ОТНОШЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА СССР К ПАКТУ КЕЛЛОГА Интервью представителям печати

5 августа 1928 г,

Так называемый пакт Келлога, или, точнее, многосторонний договор о запрещении войны как орудия национальной политики стоит в центре внимания дипломатической среды всех стран с декабря прошлого года. За все это время происходил оживленный обмен мнений между державами по поводу выработки этого пакта, но державы не подумали о приглашении СССР к участию в этих переговорах. Очевидно, руководящие правительства, ведшие эти переговоры, не могли не подумать о том, не пригласить ли СССР к участию в них, и если они этого не сделали, они имели к тому основания, вполне достаточные с их точки зрения.

Это обстоятельство не может не подчеркивать того, какова действительная цель заключения так называемого пакта Келлога.

Устранение Советского правительства из числа участников этих переговоров наводит нас, прежде всего, на мысль, что в действительные цели инициаторов этого пакта, очевидно, входило и входит стремление сделать из него орудие изоляции и борьбы против СССР. Переговоры по заключению так называемого пакта Келлога, очевидно, являются составной частью политики окружения СССР, стоящего в данный момент в центре мировых международных отношений. Я позволю себе напомнить, что по возвращении с декабрьской сессии подготовительной комиссии по разоружению наш делегат М. Литвинов дал в своем докладе краткий анализ предложения Келлога о заключении пакта и блестяще доказал, что запрещение войны как орудия национальной политики есть иносказательное выражение для подготовки войны как орудия мировой контрреволюции. Действительная задача пакта Келлога становится еще понятнее при свете тех французских оговорок, которые были изложены американским правительством в ноте 23 июня при рассылке державам инициаторам пакта второй редакции последнего. Американское правительство подчеркнуло, что эта вторая редакция имеет целью дать выражение французским требованиям. В своем ответе на эту ноту французское правительство еще откровеннее подчеркнуло, что пакт Келлога имеет целью предохранить существующие международные договорные отношения, но в менее яркой форме эта мысль была высказана и американским правительством при рассылке второй редакции пакта. Французское правительство противополагает войну, имеющую целью проведение национальной политики, войне, имеющей целью увековечить существующие договорные отношения заинтересованных наций. Первая, по мнению французского правительства, заключается в том, что данное правительство действует само от себя, независимо от существующих отношений с другими государствами. Вторая означает, что государства ведут войну для обеспечения существующих договорных отношений. Именно поэтому договоры Франции с Польшей и Румынией оказываются такими, которые входят в состав общей системы нынешних договорных отношений, так что вытекающая из них война не есть война как орудие национальной политики, а война для увековечения существующих мирных и дружественных отношений между участниками пакта. Когда американское правительство, рассылая 23 июня вторую редакцию пакта державам-инициаторам, указало, что эта вторая редакция осуществляет французские требования, оно не ошиблось: в пакте, действительно, сказано, что участники договора отказываются от войны как орудия национальной политики стой целью, чтобы увековечить существующие мирные и дружественные отношения между их народами. Американское правительство в сопровождающей ноте 23 июня подробно объясняет, что как устав Лиги наций, так и Локарнские соглашения, а также договоры Франции с рядом держав подпадают под упоминаемые в пакте Келлога отношения. Этим ясно доказывается, что пакт Келлога есть составная часть подготовки войны против СССР. То же касается и английской оговорки о том, что защита целого ряда территорий в разных пунктах земного шара необходима для безопасности Британской империи и что Англия присоединяется к пакту Келлога лишь при условии точного установления того факта, что она сохраняет свободу действий в отношении защиты этих территорий.

В своей ноте 23 июня американское правительство упоминает об ответах английского и других правительств и доказывает, что никакие сделанные теми или другими правительствами оговорки не противоречат второй редакции пакта. Мало того, американское правительство утверждает, что пакт вполне обеспечивает законные интересы всех участников. Американское правительство идет еще дальше и заявляет, что каждая нация во всякий момент, не обращая внимания на постановления договоров, имеет право решить, требуют ли обстоятельства от нее, чтобы она прибегла к войне с целью законной обороны, и если эта нация борется за благое дело, весь мир будет этому рукоплескать.

Ни одна из держав — инициаторов пакта — не возражала против этих уточнений смысла пакта. Ни одна из них не стала их оспаривать. По моему мнению, всякому должно быть ясно, что острие всей этой дипломатической акции руководящих западных держав направлено против СССР.

За последнее время в международной обстановке произошли по отношению к пакту Келлога некоторые новые факты. Значительная часть германской прессы повела кампанию за приглашение СССР к участию в нем. Некоторые либеральные английские газеты, как «Дейли ньюс», и некоторые левые французские газеты, а также часть американской прессы стали высказываться в том же смысле. Нашедшая в этих газетах выражение часть общественного мнения стала ставить вопрос, не возможно ли участие СССР в пакте Келлога и не согласится ли СССР на участие в нем.

Я должен на это ответить, что теперь еще не поздно. Пакт еще не подписан. Переговоры с СССР по поводу его содержания еще могут иметь место. Хотя так называемые державы — инициаторы пакта — между собой уже сговорились, но, если бы они действительно хотели сделать из пакта нечто иное, а не орудие подготовки войны против СССР, они имели бы полную возможность вступить с Советским правительством в переговоры. И желание или нежелание вести об этом переговоры с СССР будет служить доказательством того, что именно служит их действительной целью — мир или подготовка войны. Я могу заявить, что наше правительство готово принять участие в этих переговорах. От содержания этих переговоров будет зависеть их исход, но Советское правительство считает, что возможность подписания пакта Келлога для него не исключена. В настоящее время наше правительство не получило ни приглашения к участию в этих переговорах, ни самого текста предлагаемого многостороннего договора, ни предложений и оговорок, внесенных к этому проекту другими державами. Лишь при условии получения нами официальной документации мы можем принять участие в этих переговорах и в случае их благоприятного завершения принять участие также и в подписании пакта.

Положить конец войнам — это одна из основных целей политики Советского Союза. Наше правительство стремится в своей политике к тому, чтобы устранить возможность каких бы то ни было войн. Каковы бы ни были в будущем объективные результаты войн, основная цель политики нашего правительства заключается в предотвращении всяких войн. В числе других войн мы стремимся устранить также и те, которые служат орудием национальной политики. Наше правительство поэтому вполне согласно с тем, что необходимо сделать все, чтобы исключить возможность войн, служащих орудием национальной или империалистической политики, но оно находит это предполагаемое воспрещение их актом недостаточным. Наша пресса много сделала, чтобы разъяснить истинный смысл пакта Келлога. Критика пакта Келлога в наших глазах необходима, и в случае нашего участия в этих переговорах мы предложили бы необходимые с нашей точки зрения изменения в этом пакте. Наше правительство констатирует, что сам по себе недостаточный пакт еще больше обесценивается оговорками, сделанными Францией и Англией и предоставляющими право каждому участнику истолковывать пакт в духе его собственной национальной или империалистической политики. Наше правительство в особенности подчеркивает, что пакт Келлога обесценивается больше всего тем обстоятельством, что он не сопровождается обязательством по вопросу о разоружении. Еще во время сессии подготовительной комиссии по разоружению об этом заявил наш делегат в этой комиссии М. Литвинов.

Основная цель международной политики Советского Союза есть сохранение мира. Предложение нашего правительства о разоружении служит ярким проявлением этой политики. Наше правительство не может не стремиться воспользоваться и американским проектом пакта для того, чтобы дальше идти по пути борьбы за сохранение всеобщего мира. Мы не скрываем от себя, что положение, занятое наиболее влиятельной частью прессы Англии, Франции и САСШ в этом вопросе, оставляет нам мало надежды на возможность участия в этих переговорах. Наше правительство считает глубоко ненормальным то обстоятельство, что эти переговоры протекают без его участия. Если же оно будет к ним привлечено, то в таком случае, повторяю, возможность участия нашего правительства в подписании пакта Келлога не исключена.

«Известия» № 181(3415), 5 августа 1928 г.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ