сослался при этом на слова Чемберлена, заявившего, что беспорядки в Китае раздуваются агентами другого государства. Он далее предупредил, что момент наступит, когда английское правительство спросит себя, неужели оно беспомощно, находясь лицом к лицу с государством, имеющим дипломатическое представительство в Англии и тем не менее пытающимся путем неустанной подпольной работы во всем мире разрушать Британскую империю.

Я, как наркоминдел, не могу обойти молчанием это необычайное выступление члена другого правительства, с которым мы находимся в нормальных отношениях. Лорд Биркеихед фактически добивается разрыва Англией с нами дипломатических отношений. Его выступление является, таким образом, максимально агрессивным, оно сводится к требованию максимально враждебного шага по отношению к нам, далее которого имеется только война. Совершенно ясно, что лорд Биркенхед и иже с ним ищут повода для начатия конфликта, результатов которого нельзя предусмотреть. Выступление лорда Биркенхеда настолько серьезно, что я со своей стороны, как наркоминдел Советской Федерации, должен обратить самое серьезное внимание всех на те тяжелые последствия, которые были бы вызваны осуществлением угрозы лорда Биркенхеда. Мировой кризис, политический и экономический, и без того достаточно тяжел. Всеобщее политическое положение и без того достаточно напряжено. Пусть каждый сам себе представит, что получится в случае осуществления угрозы дипломатического разрыва между СССР и Англией. Я при этом имею в виду и интересы самой Англии, и, в частности, широких английских трудящихся масс. С одной стороны, всем известен рост в Англии безработицы. За две недели, с 25 мая по 8 июня, число безработных в Англии возросло на 104 тысячи. К 15 июня число безработных в Англии на 228 тысяч выше, чем год назад (1 280 тысяч человек против 1 052 тысяч в июне 1924 г.). Развивающийся в Англии промышленный кризис выражается в том, что торговый баланс в Англии грозит побить все рекорды в отношении пассивности. Англия стоит уже перед перспективой дефицитности платежного баланса С другой стороны, пусть все посмотрят на громадный и быстрый рост наших производительных сил и нашей внешней торговли. Наша страна будет помещать теперь в Англии гораздо больше заказов, чем раньше. Такова обстановка, при которой лорд Биркенхед требует прекращения отношений с нами. Всякому ясно, что это будет означать для широких масс английского народа.

Поводом для выставления этого требования послужили для лорда Биркенхеда китайские события. Жертва политического угнетения со стороны великих держав, жертва экономической эксплуатации со стороны капитала более развитых стран, жертва непосредственных проявлений жестокости со стороны находящихся в Китае представителей этих стран — китайский народ в форме массовых стачек, связанных с разнообразного типа политическими демонстрациями, поднялся против этого ига. Не кто иной, как один из самых выдающихся политиков Америки, сенатор Бора, заявил в ответ на резолюцию американской торговой палаты в Ханькоу: «В Китае не будет беспорядков, если иностранцы будут относится с уважением к правам китайского народа». Но некоторая наиболее крайняя часть английских консерваторов, и в том числе лорд Биркенхед, желая сохранить иностранное иго над китайским народом, ищет козла отпущения, имея в виду общественное мнение своих стран. Те обвинения, однако, которыми они осыпают наше правительство, являются лживыми с начала до конца.

Первое, в чем заинтересована Великобритания в своих отношениях с Китаем, есть развитие торговли между обеими странами. Я заявляю, что с нашей стороны не предпринято абсолютно ничего, что могло бы хотя сколько-нибудь вредить внешней торговле Китая и, в частности, торговле между Китаем и Англией. Наоборот, то разрешение стоящих перед Китаем вопросов, которое, по моему мнению, является наилучшим, а именно создание обновленного централизованного демократического Китая, независимого и свободного от каких-либо нарушений его суверенных прав, в наибольшей степени будет способствовать развитию торговли с Китаем других стран, и в частности Англии. Я не скрываю, что наше правительство и наша общественность сочувствуют борьбе китайского народа за достижение этой цели, то есть за полное свое освобождение и независимость и за создание у себя централизованного демократического строя, но сочувствие отнюдь не означает вмешательства во внутренние дела другого государства, и наша политика самым строгим и тщательным образом избегает всего, что могло бы быть истолковано, как такое вмешательство. Точно так же грубейшей ложью является утверждение, что будто бы наше правительство хочет создавать или поддерживать в Китае состояние хаоса. Как раз наоборот, наше правительство и наша общественность сочувствуют созданию в Китае демократического строя, который обеспечит китайскому народу возможность мирного развития, ничем не нарушаемого извне. Не кто иной, как империалистические державы, оказывают в Китае поддержку то одному, то другому генералу или генерал-губернатору, увековечивая таким образом в Китае междоусобицу и делая невозможным создание демократического строя. Как раз наше правительство считает, наоборот, торжество китайской демократии тем исходом, который будет наиболее полезным и целесообразным и с точки зрения отношения Китая к другим государствам.

Но если наше правительство сочувствует такому исходу, то основным его принципом по отношению к Китаю во всяком случае является полное и последовательное уважение к суверенным правам китайского народа и к суверенной власти Китайского государства. Я считаю совершенно исключенной для нашего правительства какую бы то ни было попытку разыгрывания роли покровителя по отношению к Китаю и вмешательства на стороне тех или других сил внутри Китая в их внутренней борьбе. Китайский народ является господином своей судьбы и должен таковым являться — вот наш основной принцип, и по отношению к Китаю точно так же, как и по отношению ко всякому другому народу, мы в полной мере применяем тот же принцип. Китайский народ никогда не давал лорду Биркенхеду мандата принимать за него решения относительно того, как он должен собой управлять. Разве Китай формально является колонией, а не самостоятельной страной? Разве у Китая нет своего правительства? На каком основании лорд Бир- кенхед принимает решение за китайский народ и китайское правительство? В период признания отеческой власти отец распоряжался своими детьми и принимал за них решение. На каком основании лорд Биркенхед поступает таким же образом по отношению к китайскому народу? Что сказал бы лорд Биркенхед, если бы член другого правительства стал таким же образом распоряжаться судьбами Англии? Китайский народ имеет право сам определять свою судьбу. Если он хочет так или иначе оформлять свои политические или экономические отношения, это его дело, и решает его воля. Китайским народом может распоряжаться только сам китайский народ.

Не менее абсурдным, чем обвинение нас в стремлении создать в Китае хаос, является другое обвинение, что будто бы наше правительство или наши агенты стараются развивать в Китае движение против всех иностранцев вообще. Интернационалистская программа той партии, которая у нас стоит у власти, служит достаточной порукой тому, что наше правительство или его агенты никогда не будут ставить себе целью возбуждение в одном народе ненависти против всех других народов. Мы относимся, наоборот, самым сочувственным образом к развитию в Китае прогрессивных начал, производительных сил и к тесному единению китайского народа со всеми другим народами.

Лорд Биркенхед идет дальше и обвиняет наше правительство в том, что оно будто бы стремится разрушить Британскую империю и что оно будто бы поддерживает повсеместно движение, являющееся бичом для всего человечества. Почему же г-н министр забывает сказать, что с самого первого момента вступления нашего правительства в фактические отношения с Великобританией не кто иной, как наше правительство, неустанно и повторно предлагало английскому правительству рассмотрение всех спорных вопросов, разделяющих нас, с целью выработки соглашения в интересах обеих сторон. В прошлом году было уже налажено соглашение между нашими правительствами по некоторым из наиболее серьезных спорных вопросов между нами, и лорд Биркенхед не может упрекать никого, кроме своего собственного правительства, в том, что эта попытка ничем не кончилась. В результате дезавуирования нынешним английским правительством этого соглашения лорд Биркенхед и иже с ним пытаются приписать нашему правительству какие-то агрессивные намерения в мировых отношениях. Наше правительство якобы пытается разрушить Британскую империю. Но пусть вспомнит лорд Биркенхед, что не только наше правительство было инициатором всех попыток соглашения с Англией, но что попытки угрожать внешней безопасности нашего государства исходят как раз от великих держав. Дружественные отношения, создающиеся между СССР и государствами Востока и упрочивающиеся все более с каждым днем, являются результатом проведения в жизнь нашим правительством принципа национального самоопределения, который мы еще в большей степени проводим в нашем собственном государстве. Во всяком случае, соглашение с Англией у нас уже налаживалось, и оно не нами было ликвидировано. Я неоднократно заявлял, что наше правительство с полной готовностью пойдет на соглашение со всяким государством в целях упрочения всеобщего мира и в целях улажен и я мирных отношений. Это является наилучшим опровержением тех лживых и клеветнических нападок на наше правительство, связанных с китайскими событиями, которые в настоящее время проникают в значительную часть иностранной печати.

«Известия» № 148(2481), 2 июля 1925 г.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >