Н. Зибер: "философия истории капиталистической эпохи"

Николай Иванович Зибер (1844 1888) был вынужден оставить профессуру в Киевском университете в знак протеста против стеснения академических свобод. Он уехал в 1875 г. в Швейцарию, но продолжал активно сотрудничать в легальных русских журналах, в том числе и в "Отечественных записках". В беседе с Михайловским Зибер бросил фразу, ставшую уже после его смерти крылатой: "Пока мужик не выварится в фабричном котле, ничего у нас путного не будет".

В своих работах Зибер обосновывал два принципиальных положения:

  • 1) наличие общинно-коллективного хозяйства у всех народов на разных стадиях развития и неизбежное разложение общины под воздействием прогрессирующего разделения труда;
  • 2) стадии капиталистического способа производства суть естественные фазы, которые сменяют одна другую "в силу необходимого и неизбежного закона внутреннего развития общества", поэтому "невозможно перескочить из ремесла, помимо мануфактуры, в фабрику".

Анализируя российские кустарные промыслы, Зибер заключил, что они не могут быть общинной альтернативой капиталистическому машинному производству, поскольку являются разновидностью мануфактуры. Анализ К. Марксом в 1-м томе "Капитала" 3 стадий производства относительной прибавочной ценности (простая кооперация - мануфактура - фабрика) Зибер оценивал как "философию истории капиталистической эпохи в ее целом", из которой следует, что России не избежать экономических перемен, однотипных с произошедшими на Западе. Ее ждет вытеснение мелкого земледелия крупным и поглощение кустарной промышленности фабрикой.

Эти выводы были углублены в двух фундаментальных марксистских монографиях 1890-х гг. - "Русская фабрика" (1898) М. И. Туган-Барановского и "Развитие капитализма в России" (1899) Вл. Ильина (Ульянова-Ленина).

Кустарничество - разновидность рассеянной мануфактуры

Работы Туган-Барановского и Ильина были посвящены обоснованию взгляда на русские кустарные промыслы как на разновидность надомной капиталистической промышленности, которую еще французские просветители-энциклопедисты противопоставили как рассеянную мануфактуру - централизованной мануфактуре.

Туган-Барановский, обобщив обильный фактический материал о взаимоотношении крупной и мелкой промышленности в истории России, показал, что расцвету кустарничества способствовали не старинные промыслы, возникшие из домашнего производства, а новые промыслы, развившиеся благодаря насаждению государством со времен Петра I фабрик и крупных мастерских, ставших школами промышленной культуры. Набираясь опыта на крупных предприятиях, мастеровитые люди с даром предпринимательства заводили у себя в селах промышленные станы; "фабрики раздробились в кустарную промышленность". По так было, лишь пока крупная промышленность была основана на ручном и крепостном труде. С возникновением машинного фабричного производства кустарная продукция стала утрачивать конкурентоспособность относительно фабричных изделий; кустари - терять прежнюю промысловую самостоятельность и превращаться в наемных рабочих на дому.

Ильин критиковал народников за изображение кулака-перекупщика внешней фигурой по отношению к общинному крестьянству-кустарничеству и настаивал на существовании "закона параллельного разложения мелких производителей в промышленности и в земледелии". Разложение общины "высачивает" из крестьян предпринимателей и кулаков: "что такое кулак, как не кустарь с капиталом?" Ильин отмечал в кустарной промышленности тот же процесс "уродования частичного рабочего", который был описан Марксом при анализе мануфактуры - появление детальщиков-кустарей, "виртуозов и калек разделения труда".

Книга Ильина имела подзаголовок "Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности". Оспаривая вывод народников о невозможности развития капитализма в России ввиду узости внутреннего рынка, Ильин выдвинул два главных контраргумента:

  • 1) особенность капиталистического развития общественных производительных сил состоит в том, что рост средств производства (производительного потребления) "далеко обгоняет рост личного потребления";
  • 2) расслоение деревни на верхний зажиточно-кулацкий слой и бедняцко-батрацкую, закабаленную ростовщичеством массу расширяет внутренний рынок вещественных элементов постоянного и переменного капитала - средств производства для богатых и средств существования для обезземеленных крестьян. Таким образом, обеспечиваются условия для перехода к фабричной стадии капитализма.

П. Струве: "пойдем на выучку к капитализму"

К. Маркс и Ф. Энгельс резко дистанцировались от доктрин Ф. Листа и германской исторической школы. Напротив, среди российских последователей марксизма обозначилась тенденция к сглаживанию противоречий между разными интерпретациями историзма в политэкономии. Наиболее ярко ее выразил Петр Бернгардович Струве (1870-1944), определявший свое мировоззрение как "национал-либерализм". Струве считал, что историко-материалистическая концепция Маркса призвана дать в России то "научное объяснение и условно-историческое оправдание капитализма", которое было дано на Западе классической школой, и вполне совместима с концепцией "национальной ассоциации производительных сил" Листа как обоснованием необходимости перехода "земледельческого государства" в земледельческо-промышленно-торговое состояние. Именно Струве выступил застрельщиком критики народничества, завершив свою книгу "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России" (1894) провоцирующей фразой: "Признаем нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму". В духе не только "Национальной системы политической экономии" Ф. Листа, но и экономической политики царского министра финансов С. Ю. Витте Струве особо подчеркивал фактор железнодорожного строительства и ехидно писал, что в России обнаруживается "превосходство железных дорог как фактора экономической эволюции над критически мыслящей интеллигенцией и даже - увы! - над общиной".

Но Струве не ограничился насмешливой критикой концепции "народного производства", заметив, что "идиллия земледельческого государства разрушается под свист локомотива". В рецензии на "Русскую фабрику" своего ближайшего идейного союзника Туган-Барановского Струве ввел для ретроспективной характеристики особенностей российской промышленности понятие децентрализованного товарного производства. При бедности основной массы населения, господстве натурального хозяйства и слабом развитии городов в России промышленность не могла опираться на развитые местные рынки. Но громадная территория и оптовые ремесла обеспечили внушительный простор для деятельности торгового капитала, вторгавшегося в юридически и культурно безоружную перед ним среду. В России не было корпоративного ремесленного права, долгое время ограничивавшего свободу предпринимательства на Западе; и "в тот момент, когда мы столкнулись с интенсивной, несущейся с Запада капиталистической культурой, мы менее, чем какой-либо другой народ... располагали антикапиталистическими традициями в области промышленности". Технически отсталое децентрализованное товарное производство экономически было более выигрышно в приближении к капитализму, чем высококультурное западное ремесло: "царила идеальная манчестерская свобода, при крепостном праве полное Laissez faire, смягченное высоким помещичьим оброком и чиновничьими взятками".

Агитация Струве за "выучку у капитализма" не только снискала ему популярность в кругах "неомарксистов", но и получила одобрение академика Ивана Ивановича Янжула (1845-1914), который считался в России виднейшим последователем германской исторической школы в политэкономии. Дебаты народников и "неомарксистов" в России совпали с поворотным пунктом в развитии этой школы: переходом от сугубо фактографических историко-хозяйственных монографий к широким стадиальным обобщениям.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >